Не летайте авиалиниями Березовского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© FreeLance Bureau, origindate::14.04.00

Не летайте авиалиниями Березовского

Сергей Плужников, Сергей Соколов

Converted 10483.jpgВ "Аэрофлоте" воровали и до Березовского. Да еще как. На самом деле БАБ - ребенок, по сравнению с руководителями "Аэрофлота" прошлых советских лет. В начале 90-х авиакомпания еще оставалась монополистом на российском рынке авиаперевозок.

Как следует из документов ( в частности, из "Акта проверки финансово-хозяйственной деятельности АО "Аэрофлот" КРУ Минфина РФ в 1994 году), только на кормежку пассажиров "Аэрофлот" на закате перестройки и на заре приватизации тратил столько, сколько сейчас эта авиакомпания зарабатывает за год - более 200 млн. долларов. Многомиллиардные обороты авиамонстра предоставляли широкое поле для грабежа, особенно в зарубежных СП "Аэрофлота". Этим, как ни странно, и воспользовалась команда Березовского.

Испытанный метод чикагской мафии

Сам собой в середине 90-х в "Аэрофлоте" вспыхнул профсоюзный бунт. Основным его застрельщиком выступил некий Плевако со товарищи. Он отчаянно критиковал старое, вконец зажиревшее на номенклатурных харчах руководство "Аэрофлота" и будоражил летный состав искрометными прокламациями, одна из которых послужила поводом для громкого судебного процесса (см. решение Головинского межмуниципального суда г. Москвы).

За революционными процессами в компании внимательно наблюдали соглядатаи Бориса Абрамовича и тихой сапой скупали акции у трудового коллектива. А когда все тот же Плевако спохватился ( см. текст "Обращения Шереметьевского профсоюза летного состава к акционерам ОАО "Аэрофлот"), было уже поздно. На смену старому руководству, так ненавистному профсоюзу, в компанию пришли люди Березовского и начали устанавливать здесь свои порядки.

Бодался Березовский с Дубининым

Установить контроль над "Аэрофлотом" - это было половиной дела. Далее необходимо было вывести из-под опеки государственных фискальных органов и взять в свои руки финансовые потоки авиакомпании, которые, правда, к 1997 году значительно обмелели, по сравнению с советскими временами, когда "Аэрофлот" безраздельно господствовал в небе СССР.

Доходы авиапредприятия таяли день ото дня (дорожало топливо, со всех сторон поджимали конкуренты), и дорога была каждая минута.

А гениальная в своей простоте схема аккумулирования средств "Аэрофлота" в Швейцарии на счете "березовой" фирмы "Андава" уже была разработана. Авторство этой схемы сам Березовский, кстати, всегда приписывал своему подельнику и коммерческому директору "Аэрофлота" Николаю Глушкову. Оставалось дело за малым, используя аргументы о широкомасштабном разворовывании средств авиакомпании в начале 90-х, убедить Центробанк РФ выдать "Андаве" лицензию на проведение соответствующих валютных операций с деньгами "Аэрофлота". Это Березовскому даже с его кремлевской "крышей" не удавалось сделать больше года. Все упиралось в тогдашнего главного банкира страны Сергея Дубинина, точнее в его безалаберных подчиненных.

Время уходит, "воздушные" деньги тают на глазах, "прозрачная" схема бездействует, а Центробанк и не чешется, чтобы помочь БАБу обогатиться и занять достойное место в "дружной" компании российских олигархов. И Березовский в истерике звонит сначало Глушкову, а затем самому Дубинину.

Б - Березовский Борис Абрамович

Г - Глушков Николай Алексеевич

Д - Дубинин Сергей Константинович (председатель Центробанка РФ)

origindate::04.03.97

Б: - Алло, Коля? Значит, я поеду к Шапошникову встречаться, мы с ним договорились где-то в пол-третьего. В каком состоянии технология, меня интересует. Ты выяснил, как это все делается?

Г: - Сейчас мне все расскажут...

origindate::06.03.97

Б: - Коленька, ну что там у тебя происходит?

Г: - У меня все отлично, Боря.

Б: - А что там насчет технологии назначения? Во-первых, лицензию получили или нет?

Г: - Нет. Лицензию не получили, Боря. Лицензия лежит на подписи у Дубинина. Смирнов (прим. - руководитель департамента Центробанка РФ) у...бал куда-то в командировку. Дубинин не подписывает... Боря, мы сегодня договорились в 22 часа встретиться , да? Обязательно, потому что вот то, что я сказал, это состояние SOS...

(прим. - Березовский через секретаря просит связать его с Дубининым. Того нет на месте - обедает. Через 15-20 минут состоялся разговор Березовского с Дубининым, факт которого, как это ни странно, оба фигуранта-собеседника подтвердили в центральных СМИ в разгар оперативно-следственных мероприятий по делу "Аэрофлот" в прошлом году)

Б: - Алло! Сергей Константинович, я вас приветствую! Извините, что побеспокоил. Спасибо, что отзвонили. Я очень коротко. К сожалению, по тому же вопросу, который мы с вами обсуждали, когда я был у вас в последний раз. Что-то там по-прежнему все не продвигается, хоть вы и дали грозное указание к 21-ому все закончить.

Д: - К 21-ому они (прим. - имеются в виду подчиненные Дубинина) дали мне свою, так сказать, позицию. Слава богу, что и это. Но она действительно имеет два принципиальных вопроса, которые у нас как бы ответа не получают из-за того, что, во-первых, не выработана собственно схема контроля за этими средствами, счетом и так далее. Они как бы все это время писали, чтобы не вы, а "Аэрофлот" предложил как бы форму контроля.

Б: - Сергей Константинович, можно я вам скажу? Поверьте мне - Николай Алексеевич Глушко - абсолютно опытный человек с безупречной репутацией, и это было главное, о чем он говорил, когда мы с вами встречались. Что в том-то и дело - выработана и существует не просто схема контроля, а абсолютной прозрачности. И собственно, с этого он начинал всю работу, в отличие от той схемы, которая существовала раньше.

Д: - Я согласен, что та, что существовала раньше, хуже, наверное, чем централизованная. Ведь с этим не спорю и наоборот, поймите, что мне нужно либо от вас, либо от наших, но чтобы было предложено, что так и так, и так будет работать эта схема. Пока такого документа нет, мне не на чем базироваться во всех этих решениях. Это могут сделать наши. Им уже сказал: напишите свои предложения...

Б: - (прерывает) Они вообще не хотят ничего делать. Уже год фактически прошел...

Д: - Знаете, сейчас не это будем обсуждать. Я согласен, что прошло много времени и, может быть, действительно мы виноваты...

Б: - (прерывает) Об этом не может быть и речи. Важно, чтобы была работа, которая на самом деле идет, и вот сегодня как раз она абсолютно не прозрачна для ЦБ.

Д: - Согласен, еще раз поэтому я и говорю, что позиция у нас очень уязвимая. Я им уже сделал все эти внушения. И, понимаете, до того, как мы договорились о том, как она будет работать. Это все равно нереально все. Должен быть механизм этого контроля там и так далее. Я это нашим внушал, они, по-моему, это поняли. Они получили задание и свои замечания от начальства. Но вторая тема, кроме того, что надо согласовать быстро саму схему, она заключается в том, что они указывают на недостаточные гарантии, которая дает вот эта "Андава". Это маленькая фирма...

Б: - (прерывает) - Давайте сделаем таким образом. Если вы не возражаете, вот можно, чтобы все-таки Глушков встретился с теми людьми, которые у вас разрабатывают эту схему, по поводу гарантий, по поводу всего.

Д: - Они не могут встретиться что ли? Есть проблема?

Б: - Да, конечно. Потому что просто сказали, что документ находится у вас. И...

Д: - Извините, он уже давно не у меня. Уже три раза я их вызывал к себе. Они в присутствии первого зама, курирующего...

Б: - (прерывает) Он уехал вроде бы сейчас...

Д: - ...уже делал второй раз это внушение и документы у них, все задания им даны.

Б: - (нетерпеливо) Скажите, пожалуйста, с кем можно связываться, поскольку вроде бы зам этот уехал сейчас? Я имею в виду Смирнова.

Д: - Смирнов сейчас в командировке. Но у него есть там...

Б: - (прерывает) А без него никто не хочет разговаривать на эту тему.

Д: - Господи! Эти мои сотрудники - прелесть! Там есть такая Артамонова, она как бы исполнитель, она работает над этим конкретно. А есть еще зам. по фамилии, по-моему, Михайлова - зам. Смирнова. Эти две женщины, собственно говоря, были последними, которым я только вчера отвечал, что надо писать.

Б: - С кем Глушкову можно связаться?

Д: - Ну вот давайте с этой Артамоновой. Сослаться на меня и так далее. Я еще сегодня им отзвонню, сейчас по своему селектору. У Смирнова действительно, наверное, никто не ответит. Его нет. Ну, и соответственно второй-то вопрос связан с этими гарантиями. Алло!

Б:B - Да. Я слушаю внимательно.

Д: - Есть две формы гарантии. Либо страхование в такой страховой фирме, которая может взять на себя такую ответственность, либо гарантии, которые дают ряд банков, скажем...

Б: - Хорошо. Это как бы вопросы Глушкова. Просто самое главное знать, с кем он мог бы связаться, потому что его посылают торжественно каждый раз непонятно куда. И вы сейчас сказали: вот есть Артамонова. Он с ней тогда связывается. Да? Как просто ее можно вычислить?

Д: - (хихикает) Ну, наверное, можно у меня в секретариате спросить телефоны конечно. Я, честно говоря, не помню их.

Б: - Хорошо. Он может позвонить в ваш секретариат - и дадут телефоны Артамоновой, да?

Д: - Сейчас я скажу, чтобы они связались с замами Смирнова и так далее и Глушкову помогли. А я сейчас с ними попытаюсь быстро переговорить, я сейчас уезжаю на наше заседание великое (прим. - имеется в виду заседание правительства)...

Б: - Хорошо.

Д: - Хорошо, Борис Абрамович. Будем это подталкивать вперед.

Б: - Как вы думаете, сколько времени уйдет на это подталкивание?

Д: - Я уже не знаю, честно говоря. Они действительно очень умело заматывают вопрос. Но на самом деле вопросы там остались.

Б: - Понимаете, я с вами согласен Сергей Константинович. Просто вы поймите такую вещь. Одну простую элементарную вещь. Вот так, как это было раньше, каждый год "Аэрофлот" терял десятки миллионов долларов.

Д: - Я это понимаю.

Б: - Глушков сделал так, чтобы не терять. Это тоже не устраивает. Что тогда устраивает, непонятно?

Д: - Нас устраивает, чтобы изменилась эта система. Это совершенно правильно, но она измениться должна достаточно ясным образом.

Б: - просто мы теряем время. Жизнь-то идет в это время, она не стоит на месте. И процесс продолжает идти не совсем так, он лучше безусловно, поскольку это была только инициатива Глушкова. Но для того, чтобы он шел нормально для государства и в глазах государства, нужны некоторые решения, уже ваши решения, которые вот уже год мы не можем никак продвинуться.

Д: - (обиженно) Ну, вы со мной не год все-таки на эту тему разговариваете.

Б: - Нет, нет. Я, Сергей Константинович, естественно утрирую. Никаких претензий личных нет. Речь идет... Это действительно достаточно простое дело. Люди не хотят его делать. Просто посылают от одного к другому, третьему, четвертому. А вы и я, которые могут на что-то влиять, ничего не можем с ними сделать.

Д: - Ничего, сделаем. Это как-то мы уж освоим такое.

Б: - Я так понимаю: если там не будет получаться, можно обратиться к Вам?

Д: - Да.

Б: - Спасибо большое! До свидания!

> Далее сразу же следует разговор Березовского с Глушковым

Б: - Алло! Коля! Я только что разговаривал с Дубининым. Он, конечно, п...да последняя. Но ничего. Он говорит, что у его людей есть два сорта проблемы. Одна проблема - это прозрачность схемы для них. Это как раз и не устраивает ваших людей. Второе - гарантии, потому что, говорит, фирма маленькая. А вот какие она гарантии дает там? Поэтому либо нужны гарантии страховой компании, либо консорциума банков. Понятно, да?

Г: - Гарантии чего, Боря?

Б: - Вот я, Коля, вот этого уже не понимаю.

Г: - Потому что мы сейчас держим счета в каких-то третьеразрядных банках, которые вообще никаких гарантий...

Б: - (раздраженно прерывает) Коленька, давай сейчас не на эту тему. Есть такая Артамонова. Через приемную, причем я бы хотел, чтобы ты это сделал прямо сразу.

Г: - Да. Сейчас я это сделаю.

Б: - Прямо с ней связываться и ясно сказать, что был разговор с Дубининым. Дубинин сказал, чтобы этот вопрос был самым скорым образом решен. Поэтому назначайте время - давайте встречаться.
Г: - Хорошо

(в мае 1997 Центробанк РФ выдал "Андаве" лицензию № 12-00-048/97, по получении лицензии между "Аэрофлотом" и "Андава-групп" был заключен договор о сотрудничестве №97-5-AF01, Договор о сотрудничестве подписали: со стороны "Аэрофлота" Глушков Н. А., со стороны трех "Андав" - Ганс-Петер Йенни. Глушков и Йенни одновременно являлись соучредителями "Андава С. А.")

Шершавым языком бухгалтерского акта

С подачи Дубинина в Швейцарии закипела бурная деятельность. По ее итогам на свет был рожден многостраничный "Акт документальной ревизии взаиморасчетов между загранпредставительствами ОАО "Аэрофлот-Российские международные авиалинии" (ОАО "Аэрофлот") и швейцарской фирмой "Андава С. А.", движения и использования валютных денежных средств со счетов загранпредставительств ОАО "Аэрофлот" за период 1. 01. 96 по 1. 01. 98", который, собственно, и составил основу уголовного дела по "Аэрофлоту" и "Андаве". Проверку, к слову, проводило все то же КРУ Минфина РФ, как и в далеком 94-ом - дежавю каое-то. Читайте, завидуйте и... не летайте больше авиалиниями Березовского!