Не работала и полумесяца

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::14.11.2005

Не работала и полумесяца

Непонятно, чем занимается председатель Российского Красного Креста Татьяна Николаенко

Валерий Греков, журналист, член РОКК с 1956 года

Converted 20126.jpg Как известно, римский император Калигула ввел в сенат любимого коня. Сумасбродство героини нашего повествования не столь масштабно. Она поселила в офисе любимую собачонку. История умалчивает о том, какие функции выполнял императорский конь. Зато доподлинно известно, что собачка успешно представительствует в служебном кабинете вместе с хозяйкой, когда та находится на работе, обычно часов после четырех-пяти пополудни и далеко не каждый день. Вообще-то песик хороший, но вот уборщица устала убирать с ковровых дорожек за хвостатой любимицей хозяйки.

Привечать братьев наших меньших — долг каждого. Особенно когда насаждаешь добро и ласку по роду службы. И уж тем более, когда главным объектом благотворительности является человек, как у прославленного Российского Красного Креста. Вот его-то и возглавляет хозяйка песика Татьяна Алексеевна Николаенко, которая проводит больше времени в зарубежных вояжах, нежели за рутинной работой.

Гуманитарная помощь и благотворительность, конечно, не обходят истерзанные кровавыми конфликтами республики Северного Кавказа. Но львиная доля помощи поступает в регионы от Международного комитета Красного Креста (МККК). Не от Российского комитета.

За сто сорок лет своей деятельности он вписал немало ярких страниц в мировую историю милосердия. Однако с началом рыночных реформ в стране растерял почти всю многомиллионную членскую базу. Его новое руководство так и не смогло поставить процессы демократизации общества и разбуженную инициативу масс на службу идеям гуманизма. Почти утрачен контроль над региональными отделениями, влачащими ныне полунищенское существование. В Чечне, например, с 1998 года МККК реализовал большинство благотворительных программ, минуя Российский Красный Крест (РКК). Тем более что его чеченское отделение ряд лет фактически бездействовало и даже прекращало существование. Воссозданное в конце 2004 года, оно живет без средств и должного внимания со стороны федеральной инстанции.

Конечно, международная структура милосердия далеко не чужда нам. Российский Красный Крест исправно делает туда взносы из государственного бюджета. За один только последний год — 834 000 швейцарских франков (свыше 0,6 миллиона долларов). Этим летом Международный комитет Красного Креста предложил РКК составить список программ, для того чтобы в следующем, 2006 году МККК выделил деньги для развития чеченского отделения. Для этого надо было подготовить план и заявку на год. Но московские координаторы Северо-Кавказского региона почему-то не смогли составить список. Оставили Северный Кавказ без гуманитарных программ на год.

Непонятна позиция РКК по использованию пожертвований. После трагедии в Беслане их поступило около 140 миллионов рублей, эквивалентных почти пяти миллионам долларов. Значительная часть суммы израсходована открыто и прозрачно — на самое современное оборудование для больницы. Часть помощи пострадавшим оказана адресно — остронуждающимся людям. Но в специфическом и беспокойном Северо-Кавказском регионе массовая адресная помощь часто оказывается подверженной субъективным искажениям.

Правобережный район и Минздрав Северной Осетии настоятельно просят РКК направить оставшуюся часть средств на доступные общественному контролю программы медицинской и психологической реабилитации. А широкая адресная помощь на данном этапе вносит раскол и напряженность в ряды самих жертв трагедии и осетинское общество в целом. Но руководство РКК продолжает делать упор на малопрозрачную и потому подверженную коррупции адресность.

Впору приглядеться к открытости и самого руководства нашего Красного Креста. Начать с того, что никто отродясь не видывал его председателя госпожу Николаенко в Чечне, Северной Осетии, Ингушетии или — ныне самых крупных получателях гуманитарной помощи. Видели здесь президента России, многих федеральных министров, лидеров политических партий и общественных движений, но не Татьяну Алексеевну.

По-видимому, госпожа Николаенко больше их всех загружена работой. А может быть, потому, что основную часть командировочных средств она тратит именно на зарубежные путешествия, так сказать, на личные контакты с международными кругами? Много раз в год ее можно видеть то в Женеве, то в Лондоне, то в Южной Америке, то в Северной. Это уже обошлось Красному Кресту дополнительными расходами в несколько десятков тысяч долларов.

Может быть, купеческая расточительность помогает за рубежом покорять потенциальных богатых спонсоров? Но с этим не заладилось изначально, когда в Швейцарии торжественно проходило ее знакомство с видными иностранными донорами. То ли от величия момента, то ли от повышенного самомнения глава РКК произнесла спич, который половина потенциальных спонсоров сочли за неуважение к себе и покинули зал. В кулуарах заговорили об импульсивности и взбалмошности дамы. Невольно приходит на ум высокопоставленный россиянин, который как-то за рубежом подирижировал военным оркестром.

Элементарные нормы морали и нравственности требуют от руководителей вести себя возможно скромнее и пристойнее. Суммарный доход г-жи Николаенко, включающий оклад, различные надбавки и дополнительные вознаграждения, — около 80 тысяч рублей в месяц. Для мужа подружки дочери нашлась должность директора какого-то молодежного департамента. Суммарный доход — около 43 тысяч рублей. Подруга дочери становится советником самой главы РКК по правовым вопросам — 30 тысяч рублей. Мало кто знает об их реальном вкладе. Забегает в офис на минутку, чтобы подбросить маме любимую собачку, дочка. Никто из сослуживцев за два года так и не успел познакомиться с ней. Она получила должность директора по фанрайзингу и маркетингу — во как! Правда, о том, что дочка-директор привлекла в Красный Крест какие-нибудь деньги, автору этих строк ничего не известно. Не работа, а сплошной и безбедный праздник жизни.

Да и некто с фамилией Праздников тоже обласкан, числится генеральным секретарем РКК. Правда, по совместительству, с весьма туманными правами и обязанностями. Вознаграждение же очень конкретно: 60 тысяч рублей.

Под крылышком главы РКК оказался и некто господин Ким, очередной директор санатория «Дружба» в одном из элитных уголков Подмосковья. За четверть века в этом санатории ветеранов Красного Креста поправили здоровье тысячи тружеников-краснокрестовцев и реабилитировались многие жертвы бедствий и конфликтов в горячих точках. Но из-за теперешней разрухи в санатории матрацы не менялись с семидесятых годов. Резко возросшие цены на недвижимость словно не дают покоя оборотистым «хозяйственникам». Кажется, они вообще довели до ручки этот оздоровительный очаг, чтобы был предлог сдать его в аренду или продать с большим наваром.

И никому не совестно за бедственное положение санатория ветеранов. Тем более что есть там недоступные простому смертному апартаменты. Эдакая личная «потемкинская деревня». Для контингента особо избранных. Г-жа Николаенко любит козырнуть, например, тем, что здесь подлечивалась теща «самого господина Шохина». Случается слышать имена и других якобы покровителей главы РКК.

В региональных отделениях Красного Креста людей возмущают самоуправство и цинизм чиновников из центрального аппарата, их бесцеремонность и наглость. Но мало кто решается сказать об этом открыто. Многие не выдерживают. Так, в 2003 году ушли 40 человек, а всего в штатном расписании — 60 сотрудников.

А как же широкая общественность? Для связи с ней был неплохой журнал «Российское общество Красного Креста». Был да сплыл, как и ряд других жизненно важных подразделений. А ведь журнал должен был стать рупором гуманизма и благотворительности, вовлекать в РКК все новых членов, открыто и гласно освещать все стороны деятельности этой уникальной общественной организации.

Правда, недавно создан сайт. В нем есть исторический раздел. Да заканчивается он 2002 годом. История остановилась? Но почему с приходом Николаенко?