Нефть в Трансе

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Нефть В Трансе»)
Перейти к: навигация, поиск


Бывшего президента "Транснефти" Дмитрия Савельева ждет неприятный сюрприз от Сергея Степашина на $500 млн.

1087799636-0.jpg Через две-три недели должна завершиться крупнейшая проверка Счётной палатой предприятий и компаний нефтяной отрасли: ЛУКОЙЛа. ЮКОСа, «Сибнефти» и «Транснефти». Сообщив об этом, Сергей Степашин особо подчеркнул, что проверяются нарушения практически за всё время работы компаний. В случае с «Транснефтью» особое внимание будет уделено абсолютно провальному периоду 1998—1999 годов. Это может стать весьма неприятным сюрпризом для депутата Госдумы Дмитрия Савельева, как раз и возглавлявшего госмонополию в то время.

«Транснефть» — это кровеносная система нашей нефтяной отрасли. 80 тысяч километров трубопроводов, по которым транспортируется 90% российской нефти как внутри страны, так и на экспорт. По словам вице-президента компании Юрия Лисина, к 1996-1997 годам был разработан план стратегического развития отрасли. Если бы он был своевременно реализован, вряд ли цены на нефть росли бы такими темпами.

Первоочередных задач было три. Бурное освоение Каспийского шельфа требовало построить магистраль Баку — Тихорецк в обход Чечни, чтобы избежать масштабных хищений нефти. Сооружение ветки Суходольная — Роди-оновка позволяло уйти с территории Украины, заметно поднявшей тарифы на транзит. И наконец, самый масштабный проект — Балтийская трубопроводная система (БТС), по которой можно было экспортировать нефть через Финский залив, минуя порты маленьких, но сложных в коммерческих переговорах Прибалтийских республик.

Как раз к этому времени президентом «Транснефти» был назначен «менеджер нового поколения — Савельев, весь опыт которого ограничивался торговлей нефтью и нефтепродуктами в Нижегородской области. Августовский дефолт 1998 года благотворно сказался на производственном секторе. Обвал рубля вкупе с начавшимся ростом цен на нефть вызвал рост экспорта нефти. Для резкого рывка вперёд сложились уникальные условия. Но они были профуканы совершенно бездарным образом. В итоге украинский проект так и не пошёл, азербайджанский застрял на нулевом цикле, а проект БТС Савельев решил реализовывать по-своему. То есть проложить нефтепровод не до российского Приморска, а до финского Порвоо, а средства собрать путём дополнительного «оброка» с нефтекомпаний. Собрать удалось лишь $100 миллионов, хотя средств требовалось на порядок больше.

Какова причина провала? Может быть, неэффективность в управлении определялась действиями самого Савельева, которого чаще видели на светских и политических мероприятиях, чем сидящим допоздна в рабочем кабинете. А может быть, и работой собранной им команды, состоявшей из таких же амбициозных, но малопрофессиональных «покорителей» Москвы. «Вы будете удивлены, — сказал Юрий Лисин, — но за два года не было построено ни одного километра новых трубопроводов. Ни одного! Зато выведено из эксплуатации 86 насосных станций, на восстановление которых нам потребовались колоссальные средства». Логичным итогом такого руководства стало громкое увольнение Савельева, а все эти проекты были реализованы уже при новом руководстве. Сеть трубопроводов выросла более чем на 1500 км. Счетная палата даст свою оценку деятельности «Транснефти», а мы пока оценим те два трудных года по-своему. Из-за отсутствия БТС только на транзите нефти через латвийский Вснтспилс Россия потеряла около $140 миллионов. $50—60 миллионов вынули у нас из карманов братья-славяне (Украина). И не менее 300 миллионов «зелёных» за этот период Россия недосчиталась из-за переориентации нефтяных потоков Азербайджана. Итого полмиллиарда долларов чистого убытка за два года. Таковы печальные результаты. А вот сам Савельев успешно занялся политической карьерой. И у него нашлась весьма и весьма немаленькая сумма, чтобы стать депутатом от Тульской области, где его раньше и в глаза не видели.

Антон Величко

Оригинал материала

«Версия»