Нет таки партий!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"То, что за громкими названиями - абсолютная пустота выяснилось сразу после того, как закон предложил партиям определиться с численностью"

Оригинал этого материала
© "Медиа активист", origindate::19.01.2007

Нет таких партий!

Великий российский поэт Владимир Маяковский написал в свое время в поэме, посвященной человеку, чье тело до сих пор покоится в Мавзолее на Красной площади, инструкцию для ныне действующего российского избиркома: партия – это «единый ураган из голосов спрессованных тихих и тонких…» Такое определение и впрямь не оставляет сомнений, что, собственно, является партией, а что нет. От мириада воздушно-кремово-пирожных российских партиек не веяло даже и ветерком.

Проверка Росрегистрацией российских партий на соответствие новому федеральному законодательству, регламентирующему партийную деятельность, была проведена еще в октябре прошлого года. Из 35 зарегистрированных на то время в Минюсте партий претензий не оказалось только к 19. Остальные, как оказалось, не смогли либо увеличить свою численность до необходимых по закону 50 тысяч членов, либо соблюсти норму о численности региональных отделений (минимум по 500 человек более чем в половине субъектов и минимум 250 – в оставшейся половине). Таким образом, были лишены своего статуса Партия развития предпринимательства, Российская партия мира, Партия свободы и народовластия, Российская коммунистическая рабочая партия – Партия коммунистов, Народно-патриотическая партия России, Концептуальная партия «Единение», Народно-республиканская партия России, Партия развития регионов, природы и общества, Социал-демократическая партия России, Союз людей за образование и науку, Российская конституционно-демократическая партия, Республиканская партия России, Евразийский союз, Партия социальной защиты, Российская объединенная промышленная партия, Национально-консервативная партия России. На политическом поле остались 19 партий – к «Единой России», Партии Жизни, «Родине», Партии пенсионеров, Народной партии, Демократической партии, Партии мира и единства, КПРФ, СПС, «Яблоку», ЛДПР, партии «Патриоты России», Партии возрождения России, Российской экологической партии «Зеленые», Аграрной партии России, «Народной воле», Социалистической единой партии, «Свободной России» и Партии социальной справедливости у Росрегистрации претензий не оказалось.

Итак, в России начался процесс ликвидации того, чего не было, но отравляло наше существование не один год. Вонь, которая поднялась по поводу решения Минюста, была более чем ожидаемой. «Демократия в опасности!», – прокричали как по команде все российские политавантюристы и их медиаприслуга. «Разгул кровавой гэбни», – вторили им все политзащеканцы и их иностранные покровители. «Что же получается, –засомневались политически активные граждане, – если будет меньше партий, то они будут представлять интересы меньшего количество избирателей? Какое же тут может быть народовластие? Вон, на Украине в декабре уже 134-ю партию зарегистрировали – стало быть, у них и свободы всемеро больше?»

Наивность тех, кто собрался жалеть целлофановые упаковки чьих-то идеек, поистине умиляет. Ни для кого давно не секрет, с какой целью создавались многие российские партии и партейки, и чьи интересы они собирались представлять.

Сущность партий вскрыл еще современник Ленина Йозеф Шумпетер, утверждавший, что партия, вопреки классической доктрине, «это не группа людей, которая намеревается заботиться о благосостоянии народа «исходя из некоторого принципа, по которому все ее члены пришли к согласию». Такая рационализация соблазнительна и именно поэтому опасна. Конечно, в определенное время все партии формулируют свои принципы или программы; эти принципы и программы характерны для партии, которая принимает их на вооружение как виды товаров, которые продаются в универмаге, характерны для него и важны для его успеха. Но как универмаг нельзя определить через товары, так партию нельзя определить через ее принципы. Партия – это такая группа, члены которой предполагают действовать сообща в конкурентной борьбе за политическую власть. Если бы это было не так, то различные партии не могли бы иметь почти совершенно одинаковые программы».

Власть и деньги (или деньги и власть – в зависимости от приоритетов) – вот истинная цель партстроительства. И чем мельче партейка, тем очевиднее эта интенция.

Ликвидация «самопровозглашенных» политических формирований в судебном порядке назрела давно. Созданные еще в начале «диких» девяностых многие партии изначально были штабами для продвижения их вождей во власть, пиар-агентствами и просто банальными конторами для отмывания грязных денег. И, разумеется, никакого отношения к отстаиванию интересов тех, кто за них голосовал, не имели.

Самое интересное, что все эти партийки с громкими, «судьбоносными» названиями на манер коммерческих формирований были самыми настоящими обществами с весьма ограниченной ответственностью. Любые попытки разобраться с их деятельностью встречались в штыки – «душат свободу!» Но ничьих интересов, равно как и свободы, они не отстаивали, а боролись исключительно за свободу их вождей зарабатывать. Коммерциализация политики стала общеизвестным фактом. Прайс-листы на места в списке той или иной партии на региональных выборах только что не публикуются в областных газетах. Услуги по лоббированию тех или иных интересов на уровне местных парламентов тоже, само собой, не бесплатные. И только в России, наверное, существует циничная практика торговли партиями – вместе с их региональными представительствами, символикой, программами и членами. Чем больше членов – тем дороже партия. Покупай, перекрашивай – и на выборы! Конкурировать за пятое-шестое место с несколькими десятками таких же воров и авантюристов.

Впрочем. Нельзя, наверное, всех чесать под одну гребенку… Не все политические карлики занимались только заработком и перепродажей партий. Есть еще и политические клоуны и маргиналы, типа Тюлькина и Рыжкова, которые вместо того, чтобы спокойно уйти на пенсию, трудоустраивают себя же в лидеры самопровозглашенных партий. Естественно, что никакие интересы никаких групп избирателей ни за какими такими партийками не стоят, и ни в какие коалиции с другими партиями такие партийки не войдут. То есть, мелочь бы с радостью вошла, но вот серьезные политические силы с такими не то что в переговоры не вступят, а даже на одном лугу не сядут…

Стократ проклятая отечественными патриотами демократия янки, во всяком случае, честна, как продавец-китаец в насквозь еврейском Бруклине. Вот вам демократы, которые вовсе и не демократы, а не хотите – республиканцы, которые, по убеждениям своим - законченные монархисты. Все. Никаких других ряженых с громкими названиями нет. Нужно экономить средства и силы налогоплательщиков, чтобы они не чертыхались, как мы в свое время – штудируя на избирательном участке полотенца с наименованиями сорока партий. Весь нормальный цивилизованный мир давно остановился на двух-трех партийных (максимум десяти партийных) системах.

То, что за громкими брендами политических партий – абсолютная пустота выяснилось сразу после того, как закон предложил им всего лишь определиться со своей численностью. А если бы копнули поглубже?..

Нет такой партии – возразила бы ныне Росрегистрация лобастому человеку, уверявшему мэтров тогдашней российской политики в 1917-ом, что она есть. Если бы тогда действовал закон о партиях, то большевики, скорее всего, остались бы неформалами – навроде панков или клуба поклонников тувинского горлового пения. А гляди ж ты, что вышло!..

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif