Неприятные сюрпризы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Стрингер", сентябрь 2000

От "Сговора" к "Заразе"

Converted 10948.jpgУтверждение, что Анатолий Чубайс единственный в России либерал и демократ, стало уже общим местом. Общим настолько, что превратилось в место общего пользования. Российские журналисты, воображающие себя защитниками либеральных идей, цитируют Анатолия Борисовича как непререкаемый авторитет в области демократических реформ.

Миф о порядочности и бескорыстности Чубайса культивируется сознательно. В его основу заложена якобы безупречная репутация Анатолия Борисовича на Западе. Между тем, за рубежом тоже есть свои стрингеры, которые стараются держаться подальше от официоза.

В США уже вышли две книги, рассказывающие о  подлинной истории приватизации: «Collision and Collusion» Джанин Ведель и «Contagion» Энн Уильямсон. Название первой книги переводится как «Сговор и столкновение», а второй – «Зараза».

Обе книги имели оглушительный успех в академической среде. И если г-жи Ведель была напечатана только первым тиражом в 10 тыс. экземпляров, то «Зараза» по-прежнему распространяется в рукописном виде. Ни одно издательство мира не захотело ссориться с администрацией США. Ниже «!» публикует небольшой отрывок из «Contagion» [page_10148.htm и интервью с автором книги Энн Уильямсон.]

Неприятные сюрпризы (отрывок)

С самого начала гарвардская команда купилась на одну из старейших российских «уток» - «революцию сверху». Они вообразили, что примут участие в борьбе между «чистыми», членами чубайсовской «питерской мафии» -и «нечистыми» - туда, похоже, вошли все остальные. Гарвардцы широко разрекламировали свою веру в то, что дозированная смесь экономических перемен, «смена модели», прямо-таки вытолкнет Россию к процветанию. Но про себя помнили: усиление политического веса их московских протеже стоит нескольких миллиардов долларов.

Общие заблуждения обеих команд насчет капитализма по-большевицки объединили их в группу «гарвардников». Обе стороны засвидетельствовали добрые намерения друг друга и прошли проверку западных средств массовой информации, которые охрипли от здравиц в их честь.

В качестве свидетельства инцестной природы «гарвардников» имеется полное собрание их публикаций по истории вопроса. Теперь они не могут откреститься друг от друга, все эти книги и статьи повязали их навечно. Все, что нам нужно для полного счастья - один корейский дипломник из университета где-нибудь на Среднем Западе, который вычертит генеалогическое древо их стараний. Самое смешное, что последние несколько лет Шляйфер (Андрей Шлейфер – сотрудник Гарвардского университета, работал в Центре приватизации вместе с А. Чубайсом, отозван руководством университета из Москвы в срочном порядке в связи с подозрением в коррупции – «!») не писал ни о чем другом, кроме как о коррупции в России, коррупции в России, коррупции в России. У него явно был доступ к кое-какой служебной информации.

Чтобы доставить средства точно по адресу, своим политическим клиентам, Гарвардский институт международного развития применил российскую тактику. Совершенно как номенклатурный босс, «приватизирующий» министерство или институт, «гарвардники» создали пустышку - неправительственный фонд «Российский приватизационный центр». Своего рода, воронку для спонсорских денег. По словам его главы, Максима Бойко, Центр собрал около четырех миллиардов долларов западной помощи, которые, как заявила Счетная палата, «были использованы не по назначению».

Давали все: USAID (Государственное агентство США по межрународному развитию), TACIS (Программа Евросоюза для технического сотрудничества и развития в странах Восточной Европы и СНГ), the British Know-How Fund (английский правительственный фонд Ноу-Хау), Германия, Япония, неправительственные организации. Некоторые, такие, как Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития, открывали кредиты для этих несуществующих структур, созданных как частные владения для выбранных гарвардцами вождей, в то время, как всеми забытые россияне были предоставлены сами себе.

Персонал «Российского приватизационного центра» немедленно начал улучшать свое материальное положение, и USAID признал, что Центр был создан для сокрытия доходов государственных чиновников. Таким образом, как здраво рассудили американцы, никто из «энергичных молодых реформаторов» гарвардского образца не будет вынужден зарабатывать на жизнь на своем рабочем месте.

Эрленджер (журналист из «Нью-Йорк Таймс» – «!») описывает четверых молодых людей из России, причем все они в той или иной степени зависят от иностранных денег. Двое из них предприниматели, но особенно смешно выглядит описание Елены Шальневой, дочери корреспеондента «Известий». У нее есть все - путешествия, иностранное образование, отличный английский, она пресс-секретарь «Российского приватизационного центра». Эрленджер довольно неаккуратно описывает Центр как агентство, «отчасти финансируемое из-за границы» (на сто процентов и очень щедро). Сама Шальнева клевещет на своих менее удачливых соотечественников, финансовые трудности у которых возникают исключительно по их собственной вине, фотографируясь на фоне винтовой лестницы в ее заново отремонтированной московской квартире с премиленькой пушистенькой собачкой, настоящей собачкой светской дамы. Только горстка россиян смогла воспользоваться деньгами американских налогоплательщиков, но уж кто добрался до них, тот гребет обеими руками.

У «Российского приватизационного центра» не было ни плана работы, ни программного документа, вообще ничего, что могло бы как-то фиксировать прогресс в их начинаниях. Эти транжиры даже и не думали представлять положенные сведения благотворителям для регулирования своей работы.

Типичная бумага - годовой отчет за 1994 год, более всего напоминающий итоговый документ заседания родительского собрания средней школы. Ни одной цифры по финансам. Комментарии одновременно бессодержательные и устрашающе знакомые, вызывающие в памяти мастерство советского пустословия.

Профессор Ведель сообщает, что все замечания Думы и Счетной палаты РФ относительно «Российского приватизационного центра» игнорировались так же, как замечания GAO (Счетной палаты США – «!») относительно списка наемников из Гарварда в платежной ведомости «Российского приватизационного центра».

Мое собственное изучение двухгодичных отчетов Гарвардского института международного развития показало, что его сотрудники сами мастера конспирации, поскольку в этих отчетах нет никаких полезных сведений об источниках и расходах фондов, которые финансируются исключительно налогоплательщиками США.

С точки зрения Гарварда «Российский приватизационный центр» работал так хорошо, что Институт создал в 1994-1995 еще две квазиобщественные структуры для получения и распределения иностранных грантов и кредитов: the Resource Secretariat (RS) и ILBE, который один из московских остряков расшифровал как «The Institute for a Lobby-Based Economy» [...] ["Институт изучения экономики, основанной на лоббировании"- прим. Компромат.Ру].

Таким образом, все были удовлетворены: Максим Бойко высоко взлетел в «Российском приватизационном центре», Дмитрий Васильев (бывший руководитель Российской Федеральной Комиссии по ценным бумагам, последнее время выступает с резкой критикой Чубайса за желание Анатолия Борисовича рестуктурировать РАО «ЕЭС» – «!»), Хэй (Джонатон Хэй, партнер Кэннета Дарта, миллиардера известного в мире как специалиста по финансовому шантажу – «!») в ILBE, а Чубайс был назначен распорядителем главной приватизационной операции - ГКО.

Оставленные резвиться на свободе с чужими деньгами, никем не руководимые кроме Хэя, они спустили десятки миллионов на провальные проекты вроде сети региональных Центров приватизации, превращенные в общенациональную политическую машину для Максима Бойко, поддерживаемого Чубайсом.

Работники этих центров получали зарплату за появление в офисах и не делали ничего, опасаясь, что инициатива обывателей разрушит планы Чубайса, оплаченные США. Результатом усилий Хэя, направленных на территориальную экспансию и всемерную поддержку откормленного на убой доллара, стало принятие только малой части из тех девятнадцати законов, которые Хэй обещал послу США г-ну Пикерингу. А также - засилье изменчивых президентских указов, издаваемых для того, чтобы обойти местное выборное законодательство.

«Гарвардники» были так уверены в своем праве тратить чужие деньги и до такой степени верили в неиссякаемость этого источника, что Дмитрий Васильев в 1995 отказался от гранта, предложенного Стэнфордским универсистетом, чтобы защитить своих гарвардских благотворителей от конкуренции. USAID даже предложил Васильеву покрывать все его расходы, пока он не сможет организовать себе кредит Всемирного банка для своей Federal Security Commission (Федеральная комиссия по безопасности).

Условия соглашения были очень располагающими. Список управленцев высшего звена везде был один и тот же: Ослунд (советник правительства Гайдара – «!»), Хэй, Васильев, Чубайс и т.д. Таким образом, внешне все удовлетворяло условиям Запада и обеспечивало эффективное управление, но на на самом деле - скрывало обычную систему блата. Например, когда Ельцин впервые отстранил Чубайса в начале 1996 года, брешь быстро заполнил Андрей Шлейфер.

Шлейфер нанял внезапно оказавшегося без работы Чубайса - чье бывшее агентство и само его имя были в фокусе всех предприятий Гарвардского института - на работу в качестве консультанта с окладом в $10 000 в месяц!

Позже Шлейфер объяснял столь стремительное приглашение на работу Чубайса тем, что он был глубоко тронут при виде внезапно уволенного «царя реформ», вынужденного довольствоваться бутербродами с копченой колбасой в дешевых забегаловках на конференции в Давосе в 1996 году.