Нефтяная промышленность-2001

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Коммерсант-Власть", origindate::24.10.2001

Нефтяная промышленность-2001

Кому принадлежит Россия

Петр Сапожников

Россия — одна из ведущих нефтедобывающих стран. Здесь сосредоточено 13% общего объема мировых запасов нефти.

Из добываемых в стране 7 млн баррелей нефти в сутки (около 29 млн т в месяц) экспортируется около 4,3 млн — по этому показателю Россия занимает второе-третье место в мире. На долю нефтяников приходится почти 10% общего объема промышленного производства страны — в силу высокой конкурентоспособности продукции нефтекомпаний падение объемов их производства было значительно ниже, чем в других отраслях российской промышленности. Увеличение добычи в последние годы было вызвано существенным скачком мировых цен на нефть. В 1998 году прибыль отрасли составила 15 млрд руб., в 1999-м —уже 120 млрд руб. Дальше ситуация складывалась еще благоприятнее: по данным Госкомстата, в прошлом году общий объем прибыли нефтяного сектора превысил 200 млрд руб. По оценкам Минэнерго, в 2001 году добыча нефти в России составит 325 млн т. Однако сами нефтяники прогнозируют, что добыча возрастет до 335-340 млн т (на такой уровень добычи Минэнерго рассчитывает выйти через десять лет). И даже если мировые цены на нефть продолжат снижение (такие предположения все чаще высказывают международные аналитики после терактов 11 сентября), спрос на нефть резко не упадет. Поэтому отрасль останется основным поставщиком средств в экономику России как в виде налогов, так и в виде заказов на оборудование смежным отраслям.

История: 1991-2000

В нефтяной отрасли наиболее ярко проявился такой кадровый парадокс: госчиновники с радостью покидали службу, для того чтобы возглавить частные компании, и, напротив, менеджеры новых компаний, набравшись опыта, уходили во власть — работа в отрасли уже не соответствовала их масштабу. Однако, несмотря на такое взаимопроникновение, отношения нефтяников и государства никогда не были безоблачными. От самой бюджетообразующей отрасли всегда требовали больше, чем она могла дать,— налогов, инвестиций в смежные отрасли, горючего для аграриев и Крайнего Севера... Но вопреки прогнозам прошлых лет, что нефтянку в ближайшие годы ждет крах, отрасль продолжала развиваться и увеличивать добычу.

1991

Нефтяная отрасль под двойным госконтролем — Минтопэнерго России и Миннефтегазпрома СССР. В конце года остался лишь один контролирующий орган — Минтопэнерго.

В апреле в Нижневартовске, одном из центров российской нефтедобычи, был зарегистрирован банк «Югорский». Его президентом стал Олег Кантор. Банк ждало яркое, но непродолжительное будущее. Изначально он был ориентирован на обслуживание нефтедобывающих предприятий Сибири. Наивысшего расцвета «Югорский» достиг в 1993 году — он занимал 17-е место в списке крупнейших российских банков по сумме активов. В июне 1995 года Олега Кантора зарежут на его подмосковной даче.

Converted 12156.jpg

Converted 12157.jpg

Вагит Алекперов
Равиль Маганов

В ноябре прошла регистрация концерна «Лангепас-Урай-Когалымнефть» при Минтопэнерго. Его президентом назначен первый замминистра нефтегазовой промышленности СССР Вагит Алекперов. Полное название корпорации уже мало кто помнит:

практически сразу она перешла на сокращенное наименование ЛУКОЙЛ (его придумал вице-президент компании Равиль Маганов, за что ему была выписана премия 300 руб.).

1992

Минтопэнерго создает еще два нефтяных концерна — «Сургутнефтегаз» и

ЮКОС. В начале года глава межбанковского объединения МЕНАТЕП Михаил Ходорковский стал заместителем министра топлива и энергетики. Впрочем, как утверждали в Минтопе, в министерском штатном расписании фамилия Ходорковкий не значилась, хотя ее обладатель и имел свой кабинет в Совмине.

Стартовал первый проект разработки шельфовых месторождений Сахалина. Конкурс на право разработки Пилыун Астохского и Лунского нефтегазовых месторождений выиграл концерн МММ, объединивший японскую Mitsui и американские McDermott и Marathon. Через год его переименуют в «Сахалин-2».

В апреле ряд предприятий Иркутской области, нефтегазодобывающее объединение «Варьеганнефтегаз» и областной Фонд собственности Иркутска учреждают акционерное общество закрытого типа «Русиа Петролеум» для разведки и разработки Ковыктинского и Верхнечонского месторождений.

В мае Минтопэнерго возглавил глава концерна «Газпром» Виктор Черномырдин. На этом посту он пробыл недолго — в декабре Черномырдин стал премьерминистром. В середине 1992 года заместитель министра Александр Самусев объявляет о начале разработки проекта указа президента России об акционировании предприятий нефтяной отрасли. Указ был принят в ноябре. По нему первыми нефтекомпаниями, в которых до 49% акций могло принадлежать частным вкладчикам, стали ЛУКОЙЛ, ЮКОС и «Сургутнефтегаз».

1993

Сразу после Нового года главой Минтопэнерго был назначен Юрий Шафраник,

который до 1990 года был гендиректором объединения «Лангепаснефтегаз».

В апреле постановлениями правительства были образованы акционерные общества открытого типа ЛУКОЙЛ, ЮКОС и «Сургутнефтегаз». Государству в них досталось по 45% уставного капитала. Компании возглавили главы концернов, на базе которых они были учреждены,— Вагит Алекперов, Сергей Муравленко и Владимир Богданов. Оставшиеся нефтедобывающие предприятия объединены в госпредприятие «Роснефть». Его президентом стал Александр Путилов. Однако к концу года около 30 нефтедобывающих объединений, акции которых были переданы в «Роснефть», начали активно настаивать на их выделении в самостоятельные компании.

1994

В мае правительство объявило о планах создания на основе активов «Роснефти» новых холдингов — Сибирско-Дальневосточной нефтяной компании (СИДАНКО), Восточной нефтяной компании (ВНК) и российско-белорусской госкомпании «Славнефть». Сейчас из этих компаний в первозданном виде осталась лишь «Славнефть». Ей удалось сохранить все активы, которые были включены в ее состав в 1994 году,— «Мегионнефтегаз», «Ярославнефтеоргсинтез» (ЯНОС), Ярославский и Мозырский НПЗ. Инициатором создания «Славнефти» был гендиректор «Мегионнефтегаза» Анатолий Кузьмин. Через три месяца он будет застрелен вместе с шофером в служебном автомобиле.

СИДАНКО должна была сразу выйти на второе-третье место по объемам добычи в России среди созданных компаний. Для нее из «Роснефти» были выделены крупнейшие из оставшихся неприватизированных добывающих объединений — «Варьеганнефтегаз», «Черногорнефть», «Пурнефтегаз» и более мелкие «Кондпетролеум» и «Удмуртнефть». Из СИДАНКО власти планировали сделать образцово-показательную нефтекомпанию, в которой за государством в течение трех лет

будет закреплен контрольный пакет акций, а доля бумаг, продаваемая иностранным инвесторам, не превысит 15%. Планы провалились — ни одно из этих требований не было выполнено, а в 1999 году против СИДАНКО было возбуждено дело о банкротстве.

Правительство подписывает постановление о создании Оренбургской нефтяной компании (ОНАКО). Премьер лично курировал создание ОНАКО. Компанию специальным постановлением освободили от большинства федеральных налогов (поговаривали, что она «запасной аэродром» Черномырдина на случай отставки). НПЗ НОРСИ (прежнее название «Нижегороднефтеоргсинтез») признан неплатежеспособным: завод так и не выбрался из кредитной ямы. Этот последний неприватизированный и не зависящий от крупных нефтекомпаний нефтеперерабатывающий завод до сих пор не расплатился с должниками.

В 1994 году правоохранительные органы впервые всерьез заговорили о проводящемся криминальными структурами планомерном отстреле нефтяников. Убийство Анатолия Кузьмина было первым. Через два месяца в подъезде своего дома был застрелен вице-президент ЮКОСа Владимир Зенкин. В мае неизвестные преступники зарезали директора АО «Нефтебур» Олега Литвинова. В сентябре был убит коммерческий директор компании «Нефть Самары» Юрий Шебанов. Занявшему место Владимира Зенкина вице-президенту ЮКОСа Виктору Тapxoву повезло больше: когда в Новокуйбышевске (Самарская область) взлетел на воздух его служебный джип, предпринимателя в нем не было.

1995

В январе с СИДАНКО случилась первая неприятность. По распоряжению Виктора Черномырдина «Пурнефтегаз» был возвращен в «Роснефть». В результате госкомпания лишилась примерно четверти объема нефтедобычи и значительной доли ресурсной базы.

В апреле президент Борис Ельцин подписал указ «О первоочередных мерах по совершенствованию деятельности нефтяных компаний». Им было разрешено проводить вторичные эмиссии для обмена на акции дочерних компаний, в том числе на акции, закрепленные в федеральной собственности. Хотя возможность присоединения «чужих» добывающих предприятий не оговаривалась, в течение трех следующих месяцев ЮКОС, используя указ, добился вхождения в свой состав АО «Самаранефтегаз», а ЛУКОЙЛ поглотил АО «Пермнефть».

Тогда же Минтопэнерго создало Южную нефтяную компанию (ЮНКО) для восстановления грозненских нефтепромыслов. Ее президентом был назначен Зия Бажаев.

В мае окончательно определился состав участников консорциума «Сахалин-1» по освоению Чайвинского, Одоптинского и Аркутун-Дагинского месторождений сахалинского шельфа. Ими стали японская Sodeco, американская Еххоп, «Роснефть» и входящий в его состав «Сахалинморнефтегаз».

В августе была учреждена Тюменская нефтяная компания (ТНК). В ее состав вошли «Тюменнефтегаз», «Нижневартовскнефтегаз» и Рязанский НПЗ.

В конце августа Борис Ельцин подписал указ «Об образовании Сибирской нефтяной компании». Обычно процедура учреждения компании ограничивалась постановлением правительства. Заслугу в появлении «высочайшего» распоряжения молва приписала создателю АО «Автомобильный всероссийский альянс» (AWA) и АО ЛогоВАЗ Борису Березовскому. В «Сибнефть» вошли «Ноябрьскнефтегаз» (ранее предполагалось, что он войдет либо в СИДАНКО, либо в ТНК) и Омский НПЗ.

Самые важные события в нефтяной отрасли России случились в конце года. У них была своя предыстория. В конце марта президент ОНЭКСИМбанка Владимир Потанин от имени банковского консорциума («Империал», Столичный банк сбережений, МЕНАТЕП, Альфа-банк и др.) предложил правительству сделку:

крупнейшие банки готовы кредитовать правительство в обмен на право управления госпакетами акций. Промышленность находилась на пике кризиса неплатежей, и государству крайне не хватало денег. Одни только нефтяные предприятия задолжали в госбюджет 7,536 трлн руб.— их хватило бы на ликвидацию задолженности по выплате пенсий, по зарплате военным, сотрудникам МВД и ФСБ, шахтерам и т. д.

Предложение поддержали. Властями была придумана уникальная форма передачи госпакетов в доверительное управление — залоговые аукционы (сейчас реальная стоимость выставленных на них пакетов акций превышает залоговую как минимум в десять раз). В ноябре залоговый аукцион по 40,16% НК «Сургутнефтегаз» выиграл за 1,4 трлн руб. пенсионный фонд «Сургутнефтегаз» (у компании, которая была должна в бюджет 1 трлн руб., сразу нашлись деньги); в декабре контрольный пакет акций СИДАНКО достался ОНЭКСИМбанку за $130 млн; 78% акций ЮКОСа получило АОЗТ «Лагуна» за $159 млн и передало их МЕНАТЕПу; 51 % акций «Сибнефти» ушел группе заявителей из Столичного банка сбережений и АОЗТ «Нефтяная финансовая компания», которые предложили кредит в $100,3 млн. За последней сделкой стояли Борис Березовский и никому тогда не известный московский нефтетрейдер Роман Абрамович.

ЛУКОЙЛ избежал залоговых аукционов — на них было продано всего 5% акций компании. Вместо этого компания обязалась погасить к 1 октября задолженность по налоговым отчислениям в размере 1 трлн руб. Она расплатилась с бюджетом, выпустив облигации, которые впоследствии были обменены на принадлежавшие правительству акции ЛУКОЙЛа.

1996

Converted 12158.jpg

Converted 12159.jpg

Роман Абрамович
Юрий Шафраник

В феврале ЮКОС добивается от своих дочерних АО утверждения документов, не меняющих статуса предприятий, но ставящих их под полный контроль материнской компании.

В июне Роман Абрамович стал членом совета директоров входящей в «Сибнефть» компании «Ноябрьскнефтегаз», а также главой московского представительства «Сибнефти». Главой совета директоров ТНК становится ушедший с поста министра топлива и энергетики Юрий Шафраник.

В сентябре состоялся денежный аукцион по продаже 34% акций СИДАНКО. На акции претендовали ОНЭКСИМбанк в лице компании «Интеррос-ойл» и компания «Альфа-Эко». Победителем стала «Интеррос-ойл», предложившая за пакет акций 326,1 млрд руб. (предложение «Альфа-Эко» составило 325,5 млрд руб.). Вице-президент СИДАНКО по коммерческим вопросам Зия Бажаев назначен первым вице-президентом компании.

На проведенном Российским фондом федерального имущества (РФФИ) инвестконкурсе по продаже 19% акций «Сибнефти» победила компания «Сине», принадлежащая Борису Березовскому. В октябре фирма Романа Абрамовича «Рифайн-ойл» стала победителем конкурса по продаже 15% акций «Сибнефти», обещав инвестировать в компанию $35,31 млн.

1997

Converted 12160.jpg

Зия Бажаев

В феврале создана Центральная топливная компания (ЦТК). Правительство поручило Госкомимуществу передать правительству Москвы для формирования компании контрольные пакеты акций АО «Московский НПЗ» и АО «Моснефтепродукт» (по 38%).

В марте новый президент компании «НОРСИ-ойл» Сергей Кириенко объявил о начале реализации программы погашения долгов НПЗ НОРСИ. Проект не заработал: вскоре Кириенко стал первым замминистра топлива и энергетики, а затем возглавил Минтопэнерго.

В апреле Зия Бажаев назначен президентом СИДАНКО — за него проголосовали 99% акций.

В мае Нефтяная финансовая компания (председатель совета директоров Бадри Патаркацишвили) выставила на продажу 51% акций «Сибнефти» по стартовой цене $101 млн. Победителем аукциона была признана Финансовая нефтяная компания, предложившая $110 млн. Ее учредителями были дочерние и аффилированные компании банка «СБС-Агро».

В июле прошел аукцион по продаже 40% акций ТНК. Победителем стала компания «Новый холдинг», которая представляла интересы компаний «Альфа-групп» и «Ренова», предложившая за пакет гигантскую по тем временам сумму $810 млн.

В августе была окончательно решена судьба «Пурнефтегаза» — трехлетняя борьба между СИДАНКО и «Роснефтью» за контрольный пакет акций предприятия закончилась в пользу «Роснефти». С подписанием мирового соглашения по «Пурнефтегазу» исчезло последнее препятствие в приватизации «Роснефти». Продажа компании была намечена на первое полугодие 1998 года.

В сентябре в Москве и Нижневартовске прошли первые в истории отрасли взаимоисключающие собрания акционеров АО «Нижневартовскнефтегаз». (Эта практика широко распространится в последующие годы. По ней оба собрания будут объявлять себя совершенно законными и набравшими кворум, выбирать своих гендиректоров, советы директоров,подавать в суды на решения друг друга.) В Москве прошло собрание акционеров, поддерживающих ТНК и стоящие за ней «Альфа-групп» и «Ренова». В Нижневартовске в собрании акционеров приняли участие сторонники Виктора Палия.

В ноябре ОНЭКСИМбанк, британская ВР и СИДАНКО подписали соглашение о стратегическом партнерстве. ВР приобрела у банка 10% уставного капитала СИДАНКО за $571 млн.

В декабре ЮКОС приобрел 44% акций ВНК из выставленных на спецденежный аукцион 50% акций нефтекомпании. В совокупности с уже имевшимися у него 9% акций ВНК новое приобретение составило контрольный пакет — так ЮКОС вышел на второе место в России по объемам добычи. Михаил Ходорковский заявил, что ЮКОС намерен совместно с «Сибнефтыо» принять участие в приватизации «Роснефти».

Арбитражный суд Ханты-Мансийского АО ввел внешнее управление на «Нижневартовскнефтегазе». Внешним управляющим назначен вице-президент ТНК Федор Маричев. Компания выиграла конфликт с Виктором Палием.

1998

По окончании рождественских каникул ЮКОС и «Сибнефть» подписали меморандум об объединении в компанию ЮКСИ. Предполагалось, что ЮКСИ станет обладателем самых больших в мире доказанных запасов нефти и займет первое место в российской нефтяной табели о рангах. Согласно меморандуму, 60% акций ЮКСИ отошли акционерам ЮКОСа и 40% — акционерам «Сибнефти». Возглавил компанию Михаил Ходорковский.

Борис Ельцин назначил главу Минтопэнерго Сергея Кириенко и. о. премьер-министра России вместо Виктора Черномырдина. Через месяц Госдума с третьего раза утвердила Кириенко в должности премьера.

ВР объявила об отказе участвовать в конкурсе по продаже «Роснефти» (ожидалось, что ее стартовая цена составит $2,5 млрд). О своих сомнениях в необходимости такой покупки заявил и специально созданный для приобретения «Роснефти» альянс Shell, «Газпрома» и ЛУКОЙЛа.

Зия Бажаев ушел из СИДАНКО и организовал в апреле компанию «Группа „Альянс"». Ее основная деятельность — антикризисное управление нефтедобывающими и нефтеперерабатывающими предприятиями.

В конце мая ЮКОС и «Сибнефть» выступили с совместным заявлением: переговоры о слиянии этих компаний в холдинг ЮКСИ прекращены. Гораздо позже создатели компании признались: ЮКСИ создавался для приобретения «Роснефти». Поскольку интерес к госкомпании у Михаила Ходорковского и Бориса Березовского пропал (при низких ценах на нефть стоимость госкомпании была явно завышенной), создание ЮКСИ для них потеряло интерес.

Через день Сергей Кириенко заявил, что конкурс по продаже «Роснефти» провалился:

на него не было подано ни одной заявки. Премьер подписал постановление об увольнении президента «Роснефти» Юрия Беспалова и председателя совета директоров компании Александра Путилова.

Converted 12161.jpg

Анатолий Фомин

В начале августа совет директоров «Славнефти» принял решение о досрочном прекращении полномочий ее президента Анатолия Фомина. Государство впервые столь жестко обошлось с руководителем крупной госкомпании, не заплатившей налоги (ее долги перед федеральным бюджетом достигли 337,2 млн деноминированных руб.). И. о. президента компании назначили начальника управления реформирования нефтяной отрасли Минтопэнерго Василия Думу. Поговаривали, что «Славнефтью», одной из последних неприватизированных нефтекомпаний в России, заинтересовался ЮКОС, а Василий Дума является «человеком Михаила Ходорковского». Правда, в самом ЮКОСе версию о дружбе Ходорковского и Думы назвали «смешной».

Сразу после дефолта нефтяные компании объявляют о начале программ сокращения издержек. Первым стал ЮКОС, который заявил, что его добывающие и перерабатывающие подразделения отныне управляются отдельными компаниями: добыча отдана компании ЮКОС-ЭП (Exploration & Production), a переработка и сбыт — компании ЮКОС-РМ (Refining & Marketing).

Новый министр топлива и энергетики Сергей Генералов заявил на международной конференции по энергетике в Кейптауне, что правительство рассматривает возможность слияния «Роснефти», «Славнефти» и ОНАКО в единую госкомпанию — четвертую по объемам нефтедобычи в России.

Мировые цены на российскую нефть упали до самого низкого за последнее десятилетие уровня — менее $10 за баррель.

1999

В январе вице-премьер Владимир Булгак провел совещание по вопросам укрупнения нефтяных компаний. Было принято решение объединить госпакеты акций «Роснефти», «Славнефти» и ОНАКО в холдинг «Госнефть». ТНК также было предложено войти в новую структуру (на тот момент у государства оставалось 49% акций нефтекомпаний). Решение было крайне отрицательно встречено ЛУКОЙЛОМ и ЮКОСом: у них были свои виды на госкомпании. Вагит Алекперов предложил правительству присоединить к его компании «Славнефть» и ОНАКО (за 6% акций ЛУКОЙЛа), а Михаил Ходорковский хотел получить «Роснефть» и ОНАКО. С «объединительным» предложением выступила и ТНК — она хотела бы присоединить «Славнефть».

В марте ВР вышла из крупнейшего международного нефтяного проекта в России — по освоению Приобского месторождения (Западная Сибирь),— по сути подарив ЮКОСу, своему российскому компаньону по Приобскому, все свои вложения в проект. ЮКОС стал единоличным хозяином месторождения.

В апреле ВР взяла СИДАНКО под операционный контроль. Британской компании принадлежало (да и сейчас принадлежит) лишь 10% акций СИДАНКО, однако ей достались почти все места в совете директоров нефтекомпании. «Иностранная помощь» СИДАНКО не помогла. В мае Арбитражный суд Московской области установил в нефтекомпаний внешнее управление. Принятое решение было уникально по двум причинам: во-первых, в России еще никогда не банкротили столь крупную компанию; во-вторых, против банкротства выступали все без исключения кредиторы СИДАНКО, но суд решил по-своему.

В июне новый министр топлива и энергетики Виктор Калюжный вновь заявил о необходимости объединения «Роснефти», «Славнефти» и ОНАКО.

ТНК вступила в борьбу с ВР за обанкроченную «Черногорнефть» — дочернее предприятие СИДАНКО. Первый заместитель председателя правления ТНК Герман Хан (ранее член совета директоров СИДАНКО) объявил, что «ТНК готова участвовать в аукционе в качестве покупателя „Черногорнефти"». После этого у ТНК начались проблемы с американским Eximbank — банк на неопределенный срок перенес открытие кредитной линии для Рязанского НПЗ (на сумму $300 млн) и решение о начале кредитования работ по реабилитации Самотлора (на $200 млн).

На Пильтун-Астохском месторождении началась добыча нефти. «Сахалин-2» стал первым в России нефтегазовым проектом, начавшим работу на условиях СРП.

В сентябре Виктор Калюжный провел внеочередное собрание акционеров «Транснефти», на котором от их имени проголосовал за отставку президента «Транснефти» Дмитрия Савельева и назначение на этот пост вице-президента ЛУКОЙЛа Семена Вайнштока. Уволенный объявил, что не намерен покидать свой пост. На следующий день офис «Транснефти» был окружен ОМОНом. Дмитрию Савельеву пришлось расстаться с «Транснефтью».

В октябре ЛУКОЙЛ впервые прекратил поставки нефти в Литву — так он ответил на решение сейма республики продать американской Williams International Company 51% акций Mazeikiu Nafta, в состав которой входит единственный в Прибалтике Мажейкяйский НПЗ. С момента основания ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов считал этот завод своей вотчиной, несмотря на то что он находится на территории другого государства, а у ЛУКОЙЛа никогда не было доли в этом предприятии.

Юрий Лужков подписал распоряжение, по которому 100% акций ЦТК передаются в качестве оплаты доли московского правительства (25%) в уставном капитале Московской нефтяной компании (МНК). В ноябре председатель правления ЦТК Юрий Шафраник был отстранен от занимаемой должности, в отставку отправлено все правление компании. Решением акционеров все управленческие функции переданы в МНК.

ЛУКОЙЛ завершил присоединение нефтекомпании «КомиТЭК» и начал поглощение ее многочисленных дочерних и «внучатых» предприятий. В частности, он стал владельцем контрольного пакета акций «Коминефти», которая, в свою очередь, владела 25% акций компании «Северная нефть». Несмотря на небольшую долю, ЛУКОЙЛ провел совет директоров «Северной нефти», на котором прекратил полномочия гендиректора Александра Самусева. Вскоре Самусев провел «альтернативное заседание» совета, отменившее решения, принятые ЛУКОЙЛОМ. Это противостояние ЛУКОЙЛа и «Северной нефти» было далеко не последним — до сих пор крупнейшей российской нефтекомпании не удалось выиграть у этого маленького предприятия (в 1999 году «Северная нефть» добыла 740 тыс. тонн нефти) ни одного серьезного дела.

26 ноября в Нижневартовске прошел конкурс, на котором ТНК купила имущество «Черногорнефти» за $176 млн.

Торги по принадлежавшим государству 49,8% акций ТНК выиграла компания «Новые приоритеты» — структура, аффилированная с компаниями «Альфа-групп» и «Ренова».

В самом конце декабря завершился крупнейший нефтяной скандал 1999 года — акционеры СИДАНКО и ТНК подписали соглашение по урегулированию конфликта вокруг «Черногорнефти». ТНК согласилась вернуть «Черногорнефть» в СИДАНКО и получить взамен блокирующий пакет акций нефтекомпании.

2000

Converted 12162.jpg

Василий Дума

В январе собрание акционеров «Славнефти» досрочно прекратило полномочия ее президента Василия Думы и назначило на этот пост Михаила Гуцериева, бывшего вице-спикера Госдумы от ЛДПР. ЮКОС приобрел 16% акций «Оренбургнефти», основного нефтедобывающего предприятия компании ОНАКО.

9 марта в авиакатастрофе погиб президент АО «Группа „Альянс"» Зия Бажаев. Президентом компании стал его брат Муса Бажаев.

В июле власти приступили к «равноудалению» олигархов. Начали с ЛУКОЙЛа -ФСНП сообщила о возбуждении уголовного дела против руководителей компании. Полицейские утверждали, что они выявили факты «укрытия от налогообложения крупных средств». Официально сумма не называлась, однако в приватных беседах полицейские утверждали, что речь идет минимум о $500 млн (потом эта цифра уменьшилась до 760 млн руб.). В ФСНП уточнили, что уголовное дело возбуждено в отношении руководителя компании Вагита Алекперова и главного бухгалтера Любови Хобы. Менее чем через месяц Московский арбитражный суд отклонил все претензии к компании, уголовные дела были закрыты.

В августе ФСНП похозяйничала в офисе «Сибнефти». Руководство компании сразу заявило, что имела место «обычная проверка». «Сибнефть» не предъявила претензий к ФСНП, хотя действия последней привели к мгновенному снижению капитализации компании на $101 млн.

В сентябре РФФИ подвел итоги инвестконкурса по продаже госпакета акций ОНАКО (85%). Победителем стала принадлежащая акционерам ТНК фирма «Евро-ТЭК» — она предложила за

ОНАКО $1,08 млрд. На следующий день «Сибнефть» объявила, что владеет 40% акций «Оренбургнефти»: их она купила у ЮКОСа. ТНК оказалась в сложном положении: «Сибнефть» и ТНК в то время находились в натянутых отношениях. Сам ЮКОС в это время приобрел 19,9% акций ВСНК к тем 50%, которыми он уже располагал.

В декабре после череды задержек и судебных разбирательств в США ЛУКОЙЛ закончил сделку по приобретению американской компании Getty Petroleum Marketing (GPM) за $71 млн. В СРМ входит более 1300 бензоколонок.

Кредиторы входящего в СИДАНКО «Варьеганнефтегаза» (ВНГ) приняли решение о продаже бизнеса предприятия. Имущество ВНГ было оценено в $91 млн. Главным претендентом на него выступила «Группа „Альянс"», которая уже контролировала около 25% акций предприятия. Конкурс так и не состоялся, а вокруг ВНГ в декабре произошел скандал.

Исчез внешний управляющий ВНГ Антон Лычагин. Акционеры СИДАНКО отправили в правоохранительные органы заявление Лычагина, в котором он утверждал, что руководство «Группы „Альянс"» предлагало ему $2 млн в обмен на отказ от управления ВНГ, в противном случае ему грозили расправой. На следующий день внешний управляющий нашелся, и Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа вынес определение о прекращении дела о банкротстве ВНГ. Однако «Группа „Альянс"» распространила пресс-релиз, в котором указала, что «намерена обжаловать решение окружного суда в Высшем арбитражном суде».

Современность

Для нефтяных компаний 2001 год обещает стать одним из самых спокойных за все время их существования: государство практически не беспокоило нефтяников своими претензиями, закончились почти все разбирательства с миноритарными акционерами, новых скандалов не возникало, а старые благополучно завершились. Конфликт был только один — вокруг месторождений Вала Гамбурцева. Да и в нем крупные нефтекомпании участвовали скорее по привычке — чтобы не потерять квалификацию.

ТНК забрала СИДАНКО у «Черногорнефти»

В этом году была поставлена точка в противостоянии акционеров Тюменской нефтяной компании (ТНК) и СИДАНКО в вопросе обладания «Черногор-нефтью». Причем конфликт завершился неожиданно — ТНК попросту скупила 84% акций СИДАНКО. Все остались довольны. «Интеррос» получил $650 млн за 44% акций СИДАНКО и, как и ТНК, увеличил до блокирующего свой пакет акций в компании «Русиа Петролеум». Другой акционер СИДАНКО, фонд Kantupan, получил от ТНК практически ту же сумму за 40% акций. В СИДАНКО вернулось имущество «Черногорнефти», на чем настаивала британо-американская ВР. Она, в свою очередь, сохранила статус оператора в СИДАНКО и «Русиа Петролеум».

Таким образом, ТНК уже в ближайшее время станет третьей по объемам добычи нефтекомпанией в России. По этому показателю она обгонит «Сургутнефтегаз» и приблизится к ЮКОСу. Суммарный объем добычи подразделений ТНК, приобретенной ею в прошлом году нефтекомпании ОНАКО и СИДАНКО достигнет 50 млн тонн («Сургутнефтегаз» в 2000 году добыл 40 млн тонн). Впрочем, ТНК еще долго не сможет безраздельно управлять приобретенным имуществом. Как отметил Петер Хеншоу, директор по внешним связям ВР в России, несмотря на то что у ТНК теперь наиболее существенный пакет акций СИДАНКО, ВР с ее долей 10% останется оператором нефтекомпании еще на три года.

Прокуратура отпустила «Сибнефть»

Прекращены сразу два уголовных дела, возбужденных Генпрокуратурой по фактам мошенничества, совершенного топменеджерами «Сибнефти». Дела связаны с экспортом нефти в ближнее зарубежье. Следователи признали, что состава преступления не было.

Начались эти дела с громких заявлений представителей центра общественных связей Генпрокуратуры о выявленных в «Сибнефти» многомиллиардных хищениях и неуплате налогов. Генпрокурор Владимир Устинов пообещал лично изучить эти материалы и взять расследование под свой контроль. Первое дело было связано с поставками нефти в Киргизию. По данным правоохранительных органов, сырье не покидало пределов России, а компания, благодаря необоснованному возврату НДС, получила 12 млн руб. Во втором случае речь шла об экспорте нефти в Белоруссию, Молдавию и на Украину. «Сибнефть» якобы необоснованно получала льготы по НДС и по выплатам за транспортировку сырья, умышленно завышая объемы поставок.

В самой «Сибнефти», руководство которой практически в полном составе побывало на допросах в Генпрокуратуре, эта история особого беспокойства не вызвала. «„Сибнефть" никогда не поставляла нефть в Белоруссию, Молдавию и на Украину,— говорили нефтяники.— А по киргизским сделкам компанию уже проверяли налоговики и ничего криминального не обнаружили».

Помимо упомянутых дел Генпрокуратура прекратила еще одно расследование, которое было связано с приватизацией. Оно проводилось в отношении организатора конкурса по продаже нефтекомпании — ЗАО НФК. Там тоже никакого мошенничества так и не было обнаружено.

Впрочем, после прекращения дел появились слухи, что Генпрокуратура отвязалась от нефтекомпании только потому, что руководство «Сибнефти» и администрация президента достигли договоренности: якобы руководители «Сибнефти» согласились с выдвинутыми против них финансовыми претензиями и заплатили в бюджет несколько десятков миллионов долларов. Средства на это изыскали довольно просто —16 августа на собрании директоров «Сибнефти» было принято решение выплатить дивидендов по акциям на $612 млн.

Минприроды преодолевает Вал Гамбурцева

Впрочем, российская нефтяная отрасль не умеет жить без конфликтов. Стоило утихнуть скандалам между крупными компаниями, старавшимися отнять друг у друга как можно больше нефтяной собственности, как начались другие разбирательства. В отсутствие врагов в своей весовой категории большие компании ополчились на «Северную нефть» — фирму, которая добывает меньше 1 млн тонн нефти в год (для сравнения:

ежегодная добыча «ЛУКойла» составляет около 65 млн тонн). Скорее всего, их претензии имеют основания: «Северная нефть» выиграла конкурс по месторождениям Вала Гамбурцева за смехотворную сумму, которая чуть ли не в 20 раз меньше той, которую предлагали крупные игроки.

Большая часть нефтегазовых ресурсов попала к недропользователям без всякого конкурса, после того как в 1992 году правительство разрешило выдавать создаваемым нефтяным компаниям лицензии на месторождения, числившиеся на их балансе. Все лучшие месторождения разошлись именно таким образом. В результате сейчас российские нефтегазовые компании набиты запасами под завязку — их хватит на 30-40 лет. Этот показатель кажется фантастическим, если учесть, что ведущие западные компании обеспечены ресурсами лишь на 10-15 лет, причем за каждый баррель нефти они заплатили полновесную рыночную цену ($5-8). Наши компании приобретали запасы по крайне низким ценам. Например, ЛУКОЙЛ, поглотив «КомиТЭК», заплатил $0,17 за баррель запасов.

Однако новым игрокам они не позволяют играть по этим правилам. Конкурс на право разработки нефтегазовых месторождений Вала Гамбурцева («Северная нефть» заплатила $0,11 за баррель) сопровождался громкими скандалами и обращениями в суды. Необычный накал страстей в отрасли обусловлен тем, что в России практически не осталось свободных экономически привлекательных месторождений.

В результате глава Минприроды Виталий Артюхов подписал постановление о досрочном прекращении права «Северной нефти» на пользование недрами месторождений Вала Гамбурцева. Обоснование было явно надуманным: «Северная нефть» не соблюдает лицензионные соглашения и не отчисляет деньги на социально-экономическое развитие территории (она должна была выплатить Ненецкому АО $20 млн, но не смогла по вине администрации округа).

Свою подпись под документом должен был поставить и глава Ненецкого АО Владимир Бутов. Однако он заявил, что не намерен подписывать постановление Минприроды: в округе и без «Северной нефти» достаточно нарушителей лицензионных соглашений, с которых и надо начинать «воспитательную работу». Минприроды настаивает на своем: оно предписало компании сдать лицензии на Вал Гамбурцева. В качестве обоснования министерство ссылается на решение суда города Тимашевска, признавшего проведенный конкурс незаконным. Чем закончится это разбирательство, пока неизвестно. «Северная нефть» утверждает, что уже вложила в освоение Вала Гамбурцева более $14 млн. и продолжит разработку.

Со временем у «Северной нефти» стали появляться последователи — малые нефтяные компании, тесно связанные с властями новых нефтедобывающих регионов, например Красноярского края и Якутии. Впрочем, такая ситуация возможна далеко не везде. В Эвенкии губернатором стал бывший директор по развитию компании ЮКОС-РМ Борис Золотарев. Что уж говорить о губернаторе Чукотки Романе Абрамовиче, который предоставил своей «Сибнефти» статус наибольшего благоприятствования в регионе!

«Сургутнефтегаз» может купить «Сибнефть»

У нефтяников остается еще один путь увеличить добычу в России — продолжить поглощения других добывающих компаний. По мнению аналитиков, такой путь вполне вероятен для «Сургутнефтегаза», у которого на счетах аккумулировано около $4,5 млрд собственных средств. Утверждают, что большая часть этих денег лежит в Сургутнефтегаз-банке и приносит лишь 3-4% годовых. Конечно, их можно потратить на развитие собственных месторождений, что является традиционной инвест олитикой компании, но можно использовать и для приобретения сторонних активов. Необходимостью запуска в оборот накопленных средств можно объяснить участие «Сургутнефтегаза» в конкурсах по приобретению Вала Гамбурцева и Талаканского месторождения. Однако для этой компании все подобного рода конкурсы мелковаты: реальная стоимость этих месторождений не превышает 10% накопленных «Сургутнефтегазом» средств.

Видимо, поэтому несколько месяцев назад появились слухи о том, что «Сургутнефтегаз» покупает «Сибнефть». Такая покупка вполне по силам «Сургутнефтегазу» — для приобретения сравнимой по масштабам компании ему даже не придется привлекать кредиты. Впрочем,непонятно, насколько достоверны эти слухи и есть ли у «Сибнефти» акционеры, согласные продать пакет акций, позволяющий осуществлять полный контроль над компанией.

Первый вице-президент «Сибнефти» Александр Корсик некогда заявлял, что «основные акционеры компании контролируют 88% ее акций».До 1999 года термин «основные акционеры» в отношении «Сибнефти» было принято расшифровывать как «компании, подконтрольные

Борису Березовскому и Роману Абрамовичу». В «Сибнефти» утверждают, что у Бориса Березовского акций нет и в помине. Сам Березовский заявляет, что остается одним из двух основных совладельцев «Сибнефти» и что никаких переговоров о продаже с ним никто не вел.

Российские нефтяники осваивают мир

Поскольку все значительные месторождения в России уже давно распределены, для крупных нефтекомпаний все больший интерес начинают представлять проекты за пределами России. За последние два года приличную (даже по мировым масштабам) прибыль сумел накопить не только «Сургутнефтегаз». Теперь нефтяники вполне могут вложить ее в новые иностранные проекты, которые сулят гораздо более быструю окупаемость, чем разработка оставшихся нераспределенных российских месторождений.

Converted 12163.jpg

Михаил Гуцериев

Ряд проектов, которые до недавнего времени казались вполне осуществимыми, теперь могут быть заморожены на неопределенный срок — после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Российские нефтяники столбили за собой участки в тех странах, которые, мягко говоря, не пользовались большим расположением Соединенных Штатов, в частности Ираке и Судане. Наибольшую активность в этом в последнее время проявлял глава «Славнефти» Михаил Гуцериев, бывший вице-спикер Госдумы, лично знакомый с главами многих стран третьего мира. Теперь перспективы сотрудничества со странами, которые США подозревают в пособничестве терроризму, становятся весьма туманными. Так уж получилось, что объявленная Америкой борьба с «мировым злом» наверняка будет направлена и против ряда нефтедобывающих государств (США при этом не пугает, что обещанные бомбежки могут привести к росту и так уже сильно завышенных мировых цен на нефть).

Впрочем,у нефтяников остается более безопасный путь сотрудничества в международных проектах. Летом нефтекомпания ЮКОС и американская Marathon Oil Company подписали меморандум о взаимопонимании и создании стратегического альянса. Это, скорее всего, не означает возвращения Marathon в Россию (компания в 2000 году вышла из консорциума «Сахалин-2»). В рамках альянса будет организована совместная группа по оценке возможных инвестиций. Но ее офис будет находиться в Лондоне.

Converted 12164.jpg

Михаил Ходорковский

Пока ЮКОС и Marathon не распространяются о деталях будущего сотрудничества. В совместном пресс-релизе компании лишь привели не перегруженные подробностями цитаты своих руководителей. Глава ЮКОСа Михаил Ходорковский заявил, что «с Marathon будут установлены взаимовыгодные отношения, которые после подписания соответствующего соглашения будут способствовать успешному развитию бизнеса обеих компаний». А президент Marathon Кларенс Казалот объявил, что «речь идет о взаимодействии компаний, дополняющих технический и международный опыт друг друга».

По словам Казалота, одним из результатов совместной деятельности могут стать инвестиции Marathon в энергетические проекты в России. Но, скорее всего, стратегический альянс заключается для организации совместного бизнеса за пределами России.

Тенденции

Нефтяная отрасль становится все менее конфликтной. Скандалы, еще год назад отнимавшие у нефтяников массу времени и сил, уходят в прошлое. Оказалось, что делить им уже особенно нечего — все достойное интереса имущество уже разделено. Возможно, это объясняется тем, что передел в нефтяной отрасли России начался на несколько лет раньше, чем в остальной промышленности. Теперь же «нефтяным генералам» остается лишь увеличивать добычу. И ждать приватизации оставшейся нераспределенной нефтяной госсобственности и раздела «Газпрома». Именно за газовые активы среди владельцев нефтекомпаний может развернуться нешуточная борьба.

В недавнем интервью «Коммерсанту» президент Тюменской нефтяной компании (ТНК) Семен Кукес предсказал, что в ближайшие годы нефтяные компании начнут создавать консорциумы для совместной работы на неосвоенных месторождениях. Их освоение потребует таких затрат, что в одиночку на новых площадях работать будет не под силу. Причем для разработки трудноизвлекаемых запасов нефти будут создаваться большие группы из пяти-шести участников — по типу западных консорциумов, которые работают, например, на шельфах Сахалина или Каспия.

Прообразом таких объединений может стать совместный проект, который ЮКОС и «Сибнефть» начали на Чукотке. Компании объявили о начале изучения шельфов Чукотского и Восточно-Сибирского морей вблизи территории Чукотского автономного округа. В ближайшие месяцы компании создадут на паритетных началах СП, которое займется обработкой исходных геологических данных, а в дальнейшем — сейсмическими исследованиями и разведочным бурением.

Несмотря на то что запасы нефти и газа на Чукотке составляют более 3 млрд т условного топлива, их серьезной разведкой еще никто не занимался — разработка месторождений крайне затруднена сложными геологическими и метеорологическими условиями. Известно лишь, что недра только самых перспективных участков —Анадырского и Хатырского бассейнов — могут содержать до 1,5 млрд т нефти и газа.

Геологи предполагают, что строение месторождений Чукотского шельфа должно в общих чертах повторять строение шельфа Аляски. Так что в дальнейшем, если ЮКОС и «Сибнефть» решат создавать «полноценный» консорциум, возможно, им придется привлечь кого-нибудь из иностранных нефтяников, имеющих опыт разработки шельфовых месторождений американского Крайнего Севера.

Консорциумы будут необходимы и для разработки трудноизвлекаемых нефтяных месторождений на континенте — в тех регионах, где для добычи нет никакой инфраструктуры. В ближайшие годы нефтяники намерены поделить остатки свободных ресурсов. Это более 550 месторождений, но далеко не все из них реально будут осваиваться. В прошлом году группа исследователей под руководством заместителя министра энергетики Валерия Гарипова впервые составила прогноз развития нефтедобычи до 2015 года для объектов нераспределенного фонда недр и пришла к неутешительным выводам.

Как выяснилось, разработка лишь 86 из 556 месторождений имеет экономический смысл. В некоторых случаях эффективная технология извлечения нефти вообще отсутствует (это касается, например, Баженовской свиты Салымского месторождения, которая вряд ли будет освоена в ближайшие годы). Вероятные суммарные запасы этих 86 перспективных месторождений составляют всего 247,5 млн т. Добыча на них в 2015 году не превысит 13,3 млн т, что составляет всего 4% от объема прошлогодней российской добычи. Впрочем, еще почти столько же должны дать месторождения, которые предстоит открыть в период до 2015 года.

Тем не менее, если поскрести по сусекам, кое-что ценное все же можно обнаружить. «По целому ряду показателей наиболее перспективными из числа свободных я считаю месторождения Ямало-Ненецкого АО,— утверждает Гарипов.— Эти ресурсы наиболее экономически привлекательны, так как достаточно разведаны и расположены в районе с развитой сетью трубопроводов. Внутренняя норма рентабельности таких месторождений, исчисленная по методике Минэкономразвития, достигает 15-20% на срок разработки 20 лет».

Нефтяные компании все больше заинтересованы и в работе в смежной отрасли — газодобыче. Еще одно соглашение о совместной работе ЮКОС подписал с газовой компанией «Итера». Оно носит предварительный характер: это декларация о намерениях «вести совместную разработку ряда перспективных газовых месторождений Сибири». При этом стороны не уточнили ни конкретных регионов, в которых они будут осуществлять совместные проекты, ни сроков начала их осуществления, ни форм участия в них каждой из компаний. Президент 000 «Итера холдинг» Валерий Отчерцов лишь заявил, что компании нужны деньги на разработку: «В ближайшие семь—десять лет „Итера" намерена увеличить объемы ежегодной добычи до 80 млрд кубометров, что потребует капиталовложений на уровне $1,5 млрд», а президент ЮКОС ЭП Юрий Бейлин ответил, что деньги на это найдутся: «В рамках развития совместных проектов ЮКОС готов инвестировать средства в новые эффективные направления в области добычи».

Соглашение ЮКОСа с «Итерой» заключено с далекой перспективой. Несколько последних лет нефтяники мечтают о том дне, когда «Газпром» потеряет монополию на добычу природного газа. Российским нефтяным компаниям давно уже не хватает «газовой составляющей» — из-за того, что «Газпром» никого не подпускает к транспортировке природного газа, им приходится тормозить те свои нефтяные проекты, в результате реализации которых они волей-неволей будут получать много «непрофильного» сырья. Однородные месторождения, в которых есть только нефть (пусть даже вместе с попутным нефтяным газом, который сжигается в факелах) или природный газ, давно уже разобраны нефтяниками и «Газпромом». Так что в будущем все добытчики будут вынуждены осваивать смешанные нефтегазовые и нефтегазоконденсатные месторождения. В этой ситуации создание тандема ЮКОС—«Итера» выглядит более чем логичным.

Более того, если «Газпром» все же будет разделен на добывающую и транспортную компании, в будущем нефтяников ждет борьба за российскую газовую отрасль. Мировая практика показывает, что интегрированные нефтегазовые компании более устойчивы, чем только нефтяные или газовые. Ценообразование на нефтяном и газовом рынках несколько отличается. Рост или падение газовых цен всегда несколько запаздывает по отношению к ценам на нефть. Крупные мировые компании всегда имеют возможность сгладить последствия обвала нефтяного рынка — в течение нескольких последующих месяцев стоимость добываемого ими газа остается относительно высокой. К тому же амплитуда колебаний нефтяных цен всегда несколько ниже, чем газовых (с конца 1998 года стоимость нефти выросла втрое, природный газ подорожал в пять раз).

И дело даже не в том, что с разделением «Газпрома» (в случае если его реструктуризация зайдет так далеко)нефтяники начнут охоту за пакетами акций образовавшихся газовых компаний, борьбу с акционерами и их вытеснением из акционерных обществ. Скорее всего, этого не произойдет. Просто новые газовые компании сами начнут искать пути к объединению с нефтяниками. Выиграют те, кто предложит друг другу наиболее выгодные условия. Сейчас более или менее серьезный опыт добычи и утилизации есть только у «Сургутнеф-тегаза» и ЮКОСа. Союз с «Итерой» позволит ЮКОСу получить более серьезную информацию о том, как проводить подобные объединения.

Впрочем, о совместной работе с нефтяниками «Газпром» задумался уже сейчас. «Газпром», его дочернее предприятие ЗАО «Росшельф» и госкомпания «Роснефть» подписали соглашение о создании консорциума для разработки Приразломного месторождения нефти на условиях раздела продукции. «Роснефти» в консорциуме достанется 50% акций. Госкомпания компенсирует «Газпрому» и «Росшельфу» понесенные ими затраты в $150 млн.

Подписание соглашения состоялось буквально на следующий день после того, как прежний газпромовский партнер по Приразломному проекту — немецкая компания Wintershall — заявил о замораживании на год своих инвестиций в Приразломное. Пресс-секретарь Wintershall Майер Биндер уверяла „Ъ", что немецкой компании «просто не удалось набрать необходимое количество рабочих, и через год она возобновит работу в проекте». Тем не менее мало кто сомневался, что немцы уходят из нефтяного проекта в Печорском море навсегда.

По новому соглашению стороны создадут консорциум, в котором 50% капитала достанется «Газпрому» с «Росшельфом» и 50% — «Роснефти». Компании договорились осуществить 100% инвестиционных затрат по Приразломному проекту в форме вклада в собственный капитал. В будущем в проекте могут появиться и другие инвесторы, тогда партнеры готовы рассмотреть возможность уменьшения своих долей в их пользу.

Но все же создание нефтегазовых компаний — дело весьма далекого будущего. Скорее всего, до этого произойдет продажа акций нефтяных госкомпаний — «Славнефти» и «НОРСИ-Ойл». Работать на этом поле нефтяникам гораздо привычнее — несмотря на то что продажа 19,68% акций «Славнефти» планируется в 2002 году (приватизация «Роснефти» состоится не раньше чем в 2003 году).

Некоторые нефтекомпании уже определились, будут ли они участвовать в тех или иных торгах. К примеру, ЛУКОЙЛ официально объявил о том, что не будет бороться за акции «Славнефти» — его, по словам вице-президента компании Леонида Федуна, больше интересует «НОРСИ-Ойл» (аукцион состоится 19 октября). Скорее всего, основными конкурентами на покупку пакета «Славнефти» станут ТНК и структуры, близкие к нынешнему президенту «Славнефти» Михаилу Гуцериеву.