Нижегородская аномалия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::17.02.2010

Нижегородская аномалия

Бывший правоверный коммунист Валерий Шанцев срывает программу переселения из ветхого жилья

Антон Стриганов

© ТВЦ, "Момент истины", origindate::15.02.2010, Генерал (МВД) от рейда Волынский с Лаушкиным (начальником УВД ЗАО) организовал ОПГ (Ширяев, Ряписов); Нижегородская губерния


***

Расшифровка передачи: сюжет "Нижегородская губерния"

Владимир Талалыкин, заместитель гендиректора Государственной корпорации "Фонд содействия реформирования жилищно-коммунального хозяйства": В субъектах федерации подобной ситуации, как в Нижегородской области, нет.

Ведущий: Нет нигде?

Владимир Талалыкин: Нету.

Ведущий: Вот такой схемы - вице-губернатор, как мы предполагаем, сам себе, пусть прокуратура проверяет, единственный хозяин этого СМУ, где он раньше был генеральным директором до назначения вице-губернатором, это беспрецедентно?

Владимир Талалыкин: Нет такого. То, что сейчас выявила Счетная палата, там все нарушения начались с самого начала. Дома, о которых мы сейчас говорим, они сегодня строятся.

Ведущий: Губернатор был обязан, как вам кажется, следить?

Владимир Талалыкин: Именно губернатор. Он отвечает за все. Законом определено. Подписывает его ни кто-то, его подписывает именно губернатор.

Ведущий: А ваше агентство сегодня по закону имеет право юридическое потребовать от губернатора в Москву его на ковер и полного отчета.

Владимир Талалыкин: Это уже произошло, когда вот эти два объекта серьезно зависают, по которым работает "Нижегородкапстрой". И было рассмотрение этой ситуации у вице-премьера.

Ведущий: И что сказал Шанцев?

Владимир Талалыкин: Застройщик ввел в заблуждение администрацию, которая принимала решение.

Ведущий: Такое ощущение, что это другая планета. Это в 12 минутах езды примерно от Кремля до этих домов. И где-то там рядом губернатор проезжает на работу каждый день. Допустим, что он не увидел губернатора. А помощники всякие, а аппарат? Надо очень захотеть не увидеть. А вот (нрзб.) такое объяснение удовлетворило?

Владимир Талалыкин: Конечно, нет. Но речь идет о чем? Если говорить о нашей задаче. Деньги, которые туда выделены, чтобы они сработали.

Ведущий: Дома сейчас, мы предполагаем, заморожены. Не только деньги эти не найдете. Они еще и закопаны навсегда в бетон.

Владимир Талалыкин: Мы увидели, что движение с точки зрения реализации достройки дома отсутствует. Поэтому мы там появились и начали работать в этом плане.

Игорь Волгин: Знаете, что интересно, это на фоне гигантского строительства частного. Виллы по всей стране, значит, и деньги есть….

Ведущий: Как не бояться губернатору? Приедет Счетная палата, она и приехала.

Игорь Волгин: Вот у вас был сюжет о зомбировании. Можно зомбировать целые страны. В истории зомбировали, скажем, Германия, у нас опыт неплохой, кстати, со Сталиным. Эти истории, как не грустно, они органичны. Замечательно сказал Достоевский. Когда шла речь о кризисе экономическом, он сказал - "если будет в порядке нравственность, и кризис будет преодолен, и финансы появятся, главное - нравственное состояние в стране, понимание того, что мы делаем". То есть внутреннее сознание того, для чего человек живет. Без этого все рушится.

Ведущий: Если люди обманутые из ветхого фонда перекроют не дай бог дороги…

Мария Волкова, жительница г. Нижний Новгород: Мне 90 лет. Никак не умру. - Сколько вы ждете нового жилья?

Мария Волкова: Я даже не могу сказать. Обещают, а толку-то мало.

Александр Волков: Мы теперь боимся ходить даже. Доски все встали дыбом. Мы покрыли линолеумом, чтобы щели маленько закрыть. Пол просел. Здесь доски так же дыбом…

Игорь Волгин: А ведь недаром в уголовный кодекс введена статья, что перекрытие дорог является деянием уголовно-наказуемым.

Ведущий: Мы же не вчера все родились на свет. Если я из строительного бизнеса крупного, где я агент директора, становлюсь вдруг вице- губернатором, это, наверное, не потому, что я с ума сошел, просто я хочу стать еще богаче. Значит, там концы какие-то остаются.

Роман Антонов: Это все очевидно, отражено во всех актах. Я могу сказать, что у нас в Нижегородской области у нас стало доброй традицией в кавычках участие наших членов правительства Нижегородской области в деятельности коммерческих структур, что запрещено законом о коррупции. Прокуратура выносила представление губернаторам. Для нас основное то, что здесь речь идет о тех людях, которые ждут улучшения своих жилищных условий. У них удобства находятся на улице. Они ходят и в минус 20, и в минус 25 градусов. В тот момент, когда было принято решение переслать деньги "Нижегородкапстрой", в принципе без труда можно было за эти же самые деньги купить уже готовые квартиры и граждане бы их получили… ну, если бы в феврале было принято решение, к апрелю. Никаких бы проблем не было.

Ведущий: Можно я тебе совсем глупый вопрос задам. Совсем глупый. А почему сердце не болит? Ведь там же дети в этих страшных квартирах.

Александр Волков: Все просело, все буквально. Потолок тоже самое. Сколько делаю его, а он весь с досками отваливается. На голову кому-нибудь грохнется.

Роман Антонов: Многие наши руководители считают, что такая вседозволенность будет всегда.

Ведущий: Но если бы прокурор контролировал каждый рубль в этой истории, губернатор контролировал бы каждый рубль в этой истории, разве вице-губернатор рискнул бы отдать эти миллионы в то СМУ, где он когда-то был генеральным директором?

Александр Сериков, доктор социологических наук, председатель комитета по жилищной политике Законодательного собрания Нижегородской области: Контроля не хватает. Министры, которые принимали в этом участие и являются членом совета директоров "Нижегородкапстроя", не дают нужную информацию.

Ведущий: Как? Просто посылают?

Александр Сериков: Некоторые посылают.

Ведущий: Министры?

Александр Сериков: Да.

Ведущий: А фамилии можете назвать?

Александр Сериков: Министр Гурьев послал меня, не поверите, куда. К губернатору Шанцеву.

Ведущий: То есть если Шанцев даст команду, я дам документы.

Александр Сериков: Именно так.

Ведущий: А начальник Шанцев?

Александр Сериков: Еще никак не отреагировал.

Николай Зятьков, главный редактор газеты "Аргументы и факты": Это самый настоящий российский бардак. У нас существует закон. Депутат, государственный деятель, который ходит на госслужбу, он должен свой бизнес оставить. Он не должен им заниматься. Что происходит у нас? Собственность переписал на жену. Ну, в принципе даже на это никто особенно не смотрит.

Ведущий: Но все держат в своих руках все нити.

Николай Зятьков: Совершенно верно. И плюс возникает ресурс, из-за чего нужно стать большим начальником, войти часто за взятки. Потому что так просто никто тебе эту должность не дает. Но потом ты их отбиваешь, потому что твой бизнес, которым ты по-прежнему рулишь, ты ходишь на советы директоров. Ты даешь им возможность заработать. Ты получаешь то, что на открытых торгах ты бы никогда не получил. Потому что перебили бы те, кто стоял у власти, у этой кормушки. Вот в чем беда.

Шод Муладжанов, главный редактор газеты "Московская правда": Когда речь заходит о нашей политике, а особенно о региональных начальниках, слово "совесть" теряет всяческий смысл.

Ведущий: Не все же. Тот же Шанцев, ведь он был правоверным коммунистом. Кургинян не даст мне соврать.

Сергей Кургинян: Шанцев, которого я видел в горкоме партии, был одним из самых убежденных коммунистически людей, цельных очень и т. д., потом это все сломалось. Для того чтобы снова придти в политику, нужно было опереться на какие-то группы. Но дальше группы хотят, чтобы политик выражал их интересы. Это обычная вещь. Интересы их заключаются в том, куда именно должны пойти деньги. У групп-то нет других интересов. Наш буржуазный класс, вы же сами говорите. Им не нужно сильное государство, поэтому им не нужен сильный народ. Все сейчас говорят о государстве. Но не может быть сильного государства с мальчиком, который родился в доме бум. Томас Беккет, когда существовал как один из аристократов рядом с королем, он шалил, пьянствовал и все прочее. Но хватило ума у короля сделать его архиепископом. Архиепископ сказал - государь, я не могу одновременно служить вам и богу. Так возник великий Томас Беккет - мученик, убитый королем. Потому что он начал отстаивать свое дело. Вдруг возникает смысл. И это настоящие политики. Все остальное не политики, это бизнесмены. Так у нас преобладают бизнесмены. Какие политики?

Шод Муладжанов: Я имел в виду, говоря о том, что есть дефицит совести, не обязательно первых лиц. Потому что короля играет свита. Первых лиц наша доблестная бюрократия умеет воспитывать и перевоспитывать.

Ведущий: А какого объема должны быть либо кражи… воровство денег? Сколько надо украсть, чтоб вся страна открыла рты? Чтоб об этом заговорили все? Чтоб уголовное дело появилось немедленно?

Шод Муладжанов: Я думаю, тысяч сто рублей. Потому что если ты украдешь сто миллионов - об этом никто говорить не будет. Система построена так, что если ты крадешь мало, ты не интересен тем, кто может тебя крышевать. Потому что тебе нечем поделиться. Они наоборот изобразят замечательный пример борьбы с коррупцией. Если ты украл много, у тебя есть что взять. Потому что не интересно выносить твой случай на суд общественности, потому что тогда с тебя ничего не получить.

Ведущий: То есть надо закрывать Счетную палату. Счетная палата расследует, прежде всего, хищения в национальном масштабе. КПД действий Счетной палаты на сегодня сколько?

Шод Муладжанов: Процентов 10. Я лично к Степашину отношусь с огромным уважением.

Ведущий: Честнейший человек.

Шод Муладжанов: Я думаю, они играют по правилам.

Ведущий: Закрывать их надо.

Шод Муладжанов: Их нельзя закрывать.

Ведущий: Если 10%, если выводы Счетной палаты есть (Нижний Новгород), а уголовного дела нет? Я позвонил вице-губернатору Валерию Англичанинову.

Шод Муладжанов: Ты все-таки эту категорию решил расследовать.

Ведущий: Совесть, да.

Ведущий: Вопрос один: Счетная палата, (нрзб.) ветхое жилье.

Валерий Вениаминович Англичанинов, заместитель губернатора, заместитель Председателя правительства Нижегородской области: Там же не один вопрос.

Ведущий: Там главное, что вице-губернатор Англичанинов, то есть вы, отправили деньги в то самое строительное управление, где он, как мы предполагаем, по-прежнему хозяин.

Валерий Вениаминович Англчанинов: Не хозяин, это точно.

Ведущий: Но вы в совете директоров состоите.

Валерий Вениаминович Англичанинов: В связи с тем, что 25% принадлежало области. Сейчас из совета директоров выведен я.

Ведущий: А прежде вы были учредителем?

Валерий Вениаминович Англичанинов: Да.

Ведущий: Но вы и ваша супруга по домашнему адресу…

Валерий Вениаминович Англичанинов: Да-да. Но это было еще до того как…

Ведущий: Понятно. То есть вы расстались с этим бизнесом?

Валерий Вениаминович Англичанинов: Да.

Ведущий: Не жалеете? Там доходы были хорошие, несравнимые с зарплатой вице-губернатора.

Валерий Вениаминович Англичанинов: Нет, не жалею, потому что доходов не было.

Ведущий: Но, тем не менее, в эту компанию, где доходов не было, отправили 400 млн. рублей.

Валерий Вениаминович Англичанинов: Просрочены на полтора-два месяца сроки. Но это не здорово, но это лучше, чем ничего.

Ведущий: А ответственности никто не боится?

Валерий Вениаминович Англичанинов: За что ответственность? Там личной выгоды нет никакой.

Ведущий: А в прокуратуру вызывали вас?

Валерий Вениаминович Англичанинов: Нет.

Ведущий: То есть, уголовного дела нет пока еще?

Валерий Вениаминович Англичанинов: Состава преступления нет, раз нет личной выгоды. А личной выгоды нет по определению.

Ведущий: Но вам хотя бы выговор губернатор Шанцев объявил?

Валерий Вениаминович Англичанинов: Да, выговор объявлен за срыв сроков.

Шод Муладжанов: Ты на самом деле показывая этот сюжет, сильно рискуешь. Думаю, миллиона 1,5-2 российских граждан ринутся к тебе с тем, что ты показал не самое страшное, что они живут еще хуже.

Ведущий: А я не испугаюсь.

Шод Муладжанов: Я знаю, что ты смелый человек.

Ведущий: Не в этом дело. Мне людей жалко и деньги, потому что в эпоху кризиса Путин находит деньги. В регионах вот что происходит. Причем вице-губернатор сам утверждает, что нет состава преступления. А Счетная палата, господин Резников уверен, что там есть признаки коррупции.

Владимир Григорьевич Резников, директор департамента контроля взаимоотношений федерального бюджета с бюджетами других уровней Счетной палаты Российской Федерации: Там есть признаки, конфликт интересов, которые предусмотрены законом по коррупции. Когда наша рабочая группа была, заместитель губернатора был владельцем 50% акций строительной компании, которая входила в состав застройщиков.

Ведущий: То есть это доказано?

Владимир Григорьевич Резников: Там и у супруги в наших материалах присутствует.

Шод Муладжанов: Они такого понастроят, что потом эти дырки, куда рука проходит между стенками, они покажутся….

Ведущий: А как же к 9 маю каждому ветерану квартиру, кто сказал?

Шод Муладжанов: Если, кто этого заслужил, посадят в тюрьму, деньги вернут, квартиры людям дадут, вот тогда значит, власть действительно хочет преодолеть страшную болезнь коррупцию. Если все это заболтается, то это будет очень показательным примером того, что ничего не происходит.