Не прокурорское это дело. Чайка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Конфликт между органами следственного комитета России (СКР) и прокуратуры вокруг нашумевшего уголовного дела о подпольном игорном бизнесе в Подмосковье достиг своего апогея. Не успели следователи возбудить уголовные дела в отношении первого заместителя прокурора Московской области Александра Игнатенко, начальника управления Мособлпрокуратуры Дмитрия Урумова, а также прокуроров Ногинска и Клина (все они подозреваются в получении взяток за крышевание сети казино, организованной арестованным сейчас Иваном Назаровым), как Генпрокуратура тут же их закрыла. Дошло до того, что, как стало известно "Ъ", заместитель прокурора Мособласти Михаил Можаев лично явился в суд, где решался вопрос об аресте ногинского прокурора Владимира Глебова, и чуть ли не силой того освободил. СКР собирается обжаловать действия прокуратуры и рассчитывает со временем квалифицировать действия воротил игорного бизнеса и их покровителей в прокуратуре как организацию преступного сообщества.

Как сообщили "Ъ" в правоохранительных органах, своей кульминации противостояние подмосковных следователей и прокуратуры достигло вечером в пятницу. В это день следователи главного следственного управления (ГСУ) по Московской области СКР оформили доказательную базу в отношении ногинского и клинского прокуроров Владимира Глебова и Эдуарда Каплуна. В частности, в ходе допросов фигурантов дела о подпольных казино помощников Ивана Назарова Аллы Гусевой и Ивана Волкова, а также нескольких подмосковных чиновников были получены данные, что прокуроры якобы получали ежемесячно $30-35 тыс. за покровительство теневикам. Эти деньги, по версии следствия, привозила в Клин и Ногинск Алла Гусева, передавая их через местных чиновников (их имена не называются).

Кроме того, как утверждает следствие, причастность прокуроров к получению денег была подтверждена и оперативным путем, в частности при прослушке телефонных переговоров господина Назарова и его компаньонов. Было установлено, утверждает следствие, что в День города в Ногинске господин Глебов распорядился прикрыть подпольные казино, поскольку ожидался приезд высоких гостей и нужно было избежать возможных скандалов. Как говорится в материалах расследования, казино временно закрывались и когда прокурор предупреждал, что должен "пойти снег" (на сленге сообщников это означало проверку со стороны борцов с экономическими преступлениями). Напомним, что по делу о мошенничестве проходят и три сотрудника областного УБЭПа.

Получив все материалы расследования, руководитель областного ГСУ СКР Андрей Марков возбудил дела по ст. 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере) в отношении обоих прокуроров. В пятницу же вечером были проведены обыски в рабочих кабинетах господ Глебова и Каплуна. "После обысков мы планировали выйти в горсуды Клина и Ногинска с ходатайствами об аресте обоих прокуроров. Важно было изолировать их как от свидетелей, так и от других фигурантов дела и приступить к их допросам,— сказал один из участников расследования.— Получив же полный расклад по сети подпольных казино и их покровителях во властных и силовых структурах, мы рассчитывали в перспективе объединить все дела на эту тему, добавив в качестве основной ст. 210 УК РФ — "Организация преступного сообщества"".

Однако планы следствия были нарушены. Эдуарда Каплуна выручили врачи: сразу после обыска в своем кабинете прокурор пожаловался на приступ гипертонии и был госпитализирован. Прокурора же Глебова отвезли домой, где также был проведен обыск, а ближе к десяти вечера доставили в Ногинский горсуд для избрания меры пресечения. По словам источников "Ъ", начало заседания постоянно откладывалось, поскольку долго ждали представителя прокуратуры. В итоге совершенно неожиданно в суде вместе с коллегой появился заместитель прокурора Московской области Михаил Можаев. По словам одного из участников заседания, представителя следствия, направившегося было к судье для представления ходатайства об аресте, высокопоставленный прокурор осадил зычным окриком: "Куда пошел? Стоять!" После чего господин Можаев торжественно положил перед судьей постановление заместителя генпрокурора РФ Виктора Гриня об отмене уже возбужденного уголовного дела в отношении господина Глебова. В документе говорилось, что в материалах следствия не было указано место получения взятки, отсутствуют необходимые доказательства совершения преступления, а показания свидетелей обвинения являются оговором. Получив постановление, судья оставил ходатайство следствия без удовлетворения.

Как стало известно "Ъ", другой представитель областной прокуратуры привез постановление Виктора Гриня о закрытии дела в отношении господина Каплуна. "На следственных действиях создавалось такое впечатление, что прокуроров, которые спешили закрыть дела, было больше, чем следователей и оперативников",— сказал "Ъ" один из участников расследования.

По данным "Ъ", той же ночью экстренно, по факсу, еще два постановления господина Гриня были переданы уже в ГСУ СКР. Этими документами закрывались уголовные дела, возбужденные по фактам взяточничества (ст. 290 УК РФ) и злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) в отношении первого заместителя прокурора Подмосковья Александра Игнатенко и начальника управления областной прокуратуры Дмитрия Урумова (дела в отношении прокуроров областного уровня возбудил лично зампред СКР Василий Пискарев). По данным "Ъ", аналогичные показания на этих прокуроров также дали другие фигуранты дела, только размер их "вознаграждения", как утверждают обвиняемые и свидетели по делу, был в два-три раза выше, чем у их коллег городского и районного звена. По данным следствия, областных прокуроров вознаграждали не только наличными, но и оплатой им туристических поездок, различных банкетов, а также дорогими подарками (о внутриведомственной проверке в отношении руководителей подмосковной прокуратуры см. материал на этой же странице).

Как сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин, всего в ходе расследования, касающегося подпольного игорного бизнеса в Подмосковье, органы прокуратуры уже "отменили восемь уголовных дел, в которых фигурантами и подозреваемыми были высокопоставленные работники подмосковной прокуратуры". Из-за действий прокуратуры, уточнил господин Маркин, "были прерваны проводимые неотложные следственные действия, в том числе обыски и ходатайства об избрании меры пресечения подозреваемым". Владимир Маркин подчеркнул, что СКР не согласен с решениями прокуратуры и будет их обжаловать. Если следствие своего добьется, то и дело в отношении Ивана Назарова, и все "прокурорские" дела примет в свое производство ГСУ СКР.

Как рассказали "Ъ" источники в следственном ведомстве, у них осталась последняя возможность продолжить расследование — обратиться к генпрокурору РФ Юрию Чайке, обжаловав решение его заместителя. Сделать это следствие намерено сегодня, в понедельник. "Если же и генпрокурор нам откажет, то расследование окончательно зайдет в тупик,— сказал один из участников расследования.— Согласно действующему законодательству, оспаривать решение главы надзорного ведомства в суде следствие не может. В итоге получается, что из-за межведомственной конфронтации мы и так упустили драгоценное время, а сейчас и все это громкое дело оказалось на грани развала".

В Генпрокуратуре РФ от комментариев отказались. "