Не виноватая она

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Инвестор сам пришел. Защита петербургского губернатора зиждется на трех тезисах, как на трех китах

1244197055-0.jpg Рассуждения Валентины Матвиенко в недавнем интервью «Новой газете» о ситуации с сохранением исторического центра Санкт Петербурга удивительно похожи на ее же прежние рассуждения о пресловутой уплотнительной застройке. И стоят они на трех тезисах, как на трех китах.

Первый тезис: есть ошибки, но это – тяжелое наследие предшествующей администрации Владимира Яковлева, она и только она в лихие 90-е приняла соответствующие решения.

Второй тезис: мы бы и хотели исправить ошибки предшественников, но никак не можем: не позволяет правовой вакуум, не хватает законодательной базы.

Третий тезис: теперь эта база нашими усилиями разработана, и все будет хорошо. Уплотнения больше не будет, исторический центр будет сохранен.

Как и раньше, все эти тезисы лукавы.

В большинстве конфликтных случаев с уплотниловкой администрация Яковлева разрешала не строительство, а лишь проектно-изыскательские работы. Ничто не мешало администрации Матвиенко впоследствии отказать застройщику в выдаче разрешения на строительство — никакой правовой вакуум этому не мешал. Наконец, утвержденный в 2005 году генплан и принятый в 2007 году закон об охране зеленых насаждений не спасли от уплотнения — администрация, как правило, вставала на сторону застройщиков. Или не Валентина Ивановна произносила исторические слова о том, что «каждый метр городской территории должен использоваться», и что «мы не будем принимать решения под топот ног»?

С сохранением исторического центра все повторяется.

Нам опять рассказывают, что во всех градостроительных ошибках виновата прежняя администрация, а в случае с биржей и вовсе замахнулись на святое – кроме Яковлева, вспомнили о распоряжении Анатолия Собчака. Заглядывать дальше в прошлое, в советские времена, и все валить на них — Валентина Ивановна, наверное, и рада бы, да не получается: так уж неудачно сошлось, что именно она тогда и отвечала в Ленгорисполкоме за культуру.

Нам опять рассказывают про якобы правовой вакуум — как будто до эпохи Матвиенко город жил в сплошном беззаконии и хаосе, и о том, что Валентина Ивановна очень хотела, но никак не могла исправить положение.

Наконец, нам опять рассказывают, что теперь-то, с принятием славной триады (генплан – ПЗЗ — Закон о зонах охраны), исторический центр будет находиться под надежной защитой.

И ничего, что вовсе не в лихих 90-х получили право на жизнь скандальные проекты: за большинством градостроительных ошибок стоит не прежняя, а нынешняя администрация, выдававшая разрешения и согласования.

Ничего, что у нынешней администрации были все юридические возможности остановить возведение подавляющего большинства этих ошибок (которые на момент прихода Матвиенко на пост губернатора даже не начинали строить) – вместо этого власть всячески содействовала застройщикам.

Ничего, что в принятые градостроительные законы заложены локальные доминанты и возможности отклонений, и мало кто верит, что инвесторам при поддержке чиновников не удастся уродовать исторический Петербург с той же ретивостью…

Впрочем, одно серьезнейшее изменение налицо.

Еще не так давно губернатор уверенно заявляла, что «в музее нельзя жить», что «невозможно вернуть Петербургу блеск, законсервировав город», и что «профессиональные проблемы охраны наследия все чаще становятся объектом конъюнктурных политических спекуляций».

Противников своей градостроительной политики Валентина Матвиенко при этом презрительно называла «крикливыми защитниками исторического центра», «группами доброхотов», которые «зомбируют население» и «искусственно поднимают градус общественного волнения, нагнетают истерию и собирают подписи под открытыми письмами».

Теперь линия поведения разительно переменилась: губернатор рассказывает, как важно сохранить уникальный исторический центр Петербурга, уверяет, что «сбережение наследия – императив», и объясняет, что именно администрация и есть самый главный хранитель и защитник этого наследия.

Почему так происходит – понятно.

Ни одна из городских проблем не вызывала за последние годы такого объединения людей самых разных взглядов, возрастов и профессий в движении сопротивления смольнинской политике, как проблема сохранения исторического облика Петербурга.

Игнорировать это власть уже не может – и меняет тактику, рядясь в маску защитника исторического Петербурга.

Не дадим себя обмануть: мы слишком хорошо знаем, какие лица скрываются под этой маской.

Борис ВИШНЕВСКИЙ

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::05.06.09