Неразглашение приговора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дело Сергея Сторчака становится секретным за месяц до окончательной редакции обвинения

1210161428-0.jpg Следственный комитет при прокуратуре РФ пытается засекретить дело заместителя министра финансов РФ, обвиняемого в покушении на хищение из госбюджета $43 млн. Формальный повод — наличие в деле двух документов с соответствующим грифом. С одного из адвокатов следствие уже взяло подписку о неразглашении. При этом новый руководитель следственной бригады под разными поводами уже две недели избегает встреч с защитниками.

Как утверждают защитники Сергея Сторчака, впервые о желании засекретить это дело бывший руководитель следственной группы Валерий Хомицкий сообщил 8 апреля 2008 года. В тот день Басманный суд продлил замминистра срок содержания под стражей до 9 июля. По словам адвокатов, в перерыве судебного заседания господин Хомицкий сказал им, что ему очень тяжело дается работа по этому делу, а также высказался о необходимости придания ему режима секретности, поскольку в деле фигурируют материалы с грифом «секретно».

Через две недели уставшего Валерия Хомицкого неожиданно перевели в обычные следователи по данному делу. По словам официального представителя следственного комитета при прокуратуре РФ Владимира Маркина, сделано это было по просьбе самого следователя «в связи с большой загруженностью по другим уголовным делам». Защитники же господина Сторчака считают, что истинной причиной такого шага со стороны руководства следственного комитета стала бездеятельность руководимой Валерием Хомицким бригады. Как следовало из заявления замминистра (опубликовано в «Ъ» 15 апреля), за пять месяцев нахождения под арестом его допросили всего один раз.

Между тем незадолго до своего перевода в рядовые следователи Валерий Хомицкий начал сбор подписей с адвокатов других фигурантов громкого дела — гендиректора компании «Содэксим» Виктора Захарова, председателя совета директоров Межрегионального инвестиционного банка Вадима Волкова и члена совета директоров этого банка Игоря Круглякова — о неразглашении содержимого документов с грифом «секретно». «Речь шла о материалах фонографической экспертизы,— пояснил «Ъ» защитник господина Круглякова Евгений Мартынов.— Что в ней секретного, я не знаю, поскольку, когда с меня брали подписку, речь шла только о постановлении о назначении этой экспертизы». Пытались взять подписку о неразглашении и у адвоката Марины Никольской, представляющей интересы замминистра.

Особенно актуальным засекречивание может оказаться как раз сейчас, когда следствие, как утверждал на последнем судебном заседании Валерий Хомицкий, входит в завершающую стадию. Расчет, по мнению адвокатов, прост. На протяжении пяти месяцев по данному делу фактически не проводилось никаких действий, и адвокатам обвиняемых кроме как о волоките не о чем было рассказывать СМИ. В мае-июне, когда следствие рассчитывает получить результаты экспертиз, а также предъявить Сергею Сторчаку и другим фигурантам обвинение в окончательной редакции, у адвокатов, которые приступят к изучению материалов следствия, вполне могут появиться новые доводы в пользу своих подзащитных. Оглашение же их накануне передачи дела в суд явно не входит в планы следствия.

«Совершенно очевидно, что расследование зашло в тупик,— считает адвокат Никольская.— Секретность же к делу следствие пытается притянуть абсолютно искусственно». «Все копии этих секретных документов, а речь идет о первичном постановлении ФСБ, послужившем основанием для возбуждения уголовного дела, и постановлении о назначении фонографической экспертизы, неоднократно оглашались на заседаниях Басманного суда во время избрания и продления сроков содержания под стражей четверых фигурантов этого дела»,— добавляет другой адвокат Сергея Сторчака Андрей Ромашов.

По словам адвокатов, методы ведения следствия новым руководителем следственной бригады Анатолием Исканцевым пока мало чем отличаются от действий его предшественника. Во всяком случае, за прошедшие с момента его назначения две недели с господином Исканцевым защитникам не удалось повидаться даже мельком. «Ситуация сама по себе недопустимая,— заявил «Ъ» адвокат Ромашов.— Об изменении состава следственной группы мы узнаем из СМИ. Законом же предусмотрено, что в подобном случае для проведения дальнейших следственных действий даже без участия обвиняемых и их адвокатов всем им в их присутствии должно быть предъявлено официальное постановление об изменениях в следственной группе. Без выполнения этой предусмотренной УПК процедуры никто из членов следственной группы даже дело в руки брать не имеет права, не то что проводить какие-то следственные действия».

Валерий Хомицкий и его руководитель Анатолий Исканцев вчера не были доступны для комментариев. А официальный представитель следственного комитета при прокуратуре РФ Владимир Маркин на вопросы «Ъ» по делу замминистра ответил так: «В производстве комитета находится очень много уголовных дел. Информацией же по делу, которое вас интересует, я сейчас не располагаю».

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::07.05.08