Нефтяник в мешке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Нефтяник в мешке Прокуратура Смоленской области поставила точку в истории с расследованием одного из самых скандальных преступлений последнего времени -- похищения первого вице-президента ЛУКОЙЛа Сергея Кукуры

"Как стало известно корреспонденту «Времени новостей», на днях официальные обвинения в нападении на нефтяника были предъявлены смоленским авторитетам Игорю Рябоконю по кличке Гаррис и Юрию Стаценко (Стец). Они считаются единственными организаторами похищения, а четверо предполагаемых исполнителей находятся в розыске. Стоит отметить, что следователи не стали вникать в мотивы преступления, ограничившись формулировкой, что оно было совершено с целью получения выкупа, которого подозреваемые почему-то так и не стали дожидаться, отпустив заложника бесплатно. Также в материалах расследования была максимально смягчена роль в этой истории Владимира Винокурова (Винокур) -- одного из лидеров мафиозных кланов Смоленской области. Таким образом, отвечать за похищение г-на Кукуры придется только Рябоконю и Стаценко, которым уже в ближайшее время будут переданы на ознакомление материалы дела.

Газета «Время новостей» первой в июле прошлого года сообщила, что спецслужбам удалось выяснить все детали похищения Кукуры -- от их истинных мотивов до фамилий исполнителей. По данным оперативников, нападению на нефтяника, совершенному 12 сентября 2002 года, предшествовала довольно скандальная история. ЛУКОЙЛ задолжал крупную сумму Федеральному дорожному фонду (ФДФ). Разрешить эту проблему при помощи системы взаимозачетов предложил Александр Бубнов -- совладелец ОАО «Нефтяной дом-холдинг» и бывший советник по экономическим вопросам экс-губернатора Смоленской области Александра Прохорова. После долгих согласований было решено применить такую схему: по документам будет значиться, что ЛУКОЙЛ долги фонду выплатил, а реально компания пустит средства напрямую на строительство Старой Смоленской дороги. Однако до Смоленска деньги почти не дошли. Вначале местные чиновники закрывали на это глаза, якобы рассчитывая получить «откат» в размере 5 млн долл. Не дождавшись обещанного, они, по версии спецслужб, сочли виновным в этом г-на Кукуру и обратились за помощью к Винокурову. Тот будто бы поручил операцию Стецу и Гаррису. Потом между партнерами произошел конфликт, и Винокурова убили.
Но в окончательных материалах дела эта история отсутствует. Взамен было заведено отдельное уголовное дело о нецелевом использовании средств, выделенных на строительство Старой Смоленской дороги, а обвинения в этом преступлении предъявлены бывшему губернатору Александру Прохорову. Этим летом над ним начался процесс, свидетелем на котором, кстати, выступил г-н Кукура. В сентябре суд признал Прохорова виновным, дал ему три года тюрьмы, но тут же амнистировал.
Более запутанная история сложилась с делом о похищении вице-президента ЛУКОЙЛА. Расследуя убийство Винокура, прокуратура Смоленской области еще прошлым летом вышла на след Стаценко и Рябоконя. После их ареста в сентябре 2003 года появились данные, что именно эта группа и похитила Сергея Кукуру. Однако официально дело Кукуры вела Мособлпрокуратура. Ее представители на действия смоленских коллег и наши публикации реагировали болезненно и заявляли, что «данные о причастности к похищению смоленских авторитетов проверены следственным путем и подтверждения не нашли». Лишь в начале этого года дело о похищении Кукуры было передано в Смоленскую облпрокуратуру.
В окончательных материалах расследования роль Винокура во всей этой истории сведена до минимума. Из них следует, что похищение Кукуры исключительно из личных корыстных соображений спланировал Игорь Рябоконь. Для этого он привлек Стаценко и шестерых участников группировок, из которых пока установлены фамилии только четверых: Яковлев, Давыдов, Ермаченков и Максименков (все они объявлены в розыск). По версии прокуратуры, 12 сентября 2002 года шесть боевиков в масках и с оружием остановили в поселке Внуково лимузин, где были сам Кукура, его водитель Гудков и охранник Шахов. Всем им вкололи морфин. Потом телохранителя и шофера бросили в лесу, а Кукуру пересадили в «Волгу» и, сменив несколько машин, привезли в поселок Шабель Хиславичевского района Смоленской области.
По данным следствия, там Рябоконь якобы лично потребовал от Кукуры 10 млн долл. При этом Гаррис хотел, чтобы переговоры со стороны нефтяника вел Геннадий Богомолов -- трижды судимый одессит (в некоторых СМИ его называли вором в законе по кличке Богомол), в середине 90-х годов возглавлявший «дочку» ЛУКОЙЛа компанию «ЛУКОЙЛ-Маркет». Кукура сказал, что у него нет прямого телефона Богомолова, но дал номер человека, который может его иметь, -- доктора Мурадова. Вскоре похитителям удалось связаться с Богомоловым и передать условия. В подтверждение своих слов они записали послание Кукуры на видео и оставили кассету на Пыхтинском кладбище Подмосковья. После переговоров стороны пришли к решению, что 10 млн долл. -- слишком много, и остановились на сумме 3 млн евро и 3 млн долл. 19 сентября Рябоконь, по версии следствия, потребовал, чтобы нефтяник под видеокамеру попросил ускорить процесс передачи денег. Эту кассету Стец оставил на автобусной остановке в деревне Шолохово Мытищинского района. Дальше переговоры с похитителями вел представитель Богомолова некто Ванюшин, который так и не смог договориться с Гаррисом о процедуре передачи выкупа.
По версии следствия, после этого Рябоконь объявил Кукуре, что деньги за него никто платить не хочет. Нефтяник пообещал отдать 1,3 млн долл. из личных средств, но заявил, что сможет это сделать только находясь на свободе. Нападавшие, как полагают в прокуратуре, согласились отпустить Кукуру и высадили его на дороге у поселка Сеща Брянской области. Зачем после этого Стаценко и Рябоконю понадобилось убивать своего приятеля Винокурова, в материалах дела говорится невнятно. Якобы тот узнал о похищении, посчитал, что после этого могут быть допрошены ряд его родственников и «нанесен ущерб деловой репутации». В результате у Винокура возник конфликт со Стецом и Гаррисом, и те его расстреляли 11 октября 2002 года. Также в деле не объясняется, почему они остановили свой выбор именно на Сергее Кукуре. По версии же спецслужб, на самом деле Винокур считал, что его подельники все-таки получили выкуп, и требовал поделиться. А те, боясь расправы, его убили.
«Мне страшно обидно, что, по сочинениям следователей, я похитил Кукуру по случаю, как кота в мешке, не зная, кто передо мной находится, -- сообщил нам в письменном интервью Игорь Рябоконь. -- А потом, не зная, что делать с такой дорогой игрушкой, вроде как побаловался и отпустил. Ну что за чушь такая? Я не участвовал в похищении Сергея Кукуры, потому что я не похититель людей и это не мой бизнес. Я не бандит, а предприниматель. Да, мне приходилось общаться с Винокуровым. Винокуров действительно в Смоленске был известным, а в некоторых кругах и авторитетным человеком. И пусть мне покажут в Смоленске человека, который бы отказался общаться с ним. Естественно, не мог отказываться от общения и я. Но наши с Винокуровым отношения не заходили так далеко, чтобы я выполнял какие-то его преступные поручения». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации