Нижегородский Масложир

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Парламентская газета", origindate::03.12.2002

Цена колючей проволоки

В России научились воровать предприятия под «юридическим прикрытием»

Игорь Андреев

Генеральный директор Нижегородского масло-жирового комбината (НМЖК) Николай Нестеров осваивает новую специальность. Еще три недели назад он занимался технологией производства маргарина, майонеза и прочей полезной продукции, налаживал связи с поставщиками и потребителями, вырабатывал стратегию развития предприятия. Результаты налицо: комбинат занял лидирующее положение в отрасли, сегодня он держит первое место в России по выпуску маргарина, второе и третье места – по выпуску майонеза и туалетного мыла. Общий годовой оборот в нынешнем году должен превысить 85 миллионов долларов. Не забыт и производственный персонал - 2700 человек получают хорошую зарплату (многие соседи завидуют). Хотя основные затраты до сих пор здесь направлялись на техническое и технологическое перевооружение (предприятию – больше ста лет).

Но последние три недели Нестеров занимается совершенно другим делом. Устанавливает решетки на входах-выходах, на окнах конторских и производственных помещений. Заказывает аппаратуру наблюдения и контроля. Заключает договоры с охранными фирмами.

- Как подумаю, какие сумасшедшие деньги приходится тратить на всю эту дребедень – мне плохо становится, - ругается гендиректор, подписывая очередной «охранный счет». – Лучше бы новое оборудование купили, зарплату рабочим подняли. А тут…

Еще до ноябрьских праздников на входе в административный корпус не было даже обыкновенной «вахты»: сидел человек с журналом, записывал, кто к кому идет – и ладно. Теперь у входных дверей постоянно дежурит группа плечистых парней, вторая «линия обороны» - сразу за решетчатой проходной, а есть еще и третий бастион...

- В любой момент можно ожидать штурма, захвата – чего угодно, - абсолютно серьезно говорят люди.

И это чистая правда. Потому, что «на бумаге» Нижегородский масло-жировой комбинат «украли» еще перед праздниками - 5 ноября. После чего на четырех интернетовских сайтах появились объявления: продаются 90 процентов акций НМЖК. А теперь уже некая компания «Русские традиции» заявляет в печати, что она приобрела этот пакет. Купила, хотя акции не продавались: именно 90-процентный пакет принадлежит совету директоров НМЖК (или контролируется им), и хозяева совершенно не намерены расставаться с этой своей собственностью.

Однако теперь им приходится доказывать свое право на нее.

Кража (или грабеж?) случилась в самый канун праздника, 5 ноября, когда к скромному офису нижегородского ООО «Первый независимый регистратор» подлетели три автомобиля с местными и московскими номерами (как потом выяснилось – фальшивыми), из которых выскочила группа «качков» в камуфляже. Двое, вооруженные пистолетами, перекрыли входы-выходы, остальные (в том числе молодая девушка) прошли внутрь: «Всем оставаться на местах, телефонами не пользоваться!» Женщины (а коллектив регистраторов исключительно женский) чуть в обморок не попадали: «Никак террористы!»

Налетчики, однако, вели себя жестко, но вежливо. Пока… Девушка предъявила удостоверение судебного пристава-исполнителя из Перми. Аналогичным документом помахал еще один пришелец. Выяснилось: их задача – изъять реестр акционеров НМЖК. Робкие попытки регистраторш связаться для уточнения с местной службой судебных приставов (по закону «чужаки» не имеют права действовать самостоятельно), или хотя бы с руководством комбината были немедленно пресечены. И…

Уже потом выяснилось, что «приставы» хоть и были настоящими, но не имели никаких полномочий. «Меня попросил слетать в Нижний Новгород мой друг», - написала в объяснительной Анна Алексеева. «Я сказал, что полечу в Нижний Новгород только как физическое лицо, а не как лицо должностное…» - сказано в объяснительной записке Дмитрия Постникова. Да и предъявленный ими исполнительный лист (об изъятии реестра и передачи его другой, «нужной» фирме) был по существу натуральной «липой»: изготовившая этот документ по иску «миноритарного акционера» НМЖК судья Железнодорожного райсуда г.Пензы Л.Бутанина вообще не имела на это никакого права: с 1 сентября 2002 года все дела по акционерным обществам должны рассматриваться лишь арбитражными судами. Однако, по российскому законодательству даже неправовое решение судьи получает вполне законную силу. Можешь обжаловать, но прежде исполняй!

Так закон превращается в кистень.

- Теперь, когда реестр акционеров находится неизвестно в чьих руках, в нем могут быть сделаны любые записи, - поясняет Н.Нестеров. – Например, о том, что наши акции проданы кому угодно. На этом основании другой судья вынесет решение, обязывающее нас, руководство комбината, отдать всю власть на предприятии «новым хозяевам». И поверьте, пока мы будем опротестовывать, им вполне хватит времени, чтобы разорить и распродать НМЖК…

Увы, Нестеров знает, что говорит. После того, как залетные молодцы, прилетевшие (специальным, заказным рейсом!) из Перми, увезли реестр акционеров, он «поднял на ноги» всех, кого только можно. Получил заверения о поддержки на самых высоких уровнях:

Полпред президента России в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко выразил Николаю Нестерову полную поддержку. «Украсть предприятие никто не позволит!» - сказал он. И добавил, что «в настоящее время ситуация перехвачена правоохранительными органами».

Президент Торгово-промышленной палаты России Евгений Примаков полностью одобрил «меры противодействия», которые принял Нестеров. Он также сказал, что «пора ликвидировать такое положение дел, когда в любом суде, в какой-нибудь Тмутаракани, где рассматривается дело, и истцом является владелец нескольких акций, одной акции, и это может нарушить деятельность целой компании.

Губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев обратился с письмом в адрес главы правительства России Михаила Касьянова, в котором сообщил: «Нижегородская область столкнулась с беспрецедентным случаем покушения на криминальный передел собственности». А Николаю Нестерову пообещал: «Всех на ноги поднимем, в обиду не дадим!»

И уже премьер-министр России Михаил Касьянов, отозвавшись на обращение губернатора, прислал телеграмму, в которой сообщил: министерствам и ведомствам дано поручение разобраться в ситуации и принять меры по урегулированию вопроса в рамках законодательства РФ

Тем не менее, реестр по-прежнему находится в «нужных руках». К тому же правоохранительные органы усиленно ищут этот документ, но практически никак не ищут авторов и исполнителей аферы. До сих пор неизвестно, например, кто заказывал налетчикам спецсамолет из Перми в Нижний Новгород и обратно, и кто пустил их в самолет – с пистолетами. Не привлечена к ответственности грубо нарушившая закон пензенская судья Л. Бутанина. А у нее успели появиться «последователи»: после того, как сама Бутанина «прозрела» и отменила свое определение, аналогичный документ создал в Краснодарском крае тихорецкий районный судья Ю.Артюшкин. Еще через десять дней и он отменил свое решение, но в дело вступил судья Советского района г.Махачкалы М.Адзиев. Любопытно, что формулировки у этих судей совпадают до буквы. Если это не сговор, то что?

И даже судебные исполнители А.Алексеева и Д.Постников, принявшие непосредственное участие в вооруженном грабеже нижегородской фирмы «Первый независимый регистратор» (давайте называть вещи своими именами) не взяты под стражу, а всего лишь уволены со службы с формулировкой «за прогул». Кстати, прогулом им засчитали тот самый день 5 ноября, когда они летали в Нижний Новгород.

Мы может принимать самые лучшие законы, однако грош им всем цена в базарный день, если в самой судебной системе будут плодиться «кроты», готовые в любой момент «порадеть родному человечку» - естественно, не бесплатно. Но почему-то из всех правоохранительных структур сегодня лишь судебная система не имеет собственной «службы собственной безопасности», не занимается чисткой собственных рядов.

…Мой коллега, которому я пересказал эту историю, сказал:

- А ведь с помощью наших судов по такой же схеме сегодня можно парализовать всю экономику страны. Найдется какой-нибудь сообразительный Бен-Ладен, хорошо заплатит, и…

Нижний Новгород - Москва

***

© "Труд", ("Деловой вторник"), origindate::03.12.2002

Салат без майонеза

Достаточно 0,003 процента акций предприятия – и большой переполох обеспечен

Впору пожалеть гангстера: столько хлопот с этими налетами, опасностей, а навару? Ну, возьмет он кассу, а завтра что, снова на дело идти? А вот в Нижнем Новгороде группа товарищей, вооруженная лишь несколькими фальшивыми документами сумела завладеть реестром акционеров огромного предприятия – Нижегородского масло-жирового комбината.

Читай: документом, определяющим право собственности на одно из крупнейших предприятий пищевой промышленности страны! Пара цифр для того, чтобы более наглядно представить масштабы аферы. Годовой оборот комбината составляет 85 миллионов долларов, в России он занимает первое место по выпуску маргарина, второе и третье – по производству маргарина и туалетного мыла. На предприятии занято 2700 человек.

Вообще-то, технология захвата промышленных предприятий без единого выстрела, не относится к категории ноу-хау. Схема достаточно незамысловата, если не сказать – примитивна. Но по эффективности не уступает удару разбойничьим кистенем в висок зазевавшемуся купцу. Какой-то гражданин покупает пару акций солидного предприятия и под каким-либо предлогом бежит к судье: «Я - совладелец такой-то компании, счастливый обладатель ноль целых столько-то тысячных процента акций, считаю, что мои права ущемлены. Требую…». Характер требований – в зависимости от полета фантазий. Можно потребовать остановить поставки нефтепродуктов за рубеж транснациональной корпорации или попытаться присвоить себе право на самые раскрученные товарные марки России. Да хоть приостановить запуск космической ракеты – в принципе, никаких формальных законодательных ограничений не существует. Единственный «предохранитель» - чувство здравого смысла. Но эта категория ни в одном законе не прописана. Так что если судья почему-то вдруг решит, что права одного-единственного акционера с одной-единственной акцией на руках гораздо важнее, чем аналогичные права сотен других людей, владеющих акциями (а заодно и тех, для кого работа на данном комбинате является источником существования), то на улице аферистов и жуликов наступает праздник.

Да, чуть не забыл: конечно, для успеха задуманного еще нужно правильно выбрать судью. Слепому случаю доверяться в этом вопросе нельзя.

Нижегородский инцидент несколько выходит из привычной схемы. Организаторы захвата утратили чувство меры настолько, что даже не посчитали необходимым придерживаться формальностей. Некто Алексей Мартынов из города Пензы (!?), счастливый обладатель аж 20 акций ОАО «Нижегородский масло-жировой комбинат», почувствовал себя ущемленным и потребовал «принять меры». Судья Л. Бутанина из Пензы вынесла определение, согласно которому реестр акционеров упомянутого комбината должен быть отправлен из Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург, в распоряжении компании «Единый регистратор».

Если у читателя в этом месте в порыве географической ярости перехватит дыхание, то это совершенно нормально. Не у вас одних. Тем не менее, все написанное не бред и не опечатка. Попытаемся разобраться. Итак, комбинат находится в Нижним Новгороде. Это нормально. Обиженный акционер живет в Пензе, но это тоже допустимо. Нарушения и закона, и здравого смысла начинается также с Пензы: госпожа Бутанина не имела право брать это дело, так как является судьей Железнодорожного районного суда. Тогда как подобные дела следует рассматривать в арбитражных судах. И уж решительно незачем ей было отправлять реестр акционеров в Питер лишь на том основании, что истцу «так удобно».

Следует пояснить. Акций как таковых у упомянутого комбината нет, поэтому реестр является основным документом, подтверждающим собственность акционеров на предприятие. 20 акций господина Мартынова составляют 0,003 проц. от их общего количества. Тут даже комментировать нечего. Но вот где в настоящее время находится документ, подтверждающий право владения комбинатом – неизвестно. Заметим, что владельцы остальных акций в основной своей массе – члены совета директоров комбината. И заняты они не разработкой афер, а сугубо прагматическими вещами: производством маргарина, майонеза и мыла. У этих людей, по логике вещей, тоже должны быть права. Только вот их права уважаемая судья из Пензы проигнорировала.

Апогеем же инцидента стал способ исполнения судебного решения. Изымала реестр девушка Анна Алексеева 1980 года рождения, судебный пристав из Перми. Причем, в нерабочее время. Несколько дней Аннушка болела, а потом ей позвонил друг-коммерсант и попросил на денек слетать с ним в Нижний. «Этого человека знаю 3,5 года, - пишет в объяснительной Алексеева. - Он был все это время мне очень хорошим другом, выручал». По словам госпожи пристава, друг денег не обещал, а лишь сказал, что «это будет хорошей практикой». А еще на обратном пути из Нижнего прямо в самолете друг честно признался, что все документы, благодаря которым был изъят вожделенный реестр, липовые…

Практика получилась весьма интересной. У нее даже есть шанс войти в учебники по криминалистики. Благодаря служебному удостоверению самого наивного и бескорыстного судебного пристава нашей страны, владельцы 99,997 проц. акций крупнейшего предприятия лишены документа, подтверждающего их право на собственность. Теперь представьте, что произойдет, если найдется еще один обиженный обладатель пары акций и сочувствующий ему судья? Нижегородских промышленников не то что реестра - самой собственности могут лишить.

Любопытно, что пристава Алексееву быстренько выгнали «за прогулы». По-моему, это несправедливо. Она ведь не гуляла. А очень добросовестно выполнила работу. Друг ведь попросил.

Вот такая у нас судебная система. Предприятие находится в одном городе, решение суд выносит в другом, а судебный пристав приезжает из третьего.

Так что если у вас есть подружка в среде судебных приставов, и вы знаете хотя бы одного судью, который (ая) не любит крупных акционеров и обожает владельцев нескольких акций – вы можете кардинальным образом повлиять на экономику современной России. Рулить отраслями. Продавать комбинаты.

… Да, чуть не забыл. Комбинат в Нижнем отныне охраняется. И очень тщательно. На всякий случай.