Нехорошие квартиры Сергея Фридинского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала © igolkin, 25.06.2014, Фото: "Коммерсант"

Нехорошие квартиры Сергея Фридинского Главный военный прокурор России пользуется сомнительными привилегиями и вершит "избирательное" правосудие Андрей Колодин
47e8498b0e8d9fd35bd0a9871769668b.jpeg
Сергей Фридинский


Согласно недавно опубликованным данным налоговых деклараций российских чиновников, зарплата Президента России Владимира Путина за 2013 год составила всего 3,67 млн рублей. Многие министры и губернаторы зарабатывают, как известно, больше, что, впрочем, объяснимо: эти люди пришли во власть из большого бизнеса. А вот каким образом некоторые генералы "обскакали" своего главнокомандующего — вопрос. Например, главный военный прокурор Сергей Фридинский ничтоже сумняшеся показал доход в 5,83 млн рублей, причем есть все основания полагать, что это — лишь мизерная часть личного финансового айсберга генерал-полковника.

В ведении прокурора Фридинского находятся все дела, связанные с нарушением должностных полномочий высшими чинами Минобороны РФ. Не будет преувеличением сказать, что более половины этих дел так или иначе связаны с недвижимостью — квартирами, земельными участками ведомственными дачами, которые с завидным постоянством переходят из государственной собственности в собственность "продвинутых" полковников и генералов. Некоторые из таких инцидентов Сергей Фридинский показательно расследует, не скупясь на комментарии прессе, — и создавая себе тем самым имидж непримиримого борца с коррупцией. А на некоторые "закрывает глаза", тихо прячет их в стол, и мелькнувшие было в прессе злоупотребления вскоре забываются, зарастают рутиной куда более важных прокурорских забот. Можно только догадываться, сколько стоит каждый акт "закрытия глаз" прокурора Фридинского с учетом актуальных цен на недвижимость...

Например, довольно широкий резонанс в 2011 году вызывало уголовное преследование Фридинским генерал-лейтенанта в отставке Анатолия Хрулева. Боевой генерал, получивший тяжелое ранение во время грузино-осетинского конфликта в 2008 году, был уличен в незаконном получении квартиры в Москве: дескать, владея отцовским домом в Подмосковье, он вообще не имел права претендовать на жилье в столице. Сам Хрулев объяснял это недоразумение элементарным незнанием изменений в законодательстве: "Мне родители в 2002 году оставили в наследство дом, — рассказывал генерал в интервью газете "Известия". — До 2005 года наличие дома не являлось препятствием для получения квартиры. Но потом эту норму поменяли, а я не знал. И когда получал квартиру в 2007 году, органы, выдававшие квартиру, это тоже не проверили. В итоге, когда я уже уволился в 2011 году, мне эту квартиру и припомнили".

Тем не менее, Хрулева показательно судили по ст. 159 УК РФ, и только помилование, отпущенное президентом Дмитрием Медведевым, позволило генералу избежать наказания.

Впрочем, "государево око" умеет не только бороться с преступностью. Но, как не раз можно было убедиться, и дружить, и "отмазывать".

Например, чтобы дать ход уголовному делу против начальника штаба Южного военного округа генерал-лейтенант Николая Переслегина, следователям пришлось выложить перед Фридинским признаки преступлений аж по трем статьям УК (и к тому же "слить" информацию об этом в прессу). Сначала Переслегин был уличен в подделке документов: дабы уволить неугодного офицера — начальника связи Южного военного округа (и, между прочим, ветерана боевых действий) — генерал самовольно добавил к его служебной аттестации пару негативных характеристик. Прокурор Фридинский это дело спустил на тормозах. А вскоре выяснилось, что за Переслегиным числится целый букет преступлений, связанных с превышением должностных полномочий. Тут и незаконное получение квартир в Москве, Ростове-на-Дону, Твери, и сокрытие данных о доходах, и использование солдат-срочников в качестве крепостных чернорабочих на своих дачах, банях, огородах… После того, как дело получило широкую огласку, в том числе в правительственной "Российской газете", Фридинский был просто вынужден возобновить расследование. Правда, в том, что оно дойдет до суда, остаются серьезные сомнения.

Ведь генерал Переслегин — близкий друг и соратник другого влиятельнейшего генерала, экс-начальника Генштаба Николая Макарова. В СМИ не раз мелькали сообщения о том, что Макаровым был возведен внушительный особняк под Наро-Фоминском Московской области, на строительстве которого день и ночь трудились солдаты российской армии. Назывались даже цифры: дача обошлась начштаба не менее чем в в 10 миллионов рублей по ценам 2003 года. Понятно, что таких денег честный офицер российской армии не смог бы накопить за всю свою военную карьеру. Поэтому есть все основания предполагать, что за дом под Наро-Фоминском заплатил не генерал Макаров, а бюджет Российской Федерации. Но Фридинский заботливо держит дело Макарова "под сукном".

Вообще, Сергей Фридинский — один из немногих военных функционеров, который удержался в своем кресле, невзирая на смены министров обороны. Объясняется это тем, что к МО генерал юстиции имеет косвенное отношение: он служит в Генпрокуратуре и формально является, прежде всего, заместителем Юрия Чайки.

Но то "избирательное" правосудие, с которым Фридинский расследует преступления бывших высокопоставленных военных чинов, позволяет предположить, что с Минобороны прокурора связывают не только наздорные функции. По сути, Фридинский сегодня властен как беречь угодных, так и устранять неугодных ему генералов, фактически определяя кадровую политику оборонного ведомства.

Занятно, что обвинения против проворовавшихся генералов Фридинский выдвигает по тем же преступлениям, в каких сам был публично замешан. И только заблаговременно припасенные регалии (а также прилагающиеся к этим регалиям законодательные лазейки) позволили военному законнику избежать уголовной ответственности.

Наиболее громкий в этой связи эпизод в биографии Фридинского связан с расследованием ростовского военного журналиста Александра Толмачева. Редактор газеты "Военный вестник Юга России" обнаружил, что, будучи военным прокурором СКФО, Фридинский уже через год службы в округе получил в собственность две квартиры в центре Ростова-на-Дону общей площадью более 160 кв. метров — для себя, и для своего отца с мачехой. Жилплощадь по всем признакам была выделена прокурору незаконно, с нарушением существующего порядка распределения жилья. Кулуарность и незаконность сделки публично подтвердил председатель жилищной комиссии Ростовского гарнизона генерал-майор Олег Снегирев.

Тем не менее, Фридинский нашел выход из пикантной ситуации. Он заявил суду, куда обратился с иском против Толмачева, что имеет преимущество при получении жилья так как награжден знаком "Почетный работник прокуратуры" (оказывается, этот знак дает его владельцу целую кучу льгот). Квартиры он, как выяснилось, получил не совсем даром, а доплатив за них аж 161 тысячу рублей, с ведома и согласия командующего войсками СКВО Виктора Казанцева. "Все равно, таких денег в нашей прокуратуре ни у кого больше нет", — цинично добавил в суде Фридинский. Офицерам, стоящим в очереди на жилье по 7-10 лет, оставалось только сглотнуть слюну.

После этого Александр Томачев попытался еще привлечь к расследованию странного эпизода с квартирами Госдуму и Генпрокуратуру, но умные люди осадили журналиста. Дескать, даже если вина Фридинского будет установлена, наказание ему не грозит: прокурор, являясь кавалером ордена "За военные заслуги", автоматически попадет под амнистию…

Так что свои регалии Сергей Фридинский коллекционирует не зря. Тот же орден "За военные заслуги" он получил во время чеченской кампании всего за два-три дня пребывания в Ханкале, в укрепленном штабе группировки федеральных войск. Позже в прессе промелькнуло ироничное замечание о том, что аналогичные награды можно было бы дать всем российским артистам эстрады, выступавшим в то время перед солдатами в Чечне.

Выполняя функцию индульгенций, регалии и ведомственные награды Фридинского позволяют ему получать солидные прибавки к жалованью — отсюда и доходы выше, чем у Путина. Съездил пару раз в Чечню — и вот уже "участник боевых действий", плюс 30% к жалованью.

Есть и весьма экзотические бонусы, законность применения которых вызывает большие сомнения. В частности, как выяснили дотошные журналисты, кабинетный работник Фридинский исправно получает надбавку за работу с радиоактивными материалами, размер которой, по разным данным колеблется в районе 60-80 тысяч рублей. Какими изотопами заражены уголовные дела, с которыми приходится работать главному военному прокурору, остается загадкой. Но очевидно одно: чиновниками Генпрокуратуры и Минобороны изобретены сотни законных способов удвоить, а то и утроить, свои должностные оклады, и способы эти, как радиация, проникают во все кулуары силовых ведомств.

Кстати, кроме оклада, Сергей Фридинский, продолжает исправно получать немаленькую военную пенсию, со всеми, опять же причитающимися надбавками. Конституционный суд давно определил, что получать зарплату и пенсию одновременно госслужащие не могут. Но Генеральная прокуратура — на то и компетентный орган, чтобы в совершенстве знать не только законодательство, но и все мыслимые в нем лазейки.

Оценить же стоимость "закрытия глаз" прокурора Фридинского на те или иные преступления чиновников Минобороны не представляется возможным. Понятно одно: бесплатными эти акты милосердия быть не могут. Иначе откуда, к примеру, у скромного прокурора взялся автомобиль Audi A8, честно указанный им в налоговой декларации, цена которого сравнима с немаленьким годовым доходом Фридинского? Может, прокурор и его семья целый год сидели на воде и хлебе?..

Почему-то не верится.  

Ссылки

Источник публикации