Непрестольное предложение принцу Чарльзу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Те люди, которые придумали все это, тщательно спрогнозировали реакцию газет. Что бы ни писалось и ни говорилось сейчас, все это играет против принца Чарльза"

© "Коммерсант-Власть", origindate::18.11.2003

Непрестольное предложение

Вячеслав Белаш

Converted 15475.jpg

Сэр Майкл Пит (на фото слева) опроверг слухи о бисексуальности принца Чарльза раньше, чем они стали распространяться (слева от принца — Камилла Паркер-Боулз, на фото справа — слуга Майкл Фосетт) 

К дню своего рождения принц Чарльз, наследник британского престола, получил самый чудовищный скандал, который когда-либо поражал британскую королевскую семью. Благодаря усилиям психопата-алкоголика, королевы Елизаветы II и пресс-секретаря самого принца весь мир обсуждает сексуальные пристрастия человека. Которого очень многие не хотели бы видеть следующим британским королем.

Почти 355 лет назад англичане, не желавшие, чтобы Карл Стюарт был их королем, прибегли к радикальному средству: по приговору парламента в январе 1649 года Карл I был обезглавлен. Сейчас времена изменились. Средством, к которому прибегли те, кто не желает видеть королем Чарльза Виндзора, стали слухи и сплетни. В XXI веке они оказались не менее эффективными, чем топор палача.

Жертва

Чарльз Виндзор, которому 14 ноября исполнилось 55 лет, всегда считался человеком, совершенно не подходящим для роли, которая уготована ему с рождения. Отец, принц Филип, презирал его за «немужское» поведение — с детства Чарльз предпочитал чтение спорту. Мать, королева Елизавета II, если и имела свое мнение по этому поводу, никогда его вслух не высказывала. Единственной, кто по-настоящему любил Чарльза, была его бабка Елизавета, королева-мать.

Всеобщая нелюбовь к Чарльзу пришла после того, как начал рушиться его брак с принцессой Дианой. Газеты рисовали, а публика пересказывала портрет холодного зануды, который превратил жизнь очаровательной принцессы в настоящий ад. Когда к этому добавились слухи о том, что Чарльз изменяет Диане, общественное мнение и вовсе отвернулось от него.

После того как Чарльз и Диана разошлись и принц открыто признал свою связь с Камиллой Паркер-Боулз (см. «Власть» № 43 за 1998 год), о том, что принц не подходит на роль короля, начали говорить открыто.

До открытых призывов к Чарльзу отказаться от прав на престол, конечно, не доходило. Зато в газетах регулярно появлялись статьи, в которых рассказывалось, что королева Елизавета могла бы отречься от престола, но не в пользу сына, а в пользу внука, принца Уильяма, второго в череде престолонаследников. Эти статьи немедленно подхватывались аналитиками, которые подробно рассказывали о кризисе доверия к королевской семье и выносили вердикт: монархию можно сохранить, только если следующим королем станет принц Уильям.

Летом этого года принцу Уильяму, сыну Чарльза и Дианы, исполнился 21 год. С совершеннолетием принца связывали надежды очень многие: незадолго до этого события в газетах появилась информация о том, что Чарльз намерен все-таки уступить свое место сыну. Чарльз делал вид, что намека не понял. Устав ждать, его противники начали атаку. В качестве оружия была выбрана сплетня, которую невозможно подтвердить или опровергнуть.

Исполнитель

Джорджа Смита невозможно назвать свидетелем, достойным доверия. Однако на роль палача Чарльза Виндзора он вполне годится. В 1984 году военнослужащий полка Королевских валлийских гвардейцев был отправлен в распоряжение двора принца Чарльза. Для Смита это было что-то вроде почетной пенсии: он участвовал в Фолклендской кампании 1982 года, был на транспорте Sir Galahad, когда корабль был расстрелян аргентинскими истребителями, и так и не смог восстановить психику после окончания войны. В штате принца и принцессы Уэльских Смит зарекомендовал себя с хорошей стороны и в 1989 году был уволен из армии и перешел на постоянную работу. Круг его обязанностей соответствовал его статусу в иерархии дворцовых слуг: он сопровождал хозяев в зарубежных поездках, таскал их чемоданы, иногда подменял водителя. Подняться по служебной лестнице ему не удалось: его психическая болезнь прогрессировала, чему немало способствовало и пристрастие к алкоголю. В 1995 году от него ушла жена. Это стало последней каплей. Джордж, по словам знавших его людей, стал неуправляемым. Он постоянно говорил о том, что его преследуют, о зависти коллег, которые мешают ему жить. Несколько раз он даже вызывал полицию, утверждая, что на него совершено покушение. Полиция не нашла никаких подтверждений его словам. После одного из таких инцидентов, история о котором попала в газеты, помощники посоветовали Чарльзу уволить Смита. Ему было выплачено щедрое выходное пособие, а принц добился того, чтобы Смита поместили в одну из лучших психиатрических клиник Британии. За счет принца, разумеется.

Широкая публика узнала о Смите год назад, когда он начал рассказывать всем о том, что во время работы у принца Чарльза его дважды насиловал «один из самых высокопоставленных сотрудников принца Уэльского». По слова самого Смита, об инцидентах было известно многим. Первой была покойная принцесса Диана. Она однажды приехала к Смиту в клинику и долго разговаривала с ним о его проблемах. Когда Смит решился рассказать ей о том, что дважды становился жертвой насилия, Диана немедленно включила диктофон и все записала. Затем, по словам Смита, принцесса все рассказала мужу, однако тот никак не отреагировал на жуткие обвинения.

Заявление Смита вызвало скандал. Букингемский дворец и полиция провели два расследования, не найдя ни одного подтверждения словам Смита. Тем не менее в газетах принца Чарльза обвинили в том, что он игнорировал сведения, полу ченные от Смита через Диану. По мнению многих, главной причиной поведения Чарльза было то, что извращенцем, изнасиловавшим Смита, был сам Майкл Фосетт, доверенный слуга и камердинер Чарльза, в котором принц, как говорили, души не чаял.

Тем не менее скандал закончился лишь тем, что Фосетту пришлось оставить работу у принца Чарльза. Никаких доказательств правдивости обвинений Смита обнаружено не было, и о нем забыли до тех пор, пока в конце октября этого года в обмен на гонорар (сумма не разглашается, но, по слухам, он составляет около 10 тыс. фунтов стерлингов) он не дал интервью газете The Mail on Sunday, в котором сообщил о том, что Майкл Фосетт и принц Чарльз — любовники. Все, что Смит рассказал газете, он повторил в письменном заявлении, данном под присягой.

В газете, впрочем, интервью Смита не появилось. Вместо этого была помещена заметка о том, что во время подготовки материала к печати, в котором газета предполагала предать гласности сенсационные сведения об отношениях «одного из бывших слуг принца Чарльза» и «высокопоставленного члена королевской семьи», этот самый «бывший слуга» добился через суд запрета на публикацию статьи, упоминания своего имени и разглашения каких либо деталей инцидента.

Соучастники

Вполне возможно, об истории и забыли бы, если бы вдело не вмешались бывший и нынешний пресс-секретари принца Уэльского. «Трудно сказать,— говорит один из британских журналистов,— умышленно или нет они довели дело до скандала, но факт остается фактом».

Первым необъяснимую ошибку совершил нынешний пресс-секретарь принца Чарльза сэр Майкл Пит. Он выступил со специальным заявлением: «В последние дни в прессе появились сообщения о том, что один из бывших работников королевского двора был свидетелем некоторого инцидента, в котором участвовал один из высокопоставленных членов королевской семьи. Спекуляции на этот счет должны быть прекращены. Существуют предположения, что в инциденте участвовал принц Уэльский. Это предположение ложное. Инцидента, о котором бывший сотрудник утверждает, что был его свидетелем, не бьшо». Далее довольно подробно объяснялось, что «бывший сотрудник» — психопат и алкоголик, верить которому нельзя. Заявление сразу сочли неуместным. Во-первых, обычно королевская пресс-служба не комментирует скандальные обвинения, выдвигаемые в адрес членов королевской семьи. Во-вторых, ни одна пресс-служба мира не опровергает информацию до того, как она станет достоянием общественности. В случае с обвинениями Смита этого не было: в соответствии с решением суда журналисты не сообщали ни о деталях инцидента, ни об участниках.

Уже на следующий день бывший пресс-секретарь принца Уэльского Марк Болланд неожиданно для всех заявил, что еще год назад сэр Майкл Пит спрашивал у него, не бисексуален ли принц Чарльз. На что он, Болланд, заявил категорическое нет. Никакой необходимости у Марка Болланда делиться такой информацией не было. Более того, сэр Майкл сразу заявил, что «в жизни не употреблял слова „бисексуал"». Болланд в ответ заявил, что за свои слова готов отвечать.

Еще через пару дней стало известно, что заявление сэра Майкла было одобрено королевой. Говорят, королева и пресс-секретарь не смогли верно оценить последствий своих действий. Как бы то ни было, но после этого весь мир заговорил, что у принца Чарльза был роман с собственным слугой.

Телохранители

У принца, впрочем, быстро нашлись защитники. Подруга Чарльза Камилла Паркер-Боулз заявила, что «ее принц никогда не мог бы поступить так». Впрочем, на эти слова никто внимания не обратил: мало ли что скажет женщина, защищая любимого человека. Куда больше доверия еще одному бывшему слуге принца Чарльза Саймону Солари, который давно покинул королевскую службу и которого вполне можно считать беспристрастным свидетелем. По его словам, как бы ни проводили время принц Чарльз и его слуга Майкл Фосетт, Джордж Смит физически не мог бы стать свидетелем того, о чем он говорит. «Дворцовые правила очень похожи на армейские. У каждого слуги и рабочего свои четко определенные обязанности»,— говорит Солари, который 15 лет работал у принца Чарльза и принцессы Дианы. По его словам, учитывая должность Джорджа Смита, он ни при каких обстоятельствах не мог оказаться в одной комнате или даже в одном коридоре с принцем Чарльзом, когда там кроме самого принца Чарльза находился хотя бы еще один человек.

Впрочем, его слова тоже не были услышаны. «Похоже, те люди, которые придумали все это, тщательно спрогнозировали реакцию газет,— говорит Алан Доусон.— Что бы ни писалось и ни говорилось сейчас, все это играет против принца Чарльза».

Журналисты возмущены тем, что их свобода в описании самого значительного скандала в истории королевской семьи ограничена. Они тщательно соблюдают букву закона и пишут не об «инциденте», а о том, какие нежные чувства всегда испытывал принц Чарльз к Майклу Фосетту. Пишут, что Майкл любил сам выдавливать пасту на зубную щетку принца, что принц Чарльз и Майкл плакали, когда Фосетту пришлось покинуть службу в Кларенс-Хаусе. Наконец, что принц до сих пор оказывает протекцию своему бывшему слуге. Например, он помог Фосетту познакомиться и подружиться с Джианной Ангелопулос, своей близкой подругой и руководителем оргкомитета афинской Олимпиады 2004 года. Благодаря этому знакомству, пишут газеты, фирма Фосетта получила контракт на организацию питания олимпийцев.

Заказчики

В том, что целью скандала является устранение Чарльза, никто в Британии, похоже, не сомневается. Первым эту мысль высказал его старший сын Уильям. Другой вопрос — кто именно так старается.

Заказчиков обнаружить практически невозможно. Уж очень много у Чарльза врагов. В их числе вполне могут оказаться и члены королевской семьи, многие из которых считают, что следующим королем должен быть кто угодно, но не Чарльз. Если так оно и есть, то становится ясной необъяснимая легкомысленность, с которой Букингемский дворец позволил скандалу разрастись до международных масштабов. «Ошибки, сделанные при попытке спасти принца Чарльза, настолько вопиющи, что разумный человек не может не задать себе вопрос: а ошибки ли это?» — говорит Алан Доусон.

В роли заговорщиков легко можно увидеть и правительство: принц Чарльз, по мнению многих, самый неудобный член королевской семьи. Кроме того, его связь с Камиллой Паркер-Боулз в случае его вступления на престол неминуемо должна привести к конституционному кризису, похожему на тот, который случился в 1937 году, когда король Эдуард VIII решил жениться на разведенной простолюдинке.

Наконец, скандал на руку противникам сохранения монархии в Британии и бывших британских доминионах — Канаде, Австралии и Новой Зеландии, до сих пор признающих королеву Елизавету номинальной главой государства. Среди них есть достаточно влиятельные люди. Например, Руперт Мердок, владелец медиаимперии News Corp. Его британские газеты детально информируют читателей об отношениях Чарльза и его слуги, а австралийские — печатают данные опросов общественного мнения, согласно которым число сторонников республиканской формы правления в Австралии неуклонно растет со времени начала скандала.

Впрочем, совершенно неважно, кто именно предложил Джорджу Смиту, алкоголику, страдающему маниакально-депрессивным синдромом, дать показания под присягой. Как, собственно, не важно, сколько правды в его показаниях. Опровергнуть их невозможно, как невозможно и подтвердить. Так или иначе, но цель заговора, похоже, достигнута. Никто из британских экспертов не решается пока сказать, когда принц Чарльз официально заявит, что не станет претендовать на престол. Но в том, что такое заявление будет сделано и что оно станет прямым следствием нынешнего скандала, они, похоже, не сомневаются.