Нефть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


©  "КоммерсантЪ-Власть" ,origindate::18.05.2000

Нефтяная промышленность-2000

Кому принадлежит Россия

Петр Сапожников

Нефтяная карта России не имеет постоянных границ. Так, в 1996 году на ней появилось новое государство - "Сибнефть", через год Восточная нефтяная компания стала провинцией ЮКОСа, весь прошлый год ТНК вела сражения с СИДАНКО за самую богатую ее территорию - "Черногорнефть". Ну, а последнее событие в воюющем нефтяном мире - неудачная попытка госкомпании ОНАКО вытеснить ЮКОС из числа крупных акционеров "Оренбургнефти".

Converted 10580.jpg

ТНК отступила, но не сдалась

Почти год назад президент ТНК Семен Кукес в интервью газете "Коммерсанть" предсказал начало передела нефтяного рынка: от малоэффективных пользователей "нефтяные поля" должны перейти к более рачительным хозяевам. Предсказание сбылось. И прежде всего потому, что инициатором этого передела выступила сама Тюменская нефтяная компания.

В минувшем году владельцы ТНК - "Альфа-групп" и компания "Ренова" - начали борьбу за нефтяные активы компании СИДАНКО. ТНК интересовала "Черногорнефть", крупнейшее нефтедобывающее предприятие СИДАНКО, на долю которого приходятся две трети ее добычи. Но акционерам ТНК так и не удалось включить "Черногорнефть" в состав своей нефтекомпании. Возврат предприятия СИДАНКО был главным условием, которое выдвинул ТНК американский Exim Bank для выделения ей кредита в $500 млн. Говорят, позиция банка была сформирована не без влияния крупнейшей в мире нефтекомпании - британо-американской ВР Атосо, которая является акционером СИДАНКО и имеет немалое влияние на госструктуры США. Но неудача не сломила ТНК. В начале апреля Семен Кукес заявил о желании компании (или ее акционеров) приобрести часть принадлежащего государству пакета акций российско-белорусской госкомпании "Славнефть". Речь идет о 19,68% ее уставного капитала, которые Мингосиму-щество намерено выставить на торги в этом году. Кукес также заявил, что ТНК уже располагает 12,8% акций "Славнефти", и в случае победы на конкурсе ее пакет в этой нефтекомпании вырастет до блокирующего. Кстати, ТНК уже является акционером дочерних предприятий "Славнефти" - "Ярославнефтеоргсинте-за" и "Мегионнефтегаза".

Президент "Славнефти" Михаил Гу-цериев так прокомментировал планы ТНК: "Я исхожу из того, что ТНК заинтересована в развитии тех предприятий, совладельцем которых она является. Возможно, ТНК преследует иные интересы- расчленить дочерние предприятия "Славнефти", парализовать их деятельность, что она уже сделала с СИДАНКО и "Черногорнефтью". Тогда у нее ничего не выйдет. "Славнефть" - госкомпания, а тягаться с государством я бы не советовал". Здесь необходимо поправить Гуцериева: ТНК не собирается тягаться с государством. Как показала история с СИДАНКО, все ее действия в той или иной мере поддерживаются госструктурами - Минтопэнерго, МГИ и т. д. И если они решат, что ТНК по каким-либо политическим, экономическим или прочим причинам будет необходимо отдать "Славнефть", то так оно и будет. Ведь присоединение "Черногорнефти", несмотря на многократные заявления СИДАНКО о его незаконности, было отменено совершенно по другой причине: ТНК перешла дорогу гораздо более мощной структуре, чем она и СИДАНКО вместе взятые.

"Сибнефть" атакует на всех фронтах

Объявление президента ТНК о возможном вхождении компании в состав крупных акционеров "Славнефти" совпало по времени с еще одним важным событием. Акционеры "Сибнефти" и компания "Сибирский алюминий", считавшиеся непримиримыми конкурентами, решили создать холдинг, в который войдут основные предприятия алюминиевой отрасли. В неофициальных беседах источники, близкие к Роману Абрамовичу, заявляли, что речь идет в первую очередь о сотрудничестве "Сибнефти" с "Альфа-групп", которая является одним из главных кредиторов Ачинского глиноземного комбината, а также контролирует Иркутский алюминиевый завод.

В нефтяных кругах сразу же стала циркулировать версия: если "Альфа-групп" и структуры Абрамовича договорились на алюминиевом фронте, то, скорее всего, у них есть согласованный план действий и на нефтяном. И если одна из пользующихся расположением властей нефтяных компаний (ТНК) занимается скупкой активов государственных компаний, значит, и другая ("Сибнефть") должна проявить себя как покупатель каких-либо иных. В качестве наиболее вероятной "жертвы" Абрамовича называлась госкомпания "Роснефть", точнее, ее главное нефтедобывающее подразделение "Пурнефтегаз". Оно находится неподалеку от основных месторождений "Сибнефти".

В пользу такой версии свидетельствует следующее событие. В начале марта произошли весьма серьезные изменения в составе акционеров "Пурнефтегаза". В результате перераспределения долей номинальных держателей бумаг владельцем второго по величине пакета голосующих акций предприятия (19%) стал кипрский офшор Chastlow Ltd. Правда, на доле "Роснефти" в "Пурнефтегазе" это никак не отразилось - она была и остается равной 50,6%. И пока ни "Роснефть", ни тем более "Сибнефть" не отвечают на вопрос, кто же стоит за кипрской компанией.

ЛУКОЙЛ захватывает север

Тем временем другой любимец Минтопэнерго - ЛУКОЙЛ - продолжает освоение нефтяных месторождений на севере европейской части России- Тимано-Печоры (эта крупнейшая группа месторождений расположена на территории Республики Коми и Ненецкого АО) - прежде всего за счет дочерних предприятий нефтекомпании "КомиТЭК", которую ЛУКОЙЛ присоединил к себе в прошлом году. Недавно ЛУКОЙЛ объявил о начале программы по увеличению добычи нефти в этом регионе. Примечательно, что компания представила не только свою региональную программу, но и федеральную.

Впрочем, это неудивительно: Минтопэнерго, ее заказчик, осенью поручило ее разработку именно ЛУКОЙЛу.

Не во всех предприятиях, в состав акционеров которых входит "КомиТЭК" (или ее дочерние фирмы), компании принадлежат контрольные пакеты акций. Поэтому некоторые из них (например, "Северная нефть", "Тэбукнефть", "АмКони") до сих пор сохраняют относительную независимость от ЛУКОЙЛа. Планы ЛУКОЙЛа по поглощению этих компаний вызывают резкое противодействие других их акционеров. Но ЛУКОЙЛ не намерен отказываться от объединительных планов. Его глава Вагит Алекперов считает, что "уникальный проект создания нефтяной провинции" требует "консолидации недропользователей".

Вагит Алекперов уверен, что консолидация должна проходить под знаменами его компании: конкуренцию в регионе следует исключить, от нее один только вред. Глава ЛУКОЙЛа так это объясняет: "Если в дом, в котором есть жена, привести еще одну женщину, это будет не конкуренция, это будет бардак". Образ яркий, но глава ЛУКОЙЛа забывает, что именно его компания является структурой, пришедшей в регион на все готовое. Но поскольку ЛУКОЙЛ- крупнейшая нефтекомпания России (напротив, "КомиТЭК" по объемам добычи занимала одно из последних мест), у него больше денег, которые он может потратить на развитие нефтедобычи, социальные нужды и т. д.

Поэтому местные власти ЛУКОЙЛ активно поддерживают. Дошло до того, что на одной из пресс-конференций, посвященной региональной программе нефтекомпании, заклятые враги - главы Республики Коми Юрий Спиридонов и Ненецкого АО Владимир Бутов - сидели за столом рядом с Вагитом Алекперовым. Кстати, именно тогда Спиридонов посетовал, что ЛУКОЙЛ слишком уж долго приглядывался, прежде чем решился прийти в Коми.

В Ненецком АО ЛУКОЙЛ попытается стать владельцем более 75% акций ОАО "Архангельскгеологодобыча" (АГД). Для этого ЛУКОЙЛу надо уговорить "Роснефть" продать ему принадлежащие госкомпании 25,5% акций АГД. Позиция "Роснефти": как скажет государство, так она и поступит. В компании заявляют, что эти бумаги были переданы компании по решению правительства, пусть оно и решает. А оно вполне может уступить натиску ЛУКОЙЛа.

ЮКОС в центре локального конфликта

Работу по вхождению в неприватизированные нефтекомпании ведет и ЮКОС, компания номер два по объемам добычи в России, к которой, впрочем, Минтопэнерго не питает таких теплых чувств, как к ЛУКОЙЛУ. В конце января ЮКОС объявил о приобретении 16% голосующих акций "Оренбургнефти", основного предприятия госкомпании ОНАКО (ей принадлежат 50,5% акций). ЮКОС так обосновывал приобретение: в начале 90-х годов предприятия Оренбургской области поставляли на соседние самарские НПЗ, которые сейчас принадлежат ЮКО-Су, 2 млн тонн нефти в год. Купив акции, ЮКОС планировал ввести в совет "Оренбургнефти" своих представителей и участвовать в ее управлении.
В конце апреля состоялось годовое собрание акционеров "Оренбургнефти". Помимо стандартных вопросов, которые обязательно вносятся в повестку дня годового собрания, в ней был и нестандартной - об увеличении уставного капитала предприятия в три раза. Причем он был добавлен в повестку дня в самый последний момент- в ЮКОСе о нем узнали лишь за день до собрания. Как считают в Оренбурге, постановка этого вопроса в повестку дня была инициирована бывшим главой ОНАКО Рэмом Храмовым и Виктором Черномырдиным (говорят, что ОНАКО в 1994 году создавалась именно под него). Большая часть вновь эмитированных акций должна была оказаться под их контролем, и тогда государство потеряло бы контрольный пакет акций "Оренбургнефти", а доля ЮКОСа уменьшилась бы до 5,3%.

Это решение, ради которого, собственно, и проводилось собрание, было заблокировано. Против него проголосовали 30% акций (по закону для его принятия требуется 75%). Впрочем, по мнению юристов ЮКОСа, даже если бы это решение было принято, его можно было бы легко опротестовать в суде, ведь этот вопрос вносился в повестку в нарушение процедуры, предусмотренной законом об АО. Кстати, еще накануне собрания ЮКОС подал в Оренбургский арбитражный суд иск о признании недействительным решения об утверждении нового состава совета директоров "Оренбургнефти". По словам представителей ЮКОСа, на собрании они были крайне удивлены, не обнаружив в списке кандидатов ни одной фамилии из представленного ими списка.

Более того, накануне собрания один из частных акционеров "Оренбургнефти" представил руководству ОАО определение суда Тамбовской области, запрещающее его проведение. Пока ОНАКО ставит под сомнение его подлинность. По словам начальника департамента общественных связей компании Ирика Узбекова, "все эти документы - фальсификации". Впрочем, как считают некоторые эксперты, у ОНАКО и "Оренбургнефти" нет иного выхода, кроме как отрицать подлинность решения суда. Ведь в противном случае им всем придется давать показания по делу о воспрепятствовании законно вступившему в силу решению суда.