Нерядовой Иванов пошел в атаку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Нерядовой Иванов пошел в атаку Публичный конфликт между министром обороны Сергеем Ивановым и главным военным прокурором Александром Савенковым, безусловно, стал главной “военной” интригой недели. Этой бури ждали давно, но никто не предполагал, что пронесется столь мощный ураган. Министр в жестких и даже где-то оскорбительных выражениях отреагировал на критику главного военного прокурора по поводу цветущей преступности в войсках. И теперь в ГВП гадают: разгонят, не разгонят?

"" 24 мая Александр Савенков провел пресс-конференцию, на которой озвучил весьма неприятные для армейского начальства цифры. Рост случаев дедовщины с 11% до 30% связан с “расхлябанностью”. Переход армии на контрактную основу — под угрозой срыва. В Псковской воздушно-десантной дивизии из 6200 принятых на службу контрактников 2200 были уволены за алкоголизм и разгильдяйство... Было еще много чего, но за живое министра обороны задело даже не это. Прокурор резко отозвался о решении Иванова сделать своим советником экс-командующего Северным флотом адмирала Сучкова. Суд признал его виновным в гибели подлодки К-159, которую летом 2003 г. буксировали для утилизации. Погибли 9 подводников, а адмирала приговорили к 4 годам лишения свободы условно. Судимость у него еще не снята, а должность ему пожаловали высокую. Савенков высказался мягко: “Это абсолютно не отвечает задачам правосудия”. И напомнил, что с непогашенными судимостями у нас даже рядовым в армию не берут по закону. Кстати, эту пресс-конференцию мало кто видел — телеканалам просто запретили транслировать неожиданно смелые высказывания главного военного прокурора. Савенкову “разрешили” мелькнуть лишь в “безопасном” эпизоде про Юлию Тимошенко — где он ничего нового как раз не говорил. Зато пресс-конференция министра обороны 6 июня стала самым настоящим хитом в новостных программах. По сути, это была отповедь лично Савенкову. “Я не понимаю, как юрист может говорить о том, что оправдание судом присяжных не имеет отношения к правосудию”, — супил бровь Иванов, фактически “наехав” на профессиональные качества главного военного прокурора (речь идет о деле Ульмана, о котором также упоминал Александр Савенков. — Авт.). По поводу назначения Сучкова министр заявил, что лично консультировался по телефону с главой ГВП по этому вопросу. И тот якобы не был против такого решения. Трудно представить, что Иванов вдруг лично позвонил Савенкову, учитывая их давние “добрые” отношения. Конфликт между министром обороны и главным военным прокурором тлел уже несколько лет. В окружении министра не делали секрета из того, что существует, мягко говоря, некое недовольство, вызванное “недопониманием” сторон. Но на публику это недопонимание не выносилось и обсуждалось лишь в кулуарах. Сейчас уже невозможно точно указать первопричину конфликта — с чего (или с кого) все началось. Судя по замечаниям наших источников в Минобороны, Савенков проявлял ненужное, с точки зрения министра Иванова, упорство, когда надо было пойти на компромисс. Закон что дышло, и если министр считает, что такой-то офицер оказался жертвой обстоятельств, не следует его наказывать за злой умысел. Савенков, однако, проявлял несговорчивость, и постепенно масса взаимных претензий достигла критического уровня. Вопрос “кто из них прав?” не имеет однозначного ответа, поскольку это действительно дело очень субъективное. Глядя из ГВП — видишь одно. Глядя из Минобороны — другое. Истинная интрига конфликта в другом: а почему, собственно, главный военный прокурор осмеливается идти против министра обороны Иванова, который является одним из самых близких соратников и друзей президента? Возможно, конечно, что Савенков не думает, на кого замахивается, а просто честно излагает свою позицию: дисциплина и правопорядок в армии запущены донельзя, и положительные тенденции, о которых любит распространяться министр обороны, приняли необратимый характер лишь в его собственной голове. Но более вероятен другой вариант: прокурор Савенков осмеливается честно излагать свою позицию, потому что министр Иванов вовсе не обладает тем могуществом, которое ему приписывают. Во всяком случае, те силы, что стоят за Савенковым, не слабее тех сил, которые поддерживают Иванова. На самом деле конфликт министра обороны и главного военного прокурора — это выплеск подковерной борьбы внутрикремлевских команд, каждая из которых толкает своего ставленника на место преемника Путина в 2008 году. Савенков и Иванов в разных командах, поэтому они и “мочат” друг друга, обмениваясь зубодробительными ударами. Впрочем, сейчас в ГВП следуют поговорке “молчание — золото” и никак не реагируют на выпады министра. “Мы дали факты и цифры, они правильные, а как их комментируют — не наше дело”, — говорят в прокуратуре. И ждут — что дальше? СПРАВКА "МК" Как военная прокуратура зависит от Минобороны Главный военный прокурор от министра обороны не зависит. Он имеет статус заместителя Генпрокурора РФ и назначается на должность Советом Федерации по представлению генерального прокурора. Между тем все остальные прокуроры получают от Минобороны и воинские звания, и зарплату, и даже материально-техническое обеспечение, включая служебные помещения, транспорт и средства связи." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации