Нефть ушла по-английски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Тюменские недра попали под контроль британского офшора

1105691201-0.jpg В середине июля прошлого года произошло мало кем замеченное, но весьма знаковое событие — владельцы холдинга «Альфа-Групп» Access/Renova (AAR) фактически закрыли мегасделку по слиянию активов ТНК и британской ВР, получив в итоге то, чего они, видимо, и хотели, — живые деньги. Более половины стоимости сделки, оцениваемой в 6,5 миллиарда долларов, ВР должна была выплатить не кэшем, а собственными акциями. Но соответствующий опцион, то есть преимущественное право покупки, был продан владельцами AAR немецкому Deutsche Bank, причем с ощутимым дисконтом — за 3,58 миллиарда долларов вместо положенных 3,75. Официально господин Фридман объяснил это желанием инвестировать деньги с куда большей доходностью, чем у бумаг британской компании.

Но если вспомнить, что прошлое лето прошло под знаком «ЮКОСа», то можно предположить, что в представлении собственников «Альфа-Групп» деньги по нынешним временам куда лучше каких бы то ни было активов, ибо арестовать, отобрать, конфисковать, национализировать (далее по списку) их неизмеримо сложнее. Тем более, если речь идет об активах, полученных в ходе сделки, которая вызывает, скажем мягко, недовольство Кремля. А слияние ТНК и ВР, широко разрекламированное как крупнейшие инвестиции в отечественную экономику, де-факто и де-юре представляло собой сделку двух офшорных компаний — то есть все полученное за российскую нефть Россию благополучно миновало. Так что теперь значительная часть российской нефтянки контролируется британской фирмой, зарегистрированной на Виргинских островах. Англичане, понятно, в выигрыше. Бывшие владельцы ТНК тоже: 6,5 миллиарда долларов — не худшая прибавка к пенсии. А вот идеологи и практики повторного огосударствления некогда приватизированных предприятий наверняка нервно покусывают локти.

Готовь офшор летом

Следует признать: владельцы AAR — люди предусмотрительные. Еще в 2001 году, когда теория равноудаления олигархов, которое, как выяснилось, предшествовало раскулачиванию, находилась еще в зародыше, они начали выстраивать структуру нефтяных активов, максимально удаленную от отечественной юрисдикции и начавшего показывать когти российского правосудия. Прежде нефтяная империя AAR по праву могла называться лоскутной — в нее входили собственно Тюменская нефтяная компания (ТНК), ОНАКО, СИДАНКО (помните таких?), украинский ЛИНОС и ряд активов помельче, причем у многих подконтрольных «Альфе» предприятий имелись и другие весьма крупные акционеры, в том числе и иностранные.

Безусловно, консолидация активов была необходима — это диктовали чисто деловые соображения, схожие процессы шли и в «ЮКОСе», и в «Сибнефти». Но собственники AAR не просто собрали свое добро вместе, но и предпочли переместить его в более безопасное по сравнению с Россией место. Речь шла, конечно, не о вышках и нефтепроводах, а об акциях. Стоит заметить, впрочем, что нефтяные активы никогда и не принадлежали тем же «Альфе» и «Ренове» напрямую — это вообще считается в России дурным тоном. То есть у них, конечно, были публичные хозяева, а были и непубличные.

Виргинское стояние

Теперь же вместо многочисленных фирм и фирмочек создавался единый холдинг — TNK International. Только вот прописку он получил странную — на Виргинских островах, славящихся ультралиберальным налоговым законодательством и, скажем так, полной индифферентностью к вопросам о реальных собственниках компаний, зарегистрированных на их территории. «Селить» там компанию с многомиллиардной капитализацией — это все равно что строить пятизвездочный отель в Гарлеме. Но безопасность — превыше всего. Тем более превыше прав миноритарных акционеров, которые от подобного бизнес-решения получали ноль целых фиг десятых прибыли.

Дело в том, что TNK International изначально создавался как аккумулятор для финансовых потоков. Нефть качается в России, а деньги оседают на Виргинских островах. Соответственно, все сливки, то есть дивиденды, достаются тому, кто контролирует офшор. Те же, кто в свое время купил акции российских компаний, объединенных в офшорный холдинг, оказываются не у дел.

Судите сами: акционеры ТНК, крупнейшей в холдинге, с 1999-го по 2001 г. получили всего 1,795 млрд руб., а владельцы TNK International – «Альфа-Групп» и Access/Renova — за аналогичный период времени получили полтора миллиарда, но только долларов. Обделенные «миноры» даже выиграли суд на тех же Виргинских островах, но денег так и не увидели.

Родина в кармане

Словом, владельцам AAR удалось отделить мух от котлет — то есть деньги от активов. В принципе такая схема «финансового пылесоса» могла работать сколь угодно долго, но еще при создании TNK International владельцы AAR заявили, что будут искать для нее стратегического покупателя, скорее всего, английскую ВР. Тогда этот ход мог показаться странным — на протяжении всей своей истории «Альфа» наращивала, а не распродавала активы. Казалось, что холдинг и дальше будет культивировать схему, при которой один-два центра прибыли замыкают на себя финансовые потоки разной силы от множества источников — неважно, каких. Тем более ТНК была явно не готова и к интеграции в международный бизнес — даже финансовую отчетность за 2001 год компания представила не по международным стандартам, как то было обещано, а по российским, которые, как известно, пишутся исключительно для налоговой инспекции, а она бдительность проявляет только тогда, когда это ей прикажут.

Тем не менее AAR настойчиво заявлял о скором альянсе с иностранцами. Видимо, здесь в расчет принимались уже не только экономические, но и политические расклады. У представителей «Альфа-Групп» давным-давно сложилась репутация людей, имеющих свободный доступ в кремлевские кулуары. Поэтому нет ничего невероятного в том, что они решили заблаговременно подстраховаться и защитить нефтяные активы с помощью иностранного лобби от потенциального наезда государства. (Вспомните: «ЮКОС» после ареста основных акционеров тоже пытался продать крупный пакет кому-либо из американцев, но было поздно.) Сделать это удалось вовремя — весной 2003 года обмывали свежесозданную TNK-BP, а уже летом первый менеджер «ЮКОСа» Платон Лебедев попал в СИЗО.

Впрочем, на момент заключения сделки такое никому не снилось и в страшном сне — напротив, государство и бизнес находились в прекрасных партнерских отношениях, а сам бизнес, в особенности нефтяной, переживал стадию бурного роста. Поэтому и в слиянии TNK с ВР никто и не думал искать какой-либо политической и околополитической подоплеки — сделку рассматривали исключительно с точки зрения бизнеса и в позитивном ключе.

Действительно, тогда привлечение иностранных инвестиций в Россию было не дежурной мантрой сохраняющих налет либеральности чиновников, а целенаправленной государственной экономической политикой. Правда, в случае с ТНК вышла осечка — инвестиции в российскую экономику заменил круговорот ценных бумаг на Виргинских островах с сухим финансовым осадком, осевшим в карманах владельцев AAR. Ведь ТНК-ВР — это такая же офшорка, как и TNK International, поровну принадлежащая AAR и собственно ВР.

Более того, в январе 2004 года AAR продали ТНК-ВР еще и 50% принадлежавшей им «Славнефти». Отступные — 2,6 и 1,4 миллиарда долларов соответственно. Добавьте к ним 3,6 миллиарда, полученных за не полюбившиеся альфовцам акции ВР, — и получите сумму, не дотягивающую даже до явно заниженной на аукционе стоимости «Юганскнефтегаза». За такие относительно небольшие деньги ВР получила контроль над третьей по величине нефтяной компанией России. Впрочем, небольшие — это если смотреть в масштабах страны. Но ведь ни одна копейка из этих миллиардов в бюджет не попала.

Словом, история ТНК — прекрасная иллюстрация механизма утечки капитала из страны. Пока государство уничтожает одну нефтяную компанию (прозрачную), владельцы других холдингов (к которым вопросов, может быть, поболе) продают отечественную нефтянку иностранцам, получая щедрые откупные. И кому, спрашивается, от этого становится лучше?..

Ринат Хисанов

Оригинал материала

«Новая газета»