Не воздвигайте рукотворны памятников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У нас появилось свое "советское" ЮНЕСКО. Под него-то и уничтожают Дом скульптора

1201154757-0.jpg Памятник культуры, розово-бежевый двухэтажный Дом скульптора в 1-м Спасоналивковском переулке (в Замоскворечье, возле Большой Полянки) — недвижимость во всех отношениях привлекательная. У него до недавнего времени был один изъян — в нем расположилось Объединение московских скульпторов. Небольшой дворик легко вместит в себя пару-тройку авто представительского класса плюс удобные подъездные пути. Тридцать три года ваятели там собирались, устраивали выставки и прочие культурные мероприятия (только за три года их прошло 175). При этом не брали денег ни с коллег за участие в выставках скульптур, ни со зрителей.

Кажется, это «безобразие» подходит к концу. 23 января сего года истек срок, предоставленный Росимуществом скульпторам, чтобы вынести и вывезти свои мраморы и бронзы. Многие скульпторы уже так и сделали, не слишком надеясь ни на положительный исход дела, ни на то, что новый арендатор — Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества стран СНГ — отнесется к их работам гуманно. Хотя глава Объединения московских скульпторов (ОМС) академик Иван Павлович Казанский еще надеется и ждет решения Арбитражного суда.

Иван Павлович признает, что суд — это только повод потянуть время. Исход тяжбы ясен и предопределен. С января 2007 года дом по суду перешел из ведения московских властей к государству. И занимавшие его московские ваятели сразу же оказались в нем на птичьих правах. Которые у них, не откладывая в долгий ящик, решили отнять.

Юридических аргументов для этого достаточно. Уже в апреле прошлого года глава Роскультуры Михаил Швыдкой, отвечая на просьбу о передаче здания его арендаторам, сказал, что те и сами не платят арендную плату в федеральный бюджет, и деньги, получаемые от субарендаторов «Межрегионального банка реконструкции» и турфирмы «Юник» , используют на содержание дома. А должны тоже отдавать в бюджет. Также по свойственной всем творцам невнимательности ОМС не обратило внимания на быстроменяющиеся законы и прозевало тот момент, когда выданные правительством Москвы документы на оперативное управление зданием стали фикцией. По закону оперативное управление федеральным имуществом может осуществлять только госструктура. А не общественная организация — бессребреная и бесхребетная.

… По сути дела, у Фемиды нет выбора. Владелец памятника культуры — Росимущество — имеет полное право сменить арендатора по своему усмотрению.

Однако тон апрельского ответного письма Швыдкого в целом примирительный. «В сложившейся ситуации Роскультура и Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры готовы рассмотреть вопрос о предоставлении РОО «Объединение московских скульпторов» в безвозмездное пользование фактически занимаемые площади». И подписана бумага многообещающе: «Искренне Ваш».

Дело в том, что еще никто не отменял указ президента Ельцина от 12 ноября 1993 года, который обязывает Госкомитет по управлению государственным имуществом содействовать в оформлении прав собственности творческих союзов и их отделений или в передаче в бессрочное и безвозмездное пользование занимаемых ими зданий, находящихся в федеральной собственности.

Но, как показывают недавние события, никто и не собирался принимать этот указ всерьез. Во всяком случае, когда дело касается передачи здания Межгосударственному фонду гуманитарного сотрудничества стран СНГ — недавно созданной организации, объявившей себя эсэнгэшным аналогом ЮНЕСКО.

… Тут ведь азартно живет свой фондовый рынок. Разнообразные и все более многочисленные российские фонды деньги получают, собирают и распределяют. Руководство фондов при этом получает зарплату. Упомянутый фонд гуманитарного сотрудничества получает средства от семи стран СНГ и пускает их на разнообразные гуманитарные цели. За полгода своего существования провели форум переводчиков в Армении, поддержали школу молодых историков, поучаствовали финансами в фестивале «Киношок». В руководство фонда входят сам Михаил Швыдкой и спичрайтер президента Путина Джохан Поллыева.

- Фонду это здание предоставили правительство и Росимущество, — говорит исполнительный директор фонда Сергей Алещенок. — Мы были неприятно озадачены, когда обнаружили, что там уже располагается гуманитарная организация. Мы согласны на компромисс со скульпторами и готовы оставить за ними второй этаж здания. Ведь с ними возможны заключение неких договоров, проведение совместных мероприятий и различных гуманитарных проектов. Мы готовы к переговорам. Однако мы всего лишь арендаторы. Всеми вопросами, связанными с домом, сейчас занимается Росимущество.

В переводе на понятный язык эти слова означают: государственная структура, опираясь на твердь закона, завершит передачу дома фонду после чего он сможет (если все еще будет желать этого) договариваться со скульпторами на своих условиях.

Стоит отметить, что подобные фонды всегда были теплым местом, своеобразным тыловым аэродромом для госслужащих, чтобы пересидеть опалу или смену власти. В России же, как известно, президентские выборы на носу. И даже при всей преемственности и неизменности курса кадровые перемены и смена фаворитов власти неизбежны. Может быть, именно поэтому «искренне Ваш» Михаил Ефимович Швыдкой перестал благоволить скульпторам.

Академик Российской академии художеств, глава ОМС скульптор Иван Казанский с грустной иронией замечает, что скульпторы сами виноваты в сегодняшней ситуации. Они в 1974 году уберегли рассыпавшийся, измордованный коммунальным житием особнячок от сноса, доказали, что это усадьба князей Вяземских и памятник культуры. После чего своими руками на субботниках, вложив 500 тысяч советских рублей, его отреставрировали, многие годы поддерживали в достойном виде. И удостоились — у них отбирают, по сути, воссозданный их руками памятник.

- Мы, художники, никогда не умели крепко дружить с властями, — признает Иван Павлович. — У нас в Союзе художников и в самые сложные времена была демократия. Помню выпученные глаза искусствоведов в штатском, когда они видели, как с трибуны сгоняют члена партии, в каких выражениях мы общаемся на наших съездах. Мы живем в себе, не стремясь выслужиться. И это многим не нравится.

Примечательно, что в обществе, а точнее в его широких слоях, нашей творческой интеллигенции искать понимания не следует. Усилиями СМИ мнение о ней составляется на примерах коммерчески успешных, а потому и всенародно известных коллег. Попросите простого человека назвать современного российского скульптора: он, поморщившись, помянет Зураба Церетели. Если художника, то неизбежны Сафронов с Глазуновым. А ведь только Объединение московских скульпторов составляют шесть с половиной тысяч человек. Творцов, в своих мастерских создающих то, что называется русской культурой и искусством. Для них Дом скульптора — одно из немногих мест, где можно бесплатно выставиться, обменяться мнениями с коллегами и увидеть реакцию зрителей на свой труд.

В ожидании выселения скульпторы не возводили баррикады, а просто заперли двери и начали рассылать письма. В настоящее ЮНЕСКО, президенту, в газеты, премьеру. Собственно, на Виктора Зубкова и возложили они свою последнюю надежду. Шанс есть. В момент подписания документов на передачу здания фонду Виктор Алексеевич был введен в заблуждение — то, что памятник архитектуры занят скульпторами, нигде в бумагах, поданных ему, не значилось.

Письмо на стол Зубкова взялся положить сам Зураб Церетели. Невзирая на сложные отношения с коллегами по цеху, он понимает, что значит для них, для Москвы, для страны Дом скульптора.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::24.01.08