Не Нравится, Не Берите

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


так можно расценить сегодня позицию производителей железнорудного сырья

1082456960-0.jpg «Золотое правило» рыночных отношений — создай конкуренцию. Если нет конкуренции, обязательно появляется монополист, диктующий свои условия в самом основном: объеме, цене и качестве продукта. И тут уже государство старается привести к единому знаменателю интересы разных бизнесменов, ну и конечно, не забывает про свои собственные. Наше государство взялось за некоторых монополистов на своем государственном уровне. Вот только с сырьевиками пока не очень получается.

Сегодня никакой рыночной, то есть конкурентной, ситуации на отечественном сырьевом рынке не наблюдается. Спрос на железорудное сырье, ферросплавы и угольный концентрат у металлургических компаний выше, чем предложения сырьевиков. Специалисты считают, что ситуация была бы не так плоха, что потребности металлургов обеспечивались бы в полном объеме, и даже сверх того, но всему виной экспорт, который сегодня крайне выгоден отечественным производителям сырья. Тенденция по превышению темпов роста экспорта над темпами увеличения объемов производства в добывающих (сырьевых) отраслях наметилась еще в 2002 году.

Китайская экономика, которая становится все прожорливей, продолжает наступление на «чужие огороды», при этом хозяевам остается довольствоваться остатками. Мало того, и остатки то не сладки, поскольку стоят дорого, а качества неважного. Вертикальный взлет цен очень беспокоит отечественных производителей металлопроката. За прошлый год железорудное сырье на внутреннем рынке подорожало в среднем на 70%, угольные концентраты — на 40%. Для отдельно взятого металлургического предприятия, скажем, для ОАО «ММК», в этом году, с учетом майских предложений, рост цен на ЖРС составил уже 120-130%, на угольные концентраты — 37%. Казалось бы, должно быть по-другому: накорми своих, а излишки продай. Тот же Китай, например, установил квоты, запрещающие вывозить на экспорт больше, чем предусмотрено лицензией. Российские же сырьевые предприятия в январе-феврале этого года увеличили поставки на внешний рынок на 36%. При этом за январь-февраль 2004 года средний рост в металлургии составил почти 8% по сравнению с тем же периодом прошлого года. А что происходит с организмом, когда рост идет, а ресурсов катастрофически не хватает? Правильно, наступает авитаминоз.

Сегодня средняя цена на тонну железорудного сырья, которое ввозит ОАО «ММК» из Казахстана, составляет уже 60-65 долларов. С учетом потребностей Магнитки в казахстанской руде, а это 10 млн. тонн в год, из России в этом году уйдет как минимум 650 млн. долларов. НЛМК и вовсе пробует покупать сырье за рубежом. Если так будет продолжаться, то и в большом государственном организме может случиться авитаминоз. Конечно же, и в добывающих отраслях растут издержки производства. И металлурги, понимая это, кое-как догоняли рост цен на сырье повышением стоимости металлопроката. И справедливо полагали, что сырьевики вот-вот одумаются. Ведь рост цен на металлопродукцию уже замедлился во всем мире. Дальнейшее повышение цен на нее будет просто невозможно, а если рост на сырье не остановится, то за счет чего компенсировать издержки, не теряя мировой конкурентоспособности.

Согласно логике, мировые цены могли бы стать для производителей ЖРС своего рода ориентиром. По приближенным к мировым ценам торгуют с металлургами, например, те же угольщики. Если Австралия, мировой экспортер угля, держит цену по долгосрочным контрактам на уровне 55-56 долларов, то российские угли внутри страны стоят 58 долларов за тонну. Качество австралийских углей на порядок выше, но тут уж, как говориться, на безрыбье и рак — рыба. Производители ЖРС не придерживаются даже этой логики. Кусковая руда Бразилии, еще одного мирового экспортера сырья, в портах Европы имеет цену 68 долларов, увеличиваясь в цене по дороге вдвое из-за транспортных расходов. Если взять цену мирового рынка за основу, то внутри России, без транспортных расходов до Европы, тонна ЖРС не должна стоить выше 54 долларов. А она стоит! Металлургическим предприятия уголь продают по 70 долларов за тонну. Вот и приходится металлургии «тянуть» экономику страны не благодаря, а вопреки.

Между тем, на конференции по проблеме обеспечения Китая сырьем, которая прошла в феврале этого года в Австралии, специалисты разных стран пришли к выводу, что ситуация с дефицитом сырья временная и уже к 2006 году сменится профицитом, в частности на железорудное сырье. Вывод конечно, прогнозный, но на размышления наводит. Ведь тогда на мировом рынке смогут удержаться только такие страны, как Австралия и Бразилия, экспортирующие сотни миллионов тонн сырья в год. Российским же сырьевикам придется повернуться лицом к внутреннему рынку. А пока что производители железорудного сырья вовсю пользуются благоприятной для них ситуацией, без особой опаски повышают цены. Мол, не нравится, не берите. Металлурги же активно обзаводятся собственными железорудными и другими сырьевыми активами. А что, если они и вправду возьмут да и не возьмут?

Михаил Касатонов

Оригинал материала

«Русский курьер»