Неудачное убийство

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Цветомузыка - Латыниной: [page_10098.htm#a "Вы так были вдохновлены, я видел, что нравится вам этот типаж"]

Оригинал этого материала
© НТВ. "Итоги", origindate::24.12.2000

Неудачное убийство

Юлия Латынина

Converted 11277.jpg

Александр Василенко, несостоявшийся киллер: "Быков попросил, чтобы я доказал ему свою преданность, тем самым убил Струганова"

Корреспондент: 29 сентября средства массовой информации объявили об очередном заказном убийстве в центре Москвы. В доме номер 5/3 по Кутузовскому проспекту были расстреляны красноярский предприниматель Павел Струганов и генеральный директор швейцарской фирмы Hanovers Investment Вячеслав Исминдиров, более известные милиции как Паша-Цветомузыка и Слава-Палач.

На следующей неделе по обвинению в этом убийстве был арестован бывший председатель совета директоров КраЗА Анатолий Быков. Оперативники ФСБ и РУБОПа, проводившие задержание, приземлились в Абакане, а не в Красноярске, и всерьез опасались, что охрана Быкова встретит их автоматным огнем. Во время обыска в доме Быкова были найдены часы, принадлежавшие одному из убитых, и якобы переданные Быкову киллером Александром Василенко. Сегодня мы имеем возможность спросить у самого несостоявшегося киллера, что произошло накануне ареста между ним и Быковым. Это первое интервью Александра Василенко средствам массовой информации.

Александр Василенко: Ну, я зашел в дом с определенной аппаратурой, которую получил от служб, секретной службы. Я передал Быкову часы якобы убитого Струганова и Исминдирова. Также документы, якобы принадлежащие Струганову. Для того, чтобы Быков поверил, что это сделал действительно я, так как есть такая информация, что был еще человек, который должен был меня дублировать. Потому что долго я работу не делал, и он уже мог засомневаться в том, что я вообще это буду делать.

Корреспондент: А почему именно вас Быков попросил убить Струганова?

Александр Василенко: Я представлял интересы Анатолия Петровича Быкова в "Краснэнергомашхолдинге", акционерном обществе. Подымая производство и занимаясь с ним бизнесом, мне пришлось встречаться с Павлом Стругановым и общаться с ним, что касается бизнеса. То есть обсуждать какие-то вопросы по бизнесу. Узнав об этом, Быков стал страшно недоволен и попросил, чтобы я доказал ему свою преданность, тем самым убил Струганова. После того, как я получил заказ от Быкова, я сразу для себя усвоил, что я этого делать не буду, так как мне не позволяют какие-то моральные принципы. И как законопослушный гражданин я решил обратиться в правоохранительные органы. Но зная, что правоохранительные органы в Красноярске коррумпированы Быковым, то есть есть конкретные личности, о которых у меня имеется информация, что у них есть финансовые взаимоотношения с Быковым. Я долго размышлял, как мне поступить. У меня были мысли уехать просто, спрятаться от него, но, зная, какой он коварный человек и что это не выход из положения, то есть я в надежде на то, что ФСБ России – одна из самых неподкупных организаций, обратился за помощью в ФСБ России. Там я нашел понимание и поддержку.

Корреспондент: Быкова подозревают в многочисленных убийствах, но еще не было случая, чтобы его сдал киллер до или после убийства. Вот почему вы решили не выполнять заказ?

Александр Василенко: Зная Быкова очень хорошо, как один из близких его окружения, я в принципе знаю довольно-таки хорошо этого человека. И те хорошие поступки, которые звучат на телевидении, на радио, - это все работа денег, это работа имиджментов. Я очень благодарен службам ФСБ и ГУБОПа, которые оказались такими неподкупными, которые поддержали, которые действительно идут в ногу с законом. Но я слышал, что якобы Быкову удалось занести кому-то здесь в Москве деньги, и кто-то, возможно, их взял по старой привычке. Мне бы хотелось обратиться к другим структурам правоохранительных органов, чтобы они не покупались на эти грязные криминальные деньги.

Converted 11278.jpg

Павел Струганов: "Для меня ясно одно: я знаю этого человека, этот человек желает моей смерти и смерти моих близких"

Корреспондент: Чувство гражданской ответственности, свойственное Александру Василенко, а также смутные предчувствия своей будущей судьбы привели к тому, что арестованный Быков оказался в Лефортово, где ему и было предъявлено обвинение в подготовке убийства. Нам удалось встретиться с самим Павлом Стругановым, с человеком, которого якобы убили по приказу Быкова и который некогда считался его правой рукой.

Корреспондент: Что же все-таки произошло 29 сентября, и чье тело выносили в мешке из дома по Кутузовскому проспекту?

Павел Струганов: Ну, сразу отвечу: не мое тело и не моего товарища. А чье, я не знаю. Мы вернулись поздно домой и ждали гостей. А один из гостей должен был быть Александр. Но заместо гостей вот пришли сотрудники и уже мне сказали, что буквально там несколько минут назад они предотвратили убийство.

Корреспондент: Анатолий Петрович Быков не был единоличным владельцем Красноярского алюминиевого завода – ему принадлежали и принадлежат 28% акций завода. Еще двумя совладельцами были алюминиевый магнат Лев Черной и глава группы "Траст-консалт" Василий Анисимов. Однако после того, как Быков поссорился с губернатором Лебедем и оказался за решеткой, КрАЗ стал объектом атаки со стороны группы "Сибирский алюминий" во главе с Олегом Дерипаской. Устав от борьбы, Лев Черной и Василий Анисимов продали свои акции Роману Абрамовичу, а тот, в свою очередь, поделился половиной покупки с "Сибирским алюминием". Группа "Русский алюминий", образовавшаяся в результате слияния "Сибирского алюминия" и алюминиевых активов "Сибнефти", получила контроль над тремя четвертями российского алюминия. Пребывавший в следственном изоляторе Быков полностью утратил контроль над заводом, однако в августе этого года красноярский суд выпустил Быкова. Нетрудно предположить, что освобождение красноярского авторитета стало крайне неприятным сюрпризом для московских олигархов.

Корреспондент: Все говорят, арест Быкова был выгоден прежде всего "Русскому алюминию" и что его арестовали из-за его акций.

Павел Струганов: Мне не интересно, что считает "Сибал". Акции он хочет забрать или нет. Для меня ясно одно: я знаю этого человека, этот человек желает моей смерти и смерти моих близких. Отдаст он акции, не отдаст эти акции, для меня это не вопрос.

Корреспондент: Павел, а что вы, собственно, не поделили с Быковым? Почему он решил вас убить?

Павел Струганов: Ну, потому что, по мнению Быкова, я являюсь тем человеком, убив которого можно было сразу всем показать, кто есть кто. Быков пользуется двумя методами: или убить, или посадить. На любой сходке, где там присутствовало иногда по сто человек, он впрямую говорил, что этого человека убьет. Когда я ему говорил: Толь, ты чего метешь-то? Человек пять здесь точно, которые побегут в органы, да? И для тебя будут проблемы. Он мне говорил: да пусть знают, будут знать – будут бояться, за руку меня не поймают.

Корреспондент: Быков считает, что вы намерены занять его место в Красноярском крае. Это так или нет?

Павел Струганов: Мне непонятно, или вы мне как-то разъясните этот вопрос. Я на самом деле не могу понять, я что, буду управлять КрАЗом, как он делал? Я буду собирать общаки? Еще раз говорю: не надо делать ни из меня Робин Гуда, ни какого-то третейского судью. Должны быть четкие институты выполнения законов. И заменять их кем-то либо – Быковым, Стругановым или еще кем-то – не нужно. Мы входим в 21 век. И если мы войдем туда с быками, ну тогда нету шансов.

Корреспондент: Павел, а чем вы объясняете популярность Анатолия Петровича в крае?

Павел Струганов: У Быкова две правды, понимаете? Две стороны его жизни. На самом деле я не знаю, какая вам более интересна. Та, где Быков герой – ну вот вы уже как бы ездили к нему и с интервью, где он вам говорил, что я всех прощаю, Бог всем судья, вы так были вдохновлены, я видел, что нравится вам этот типаж, да? Ну, а я вам скажу, у многих-то мурашки по коже побежали. Потому что Быков любил говорить, когда его просили, допустим: Толь, ну помирись ты с этим человеком, не надо его убивать, он нормальный парень. Он говорил: нет, ну я-то прощу, простить любого, Бог всегда почему-то прощал, но всегда методом автомата Калашникова. Или там взрывов в автомобилях. Это он был однобокое прощение Бога.

Корреспондент: Павел, ну вот вы говорите только плохие вещи о Быкове, между тем, в Красноярске он безумно популярен. И прежде всего это связано с тем, что Красноярский алюминиевый завод при нем работал, как часы.

Павел Струганов: Это надо сделать экскурс в прошлое. Что на момент нахождения там акционеров Быкова, Ратникова, Колпакова и Дружинина завод был в удручающем состоянии. Между ними была атмосфера недоверия, все друг друга подозревали, что тот крадет у этого, а тот у этого. В результате чего у Быкова сложилось четкое мнение, что надо убрать Колпакова. Убрать – не просто уволить, убрать – убить. И Колпаков вовремя со своим товарищем Ратниковым унесли ноги и забрали акции. Привезли их в Москву и здесь, в Москве, уже продали новым хозяевам, да? Которые приехали, посчитали, посмотрели и сказали: при вот выполнении этого плана, Анатолий Петрович, вы зарабатывали 50 долларов с тонны, мы вам гарантируем – вы будете зарабатывать 500-600 долларов. Вот этого не нужно было делать. Вот этот скачок десятикратный напрочь оторвал голову Анатолию Петровичу. Все, это стал уже другой Толик.

Корреспондент: Вы сотрудничаете с милицией?

Павел Струганов: Ну, если бы я сотрудничал с милицией, я нашел бы возможность снять вопрос, выйдет ли Анатолий Петрович, освободят его или не освободят. Этот вопрос уже бы не стоял. Это раз. И во-вторых, на скамье подсудимых, на которой он, по-видимому, окажется, было бы тесно. Да и вы поймите, ну не стройте такую трагедию, как будто это произошло со случайным человеком. Ну, убил бы меня, да, так у него же на очереди еще были. Все равно рано или поздно он где-то бы дал осечку. Я вам говорю, что есть серьезные подтверждения у его же близких, потому что его даже сейчас пишут его близкие – телефонные разговоры, потому что они боятся его и боятся, что потом сами могут оказаться кандидатами на тот свет.

Корреспондент: Как вы думаете, что будет с вами и с краем, если Быкова отпустят?

Павел Струганов: Ну, что будет со мной, это пусть заботит только меня и никого более. А вот то, что с краем будет, это, конечно, интересно. И по моему прогнозу: у Быкова есть все шансы стать губернатором, используя свои грязные деньги и тот пиар, который технично работает на него. И следствием этого уже, естественно, большая беда будет, горе для многих. Кто-то сядет за решетку, ну, а кого-то просто убьют.

Корреспондент: Павел, вас, говорят, прозвали Цветомузыкой, потому что вы часто моргаете. А откуда у вашего товарища Исминдирова такое страшное прозвище – Палач?

Павел Струганов: У Вячеслава в связи вот с тем, что он, когда служил в армии, был на губе, был конфликт с караулом, они пытались там беспредел устроить, он оборонялся и в результате, так получилось, руками убил двоих. Естественно, если бы убил чем-то другим, его б расстреляли. Но на самом деле суд поразило, что руками человек оборонялся, вот. Дали ему срок очень большой, и вот там уже его стали звать просто Палач, потому что, ну казнил как бы, считается, руками. Вот откуда эта страшная кличка.

Корреспондент: Вот здесь, в этом доме, три месяца назад началась история, которая привела Анатолия Быкова за решетку. Недавно срок следствия по делу Быкова был продлен. Сразу после того, как его блок одержал победу на выборах в Красноярскую городскую думу, собрав более 40% голосов. Вряд ли дело тут только в деньгах – в стране, где власть ведет себя как шериф Ноттингемский, народу очень хочется верить в Робин Гуда. Хотя верно, скорее, обратное: где власть плоха, бандиты еще хуже. И еще. На этой неделе три оффшорных компании [page_10459.htm подали в суд города Нью-Йорка иск против "Русского алюминия".] Сумма иска – 2,7 миллиарда долларов. Ответчики – глава "Русского алюминия" [page_9481.htm Олег Дерипаска] и его давний партнер по бизнесу израильский бизнесмен [page_10055.htm Михаил Черной], не раз подозревавшийся в связях с международной преступностью. В иске фигурируют такие обвинения, как убийства, мошенничества, отмывание денег. За иском реально стоит [page_10071.htm Михаил Живило] – еще один бизнесмен, чьи заводы были проглочены "Русским алюминием". Перед тем как подать в суд города Нью-Йорка, Михаил Живило попытался разобраться с обидчиками более традиционными для России способами. Во всяком случае, прокуратура разыскивает его за подготовку к убийству кемеровского губернатора Амана Тулеева. Короче, в российской экономике трудно понять, где кончаются бандиты и начинаются олигархи.