Несъедобный PR "Илим Палпа"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::15.03.2004

Несъедобный PR "Илим Палпа"

"Пиарщик" из Святослава Бычкова вышел такой же, как и повар

Вадим Еремин

Converted 16343.jpg

Святослав Бычков

Вы помните «презренного» Гогу Пилюкина из фильма «Старик Хоттабыч»? Такого пухлого мальчика, что начинал гавкать, когда говорил неправду?

Помните, да? Тогда вам не составит труда представить, как выглядит директор по коммуникациям «лесопильного» холдинга «Илим Палп Энтерпрайз» Святослав Бычков. А почему «лесопильного» - так в этой компании только и заняты тем, что пилят: то лес, то деньги.

Итак, Бычков. Лицо капризного пупса, у которого более резвые ребята отобрали шоколадку. Брови, собранные в кучку. Надменность, читающаяся в каждом жесте. И при этом вороватый, беглый взгляд (особенно когда он отчитывается перед хозяевами компании за потраченные на «блоки» в газетах деньги).

Конечно, Святослав Сергеевич уже давно не лает. Уж что-что, а врать он за 37 лет своей жизни научился так, что, кажется, сам порой верит в выдуманные им же пять минут назад небылицы.

«Ты что делать умеешь?» - спросили у Бычкова в военной части на Кольском полуострове, куда он загремел служить на срочную службу. Мысленно перебрав варианты ответа (пить, есть, жаловаться и ябедничать) и не найдя такого, что позволил бы ему не служить, будущий пиарщик прибегнул к излюбленному методу выхода из сложных ситуаций: попросту соврал.

Лучше поваров, насколько знал Бычков, в армии живут только музыканты. Но в балалаечники и трубачи путь Святославу Сергеевичу был заказан - медведь на ухо наступил. А вот освоить чистку картошки и приготовление похлебки, как надеялся кулинар-самозванец, он все-таки сможет.

Опустим здесь страшные картины армейского быта, дедовщины и общения со старослужащими, которые с воцарением Бычкова на кухне стали проводить значительно больше времени на толчке. В конце концов, все это уже в далеком прошлом. Куда интереснее то, как Святослав Сергеевич стал тем, кто он есть сегодня.

Поварское прошлое, думается, сыграло в судьбе нашего героя роль не менее важную, чем, скажем, его филологическое образование. Хозяин «Илим Палпа» Захар Смушкин в начале своей бурной деятельности торговал спиртом. Нынешний генеральный директор компании Сергей Костылев работал на макаронной фабрике простым бухгалтером, а его бывший коллега Михаил Мошиашвили зарабатывал в студенческие годы тем, что жарил шашлыки на ВВЦ. Так что критерии отбора в команду топ-менеджеров холдинга более-менее понятны.

Пресс-службой «Илим Палпа» повар Бычков управлял примерно с тем же успехом, что и кухарка, если бы ей доверили целое государство. Садясь перед монитором и закрывая глава, Святослав Сергеевич подолгу думал, как будет тратить очередную зарплату и ту часть PR-бюджета, что удастся «освоить». Когда же обстоятельства вынуждали его отвлечься и сделать какой-нибудь пустяк, вроде рассылки пресс-релиза или организации интервью для руководства, Бычков впадал в ступор.

PR-планы появлялись путем переделки выпрошенных у знакомых готовых концепций, в которых Святослав Сергеевич иногда забывал поменять даже названия компании. Тексты статей писали подчиненные. А остальное (размещение в СМИ, проведение мероприятий, мониторинг) поручалось сторонним агентствам, гонорар которым уже включал 50-процентный «откат».

Надо ли говорить, что с каждым годом работы в ИПЭ чванливость и самомнение лесного пиарщика только увеличивалось. Редакторы газет и журналисты все реже могли дозвониться до самого Бычкова. Коллеги по цеху то и дело слышали от него нотации. «Великий специалист» настолько уверил в собственную непогрешимость и высокий профессионализм, что даже вошел в состав жюри многочисленных конкурсов PR-дарований.

Когда в лесной отрасли разгорелся корпоративный конфликт, реальность больно ударила по иллюзиям относительно таланта Бычкова. Вялые и невнятные объяснения в ответ на справедливые обвинения в сокрытии налогов и масштабном мошенничестве. Постоянный скулеж по поводу развернутой против «Илим Палпа» PR-войны. Вечно запаздывающая реакция и абсолютное неумение работать с журналистами любым другим способом, кроме прямого подкупа быстро подмочили репутацию Святослава Сергеевича в профессиональной среде.

Впрочем, выбирая между репутацией и деньгами, Бычков, как и весь «Илим Палп», всегда предпочитал последние. Поэтому война в лесу для него была настоящим Клондайком. На одни только «блоки» в печатных СМИ лесной холдинг, по разным оценкам, ежемесячно тратил до полумиллиона долларов. Не менее трети от этих денег Бычков оставлял себе.

Благополучию Бычкова чуть было не пришел конец, когда в «Илим Палпе» у него появился конкурент - [page_14607.htm#2 директор по персоналу на Котласском ЦБК Андрей Калинин]. Он был очень похож на главного «илимовского» пиарщика. Такой же заносчивый, наглый и глупый. Но только более голодный - а значит, готовый на многое, чтобы подпилить ножку стула под Бычковым.

Калинин закончил Летное училище. В структурах «Илим Палпа» координировал связи компании с депутатами архангельского Заксобрания и Администрацией области. Руководство холдинга чуть было не взяло Калинина в центральный офис - замом Бычкову. Но тот, поняв, чем ему такое назначение грозит, сделал все возможное, чтобы избавиться от конкурента.

Сейчас Адрей Калинин - как внедренный илимовский агент - прозябает заместителем начальника оперативного информационного центра при ГУВД по Северо-западному федеральному округу, по прежнему помогает «Илим Палпу» и пишет своим лесным хозяевам жалобные письма с просьбой подсобить в карьере. Последнее прошение касалось «внедрения» в окружение архангельского губернатора Ефремова. [page_14607.htm#1 Позволим себе процитировать это любопытное письмо (орфография и пунктуация сохранены)]:

«Ефремов избирается [На второй срок. - Прим. авт.] и возможно назначает меня на пост зама правительства по направлению (социальн. политика, кадры, культура, информац. политика и т.д.) или руководителем департамента. Работая на Ефремова у меня будут возмож-ти засветиться в Москве, может быть удастся стать его помощником и завоевать доверие и через 4 года стать приемником, если сегодня поставить такую задачу. Сегодня все это наглая идея, но ведь если это обретет очертания цели и сегодня спланировать ее как программу, может это и не так уж безумно. Мне сегодня 30 через месяц 31 через 4 года 35 самое время. Пока мне нужен будет статус, поддержка, имиджевая раскрутка». Правда, у Ефремова с выборами вышла осечка, несмотря на то, что его так активно поддерживал «Илим Палп»

Занимательно, правда? Интересно, сколько таких Калининых, «внедренных» с помощью «Илим Палпа», уже служит при чиновниках разного ранга?

Пока Калинин далеко, Бычков может спать спокойно. Тратить, как и прежде, львиную долю своего рабочего времени на различные тусовки, рестораны и клубы (Святослав Сергеевич является завсегдатаем пафосного заведения «Онегин» и неизменным гостем всех мало-мальски статусных светских раутов в Санкт-Петербурге), сорить деньгами, мотаться по «заграницам».

Возможно, господин Бычков даже сумеет побороть на время свое чувство брезгливости к простым смертным журналистам и повторит свой мастер-класс для сотрудников «Комсомолки». Те «с благодарностью» вспоминают его прошлогодний вояж в Тунис (Бычков тогда читал лекции про то, как престижно писать о его компании и что делать это надо по велению сердца, а не за «бабки»).

И то верно. Потребности Святослава Сергеевича все растут, а прижимистый Смушкин отказывается выделять на PR еще больше. Приходится экономить на расходах.

Патологическую жадность господина Бычкова объяснить просто: «Илим Палп» - единственное место, где наш герой может заработать большие деньги. Если завтра холдинг Захара Смушкина развалится, то Святослав Сергеевич останется без гроша за душой. Не идти же ему, в самом деле, на какие-то «смешные» 3-5 тысяч у.е. в другую компанию. Да и, собственно, в приличных конторах никто Бычкова с распростертыми объятиями не ждет.

***
Converted 16344.jpg

Converted 16345.jpg

***
Converted 16346.jpg