Неустановленное лицо

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Череда коррупционных скандалов в руководстве Приморского края не мешает губернатору Дарькину войти в клуб политических долгожителей

Файл:1300688908-0-150x150.jpg

Губернатор Приморского края Сергей Дарькин обладает одной удивительной особенностью: то и дело в его окружении происходят разнообразные, в том числе коррупционные скандалы, но на карьере самого губернатора они никак не отражаются. По крайней мере такое ощущение возникает при взгляде со стороны.

В первый раз Сергей Дарькин был избран губернатором в 2001 году. В 2005-м его кандидатуру внес в краевое Законодательное собрание президент Путин. В 2010-м — это сделал уже президент Медведев. Выходит, в июне 2011 года губернаторству Дарькина исполнится десять лет. Его смело можно классифицировать как политического долгожителя, что вдвойне удивительно с учетом шлейфа разнообразных скандалов вокруг фигуры приморского губернатора.

Если сначала наблюдатели интересовались догубернаторским прошлым Дарькина — как, например, телеведущий Андрей Караулов, показавший в передаче «Момент истины» Дарькина в окружении неких «авторитетов» (ради справедливости заметим, что иск Дарькина к Караулову о защите чести, достоинства и деловой репутации был удовлетворен судом), — то теперь немало «скользких» информационных поводов предоставляет и настоящее время. Целая плеяда чиновников из окружения Дарькина отстранена от работы. В отношении многих возбуждались уголовные дела, ряд из которых заканчивался обвинительными приговорами.

Вице-губернаторы на заклание

В 2008 году был приговорен к девяти годам колонии строгого режима вице-губернатор Александр Шишкин, пойманный на взятке в размере 1,2 млн рублей (история получила большой резонанс из-за того, что при обыске шишкинского коттеджа на полу уборной был якобы обнаружен коврик с изображением Путина). Другой вице-губернатор — Борис Гельцер — получил три года и три месяца условно (краевой суд сократил этот срок до шести месяцев) за превышение полномочий, выразившееся в злоупотреблениях при заключениях госконтрактов и нанесении многомиллионного ущерба бюджету.

Не раз «возникали вопросы» и к ряду других вице-губернаторов. В 2009 году погорел на взятке и был осужден шеф лицензионного департамента краевой администрации Леонид Бельтюков. В том же году пять лет условно по «превышенческой» статье получил руководитель департамента имущественных отношений администрации Приморского края Владимир Книжник — за злоупотребления при отчуждении объектов недвижимости, находившихся в госсобственности Приморского края. Считаные месяцы спустя после вынесения приговора Книжник вдруг стал вице-мэром приморского города Арсеньева.

Именно «дело Книжника», в контексте которого фигурируют фамилии Игоря Мещерякова (бывшего руководителя приморского подразделения Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, а до того — вице-губернатора Приморья — он обвиняется в мошенничестве в крупном размере), а также считавшегося близким к губернатору депутата Законодательного собрания Приморья Юрия Степанченко (один из лидеров строительного бизнеса края — ныне объявлен в розыск и находится предположительно в США), наиболее показательно.

В рамках расследования «дела Книжника» в 2008 году обыски прошли дома и в кабинете у самого губернатора Дарькина, а также в рыбодобывающей компании «Ролиз», которой он ранее руководил. Многим казалось, что этот эпизод поставит точку по крайней мере в политической карьере Дарькина. Но губернатор, съездив «на лечение» в Москву, вернулся и вновь приступил к работе, в очередной раз продемонстрировав свою непотопляемость. Тема, однако, не закрыта: в феврале в Приморском краевом суде завершилось предварительное слушание по уголовному делу в отношении Игоря Мещерякова, Владимира Книжника и других 12 подсудимых, после чего в судебном заседании был объявлен перерыв до 30 марта. Если верить утечкам, некоторыми из фигурантов дела прямо называлась фамилия губернатора в не очень, мягко говоря, желательном для него контексте.

Однако позже вместо данной фамилии в материалах дела появилась чудесная формулировка: «Неустановленное лицо». Доктор юридических наук Виталий Номоконов в одном из недавних интервью удивлялся: «Сергей Михайлович Дарькин вдруг преобразовался в неустановленное лицо, и опять это вызывает недоумение, поскольку следствием оно вроде было установлено. Но, видимо, руководство правоохранительных органов решило, что, может быть, еще не время… Хотя можно задаться вопросом: как можно руководить краем, когда целая команда вице-губернаторов отстранена от должности, привлечена к уголовной ответственности <…>, целый ряд действующих лиц, депутатов находится в розыске?»

Не менее интересно еще не завершенное дело о контрабандном сообществе, ввозившем товары из Китая в Россию. Как утверждало следствие, центральные роли в этой истории играли Геннадий Лысак (предприниматель, меценат, депутат Законодательного собрания Приморского края, выбывший на лечение за рубеж и недавно добровольно сложивший свои депутатские полномочия) и бывший сенатор Игорь Иванов, до прихода в Совет Федерации работавший в команде Дарькина первым вице-губернатором.

2010 год ознаменовался еще несколькими странными историями. Весной Сергей Дарькин внес в Заксобрание для наделения полномочиями сенатора кандидатуру депутата и бизнесмена Галуста Ахояна, но уже после одобрения парламентом неожиданно отозвал ее. Поговаривали, что дело якобы в двойном гражданстве Ахояна; летом в отношении последнего было возбуждено дело по подозрению в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. Другой скандал связан с фигурой начальника управления лесного хозяйства Приморского края Петра Диюка, который на скрытую камеру телеканала «Россия» выдал поистине шокирующие откровения о масштабах воровства леса в Приморье и о собственной роли в этом «бизнесе». Но проверка прокуратуры ничего криминального не обнаружила, и Диюк преспокойно продолжил работать.

Еще одна недавняя история относится к деятельности управления внутренней политики Приморского края. Получая бюджетные средства на проведение тех или иных мероприятий, управление данных мероприятий не проводило, тогда как средства исправно осваивало. Дело пока ограничилось увольнением начальника управления Вероники Волчкович, которая, говорят, ныне успешно подвизается в Приморье же на политтехнологической ниве. Уже в 2011 году стало известно, что правоохранительные органы по-прежнему сильно интересуются контрактами, связанными с деятельностью данного управления, что бросает тень на вице-губернатора Александра Шемелева. Он в официальном письме в эти самые органы не отрицал перечисления бюджетных средств на несостоявшиеся мероприятия, но заверял, что ущерба бюджет не понес.

Спасенный саммитом

Итак, накануне саммита АТЭС-2012 имидж Владивостока как криминально-коррупционной столицы региона не исчезает — причем во многом именно из-за скандалов с близкими к губернатору должностными лицами. Парадокс: скомпрометированный (например, нечистоплотностью ряда своих подчиненных) руководитель пользуется славой «непотопляемого». Или же никакого парадокса нет, и как раз такие губернаторы сегодня в чести, поскольку сама их скомпрометированность гарантирует лояльность? Приморский политолог Петр Ханас в одном из своих недавних комментариев предположил, что карьеру Дарькина спас именно саммит АТЭС: смена главы накануне 2012 года «грозила бы борьбой местных элит и возможным срывом планов проведения форума… Остановка стройки была бы неизбежной». А ведь, судя по недавней разгромной инспекции заместителя полпреда президента в ДВФО Александра Полещука, сроки строительства некоторых объектов АТЭС и без того находятся на грани срыва.

Следует отдать Дарькину должное: за прошедшие годы он превратился из «молодого предпринимателя» в матерого политика. Все сомнительные, скажем так, поступки совершают другие лица, которые потом либо попадают за решетку, либо вынуждены скрываться за границей, но сам губернатор остается чист. Даже его бизнес, как полагается, записан на супругу — актрису краевого драматического театра Ларису Белоброву, которая, кстати, недавно стала членом Общественной палаты РФ.

Пожалуй, единственное, в чем можно упрекнуть лично Дарькина, — так это в том, что он не сдержал данного президенту Медведеву обещания переехать в экологически неблагополучный район Владивостока — «бухта Тихая». Впрочем, тот диалог президента и приморского губернатора напоминал скорее шутку, чем серьезное поручение.

Оригинал материала
«Новая газета» от origindate::21.03.11