Несовершенно секретно

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Несовершенно секретно Отсутствие внятного законодательства о служебной тайне побуждает российских чиновников торговать информацией

"В кабинете министров ужесточены правила работы с документами, усилен контроль за выдачей гостевых пропусков в Белый дом. Распоряжения были отданы в соответствии с приказом руководителя аппарата правительства Сергея Нарышкина. Сам приказ стал следствием нарушений, допущенных рядом правительственных чиновников. СМИ сообщали, что в конце августа советник отдела энергетических ресурсов департамента отраслевого развития Леонид Бондаренко был уличен в передаче одной из коммерческих структур служебного документа и за этот проступок уволен. Начальник отдела департамента делопроизводства и контроля Валерий Палкин получил выговор за передачу служебных материалов помощнику одного из депутатов Госдумы. Руководителю этого департамента Андрею Ряховскому также был вынесен выговор, видимо, за ненадлежащий контроль за подчиненным. В пресс-службе правительства подтвердили информацию о подписании 25 августа руководителем аппарата правительства Сергеем Нарышкиным приказа о наложении взысканий на ряд сотрудников Белого дома. Однако фамилии провинившихся названы не были. Также пресс-служба не указала конкретные причины взысканий, ограничившись формулировкой «в связи с допущенными дисциплинарными проступками». Пока неизвестно, какие мотивы подвигли двух сотрудников правительства на нарушение служебных обязанностей. Возможно, корыстные. Если это так, то их действия вполне вписываются в нынешние стандарты поведения немалого числа российских чиновников, хорошо усвоивших правило «на чем сидишь, на том и наживаешься». Из последних примеров -- осуждение на десять лет бывшего заместителя директора департамента международных финансовых отношений госдолга и государственных финансовых активов Министерства финансов Дениса Михайлова (за передачу бизнесменам справки о погашении долгов стран Южной Азии перед СССР) и «посадка» на семь лет бывшего заместителя директора департамента финансового контроля и аудита Минпромэнерго Александра Миськова (за взятку в 580 тыс. рублей). Случай в Белом доме не только заставляет говорить о коррупции во властных структурах, но и вновь обращает внимание на то, почему до сих пор никак не задействована одна из наиболее эффективных мер, ее уничтожающих. Речь идет об обязательном и максимально открытом распространении органами власти информации о своей деятельности. Сегодня выясняется, что, несмотря на борьбу за гласность в конце 80-х и демократические реформы в новой России, решить эту проблему так и не удалось. Специалисты в сфере госуправления неоднократно отмечали: не то что гражданам, самим чиновникам часто непонятно, какую информацию ведомство обязано публиковать, какую -- предоставлять по запросу, а какую, наоборот, сохранять в тайне. Причем такая ситуация характерна для всей властной вертикали, начиная от Кремля и Белого дома и заканчивая местными органами власти. За примерами далеко ходить не надо. Так, в середине августа чиновники Министерства экономического развития и торговли отказались предоставить «Времени новостей» текст протокола о разграничении прав собственности Москвы и Российской Федерации на объекты культурного наследия, подписанного федеральными министрами Германом Грефом и Алексеем Кудриным с одной стороны и мэром Москвы Юрием Лужковым с другой. Через несколько дней после подписания документа глава МЭРТ Герман Греф сказал журналистам, что он не секретный и с ним можно познакомиться. Однако буквально день спустя пресс-служба ведомства г-на Грефа, сославшись на одного из министерских чиновников среднего звена, отказалась предоставить копию документа. Было заявлено, что он получил гриф «Для служебного пользования». Разъяснения относительно того, почему документу присвоен такой статус, даны не были. Чиновников ничуть не озадачили ни слова непосредственного руководителя о том, что с протоколом можно познакомиться, ни то, с какими подробностями комментировал на пресс-конференции документ «для служебного пользования» первый заместитель мэра Москвы, руководитель комплекса экономической политики и развития столицы Юрий Росляк. К слову, и сам Герман Греф назвал ключевые объекты собственности, по которым была достигнута договоренность. Эксперты констатируют, что законодательство и правоприменительная практика в области информационных отношений зачастую не в состоянии реализовать основные информационные права граждан, заложенные в Конституции. Это касается и предоставления информации о деятельности органов власти. Бывает просто невозможно определить, какая информация органов госвласти должна обязательно раскрываться, а какая является гостайной, поскольку соответствующие нормативные акты Минобороны, объявляющие ту или иную информацию секретной, сами являются секретными. Сегодня в России действует более ста нормативных актов, касающихся вопросов формирования различных видов общедоступных информационных ресурсов и обеспечения доступа к информации. Тем не менее понятие доступа к информации законодательно не закреплено, механизмы доступа к информации не определены. Нельзя сказать, что власть устраивает нынешнее положение вещей в сфере информирования общества о собственной деятельности. Отнюдь нет. Но особого рвения «разоблачаться» не отмечено. Еще в июне 2005 года кабинет министров одобрил в целом законопроект «Об обеспечении доступа к информации о деятельности госорганов и органов местного самоуправления». Предполагалось, что депутаты должны принять документ осенью того же года, чтобы он вступил в силу с 1 января 2007 года (год давался на обеспечение организационной реализации всех норм закона). Однако законопроект в Думу так и не поступил. По сведениям «Времени новостей», сейчас документ находится в МЭРТ, как выразился один из правительственных чиновников, «на досогласовании». Причем на уточнении некоторых положений законопроекта настаивают не силовые ведомства, где, по его словам, существует свой порядок раскрытия информации, а ряд гражданских, например Министерство информационных технологий и связи. Сейчас действия чиновников по информированию граждан регулируются постановлением правительства, принятым еще в феврале 2003 года. Оно, однако, касается лишь федеральных органов власти, да и исполняется, похоже, «кем-то кое-где порой». По крайней мере сотрудники петербургского Института развития свободы информации неоднократно обращались с исками суд с требованием наставить министерства и ведомства на путь истинный за нарушение этого постановления. Между тем с принятием законопроекта многое бы встало на свои места. Ведь он не только устанавливает единый порядок предоставления государственными органами и местной властью информации о своей деятельности, но и вводит принцип презумпции открытости сведений о деятельности органов власти, за исключением информации с ограниченным доступом. К ней отнесены сведения, представляющие собой государственную тайну, а также конфиденциальную информацию. При этом категории сведений, относящихся к служебной тайне, а также порядок отнесения таких сведений к служебной тайне предполагается урегулировать федеральным законом о служебной тайне, проект которого разрабатывается в правительстве. Впервые вводится ответственность за нераскрытие информации госорганами и местными властями (штраф предусмотрен до 30 МРОТ). Доступ к официальным сведениям государства должен быть дешевым, повсеместным и полным. Нетрудно догадаться, что сегодня такой доступ может быть представлен только в электронном виде -- через Интернет. Конечно, только совершенствованием законодательства, регулирующего информационные взаимоотношения власти и общества (в том числе бизнеса), проблему разглашения чиновниками служебной информации в корыстных целях (в том числе ее продажу) не решить. Однако установление ясных правил в этой сфере, без сомнения, сыграет свою положительную роль. Практика показывает, что там, где прозрачность взаимоотношений государства с обществом выше, там и злоупотреблений меньше."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации