Нечеловек с ружьем

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Нечеловек с ружьем

"Погибли по своей охоте. Подтвердилась версия "Известий" в деле "архаровцев" Корреспонденты "Известий" в Сибири нашли новые подтверждения тому, как охота - одна из древнейших профессий - превратилась в бездумный кураж, жажду проявить власть с сознанием безнаказанности. "Добыть красиво"... 17 февраля 2006 года в Республике Алтай проводники вывели охотников на медвежью берлогу. Особого мужества не потребовалось: браконьеры просто начали стрелять в берлогу из карабинов, а потом "добыли" оттуда медведицу и двоих годовалых медвежат. В тот же день их задержала местная милиция. Тут и выяснилось, что медвежатники были не абы кто - председатель Барнаульской гордумы Сергей Краснов и депутат того же собрания Игорь Кислицын. Последний, кстати, незадолго до ЧП рассказывал в одном барнаульском журнале: "Моя философия на охоте - не просто убить, а добыть красиво, с дальнего расстояния". Много ли красоты в том, чтобы палить из карабина в берлогу, уткнув ствол почти в морду спящему зверю? Прокуратура Республики Алтай возбудила в отношении участников охоты уголовное дело за браконьерство. Однако следствие шло без энтузиазма и общественность не зажглась. Разве что барнаульские журналисты присудили Краснову премию в номинации "Политическое самоубийство года". В общем, все, кроме медведей, отделались легким испугом. Немудрено, что урока не понял никто, - да и был ли урок-то? Менее чем через год в Алтайском крае на территории Шелковнического лесничества послышалась стрельба. Охотоведы нашли шкуры и внутренности лосей. Пять животных, в числе которых была беременная лосиха, были расстреляны не особо скрывавшимися "большими людьми". Первое время назывались даже фамилии и разные подробности, но теперь - молчок. Когда "Известия" попытались узнать хотя бы предположения, местный лесничий Юрий Оксин сказал много слов, из которых для печати годилась только фраза: "В милиции я про это много раз рассказывал, а толку-то?.." "Лицензии оформили задним числом" Егеря прямо говорят, что ловить на браконьерстве разных начальников себе дороже. В 2003 году в Республике Алтай егерь Владимир Янтыев поймал республиканских чиновников на незаконной охоте на сибирского козерога. История получила широкую огласку, депутаты республиканского Госсобрания неоднократно направляли запросы в прокуратуру. Было возбуждено уголовное дело. Но в конечном счете к ответственности, правда в рамках гражданского дела, были привлечены сам егерь Янтыев и редакция местной газеты "Постскриптум", сообщившая о происшествии. - Задним числом были оформлены лицензии, и мы стали клеветниками, - говорит редактор "Постскриптума" Николай Витовцев. - В результате суд оштрафовал нас на 5 тысяч рублей. Большое начальство почти всегда охотится не просто так, а с благословения или даже под присмотром местного природнадзоровского руководства - вот как с "архаровцами" вместе полетел 9 января на охоту Виктор Каймин, председатель Комитета по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира Республики Алтай. В Республике Хакасия охоту для "хороших людей" устраивает Сергей Машуков, начальник управления федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Причем это не тайна: об этом писали местные СМИ, жители отправляли заявления в Генпрокуратуру и в полпредство президента России по Сибирскому федеральному округу. Но Машуков и ныне на своем посту. А те, кто с ним пытался бороться, - нет. Как, например, охотовед Василий Шестаков. - Когда начальником управления стал Сергей Машуков, в заказник начали ездить разные руководители и стреляли зверье подряд, под метелку, - рассказывает Василий Шестаков. - Я начал писать жалобы, а мне приходили отписки. Этим не кончилось: Шестакова обвинили в том, что он якобы избил охотоведа. Расследование продолжалось год. И только когда оно дошло до суда, обнаружилось, что в материалах нет постановления о возбуждении уголовного дела - самой важной бумажки, без которой вся работа следователей становится незаконной. Однако никто перед Шестаковым не извинился. В конце концов Шестаков из охотоведов уволился. Так что теперь хакасскому зверью ждать защиты и вовсе неоткуда. Разве что, как на Алтае, вмешаются когда-нибудь духи гор?.. "Когда наезжают "охотники", мы по деревне пригнувшись ходим" Незаконная охота делает явной феодальную суть нашего общества. Внизу - народ, над ним - "дружина", которая служит "князю", и оттого считает себя выше закона. Суд, прокуратура, милиция, охотоведы при такой схеме оказываются "довесками", невостребованными рудиментами цивилизации. Большинство судейских, прокурорских, милицейских работников стремится попасть в "дружину", всячески проявляя лояльность "князю" - местному начальству. При таком положении дел охота ведется, чтобы напомнить, кто в доме хозяин, а вовсе не ради добычи. Ведь охотятся уже и там, где зверье редкость. Например, в Новосибирской области пули летают прямо по улицам деревень. По пути к селу Вдовино на асфальте то и дело блестят гильзы, в основном двенадцатый калибр - а зверье к дороге выходит, понятно, нечасто. Стреляют по домашней скотине да по собакам. Места здешние "охотниками" облюбованы: в выходные машины сюда едут колоннами, хотя на лося охоту разрешат только осенью, на водоплавающую дичь сезон открыли и сразу закрыли до осени. Кого стреляли? - Дичи стало мало, "охотники" напьются и от скуки палят куда ни попадя... - говорит житель села Вдовино тракторист Николай Бучинский. - Мы в такие вечера по своим дворам пригнувшись ходим - винтовочная пуля летит далеко и бьет наповал. - У меня в прошлом году собаку убили. Ехали по селу пьяные ватагой, я с лайкой шел по улице. Остановились и прямо из машины пса наповал, сказали, что он у них колбасу съел, - добавляет Сергей Новоселов. У Бучинского в прошлом году пропало 35 овец - только шкуры в поле и нашлись. Охотники, которых на самом деле пора уже называть разбойниками, стреляют по лошадям. Местные жители боятся выпускать на пастбище скот. - Не знаю, чьи это вертолеты здесь летают, но видим мы их часто, - говорит директор ООО "Пономаревское" Анатолий Безносов. - Летят с заклеенными бортовыми номерами. Недавно убили и разделали лосей, была там и беременная лосиха. Выпотрошили. Взяли только мясо, бросив шкуры, ноги, головы. Всю ночь добычу вывозили "уазиком". Мы в милицию, а нам говорят: с мясом не взяли - ничего не докажем. Полковник запаса Безносов приступил к работе в ООО "Пономаревское" год назад. Провел посевную, получил первый после многих лет запустения урожай. Увеличил в разы поголовье дойного стада. Хотел завезти герефордов - мясных бычков, но уже опасается - перестреляют эту скотину "охотники". Браконьеры уродуют вездеходами поля, мешают работам. Безносов начал было с ними бороться, но в ответ - проверка одна за другой. - Ко мне уже съездили Роспотребнадзор, Россельхознадзор, лесники, прокуроры, миграционная служба, - говорит председатель. - Оказалось, колхозная бензоколонка, место для которой было определено еще 50 лет назад, стоит не там. Водокачка серебрянкой не покрашена. Она в таком виде годами стояла и ничего. Едут за полторы сотни километров целенаправленно. Штрафы один за другим. В приватных беседах мне говорят, что это неспроста, советуют успокоиться. А когда я заявил, что подгоню экскаватор и перекопаю все браконьерские тропы, и вовсе начались угрозы. И по телефону и лично: мол, за такие дела и пулю получить можно... "Кругом родня, или друзья, или начальники всех рангов" Районный охотовед, который должен контролировать охотничьи дела, живет от Пономаревки в 120 километрах. Журналисту не рад. - Только диктофон уберите, - это первое, что слышим от колыванского районного охотоведа Николая Корнилова. Дальше разговор как-то не клеится: и не отрицает защитник животных фактов, которые слышит от журналиста, но и говорить на эту тему желанием не горит. - Корнилов - специалист хороший, просто это общая проблема - кругом родня, или друзья, или начальники всех рангов. Да и сколько раз такое было - охотовед взял браконьера, а тот с начальством договорился и сухим из воды вышел, - делится недавно назначенный руководитель департамента по охране животного мира Новосибирской области Михаил Стукало. - Я решил с проблемой бороться радикально. Создали мы недавно шесть летучих оперативных групп, которые выезжают в районы, не уведомляя ни местных охотоведов, никого. Этих ребят, оперов, в кумовстве заподозрить трудно. Но ведь всех летучими отрядами не переловишь. Без "нравственного закона внутри нас" незаконную охоту не победить. Вот только откуда ему взяться, если "царские охоты" до сих пор не осуждены, виновные не наказаны, а в справедливом исходе громких дел есть весомые, как девять грамм, сомнения? С вертолета - только волков - Охота с вертолета категорически запрещена во всех странах, кроме Новой Зеландии. В России в порядке исключения с вертолета можно отстреливать волков, но только по специальному разрешению местных природоохранных органов, - считает один из самых заядлых охотников России, главный редактор "МК" Павел Гусев. - Федеральные законы охоту в России не регулируют. Более того, ведется системная работа по разрешению определенной части элиты охотиться где угодно и как угодно. Правила устанавливают региональные власти. Охота с воздуха - занятие не из дешевых - от полутора до двух с половиной тысяч долларов за час полета, не считая расходов на "обмыв" трофеев. Если летит высокопоставленный чиновник, то, как правило, никаких лицензий не требуется. А если и выдается лицензия, то за символическую цену. Коммерческие же путевки на отстрел тех же архаров стоят не менее 10 тысяч долларов. Рационально организованная спортивная охота не наносит ущерба. Самые заядлые - европейские охотники, но дичи в их лесах меньше с годами не становится. В США охотничий туризм - это бизнес с оборотом 45 млрд долларов в год."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации