Низости высоких технологий

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

© igolkin, 30.07.2015, Фото: speechpro.ru

Низости высоких технологий Как структуры бывшего топ-менеджера "Армады" Алексея Кузовкина информатизировали "распил" Иван Добрынин

4ef2ab184da24fc43a82833c7c2ad3c5.jpeg
Слева направо: Сергей Егоров, директор по маркетингу ЦРТ; Игорь Щеголев, министр связи и массовых коммуникаций РФ; Алексей Кузовкин, председатель совета директоров "Армада" (2010 г.)

В то время как первые лица российского государства не устают повторять о важности ИТ-индустрии и больших бюджетных вложениях в данную сферу, на рынке продолжает разворачиваться крупнейший за всю историю отрасли скандал вокруг компании "Армада". К выдвинутым ранее в адрес бывшего руководства компании обвинениям в выводе активов и нанесении крупного ущерба акционерам добавились новые. Федеральная антимонопольная служба, рассмотрев материалы следственных органов, установила, что в 2012 году "Армада" вступила в сговор с чиновниками Тверской области с целью устранения конкурентов при размещении заказа на информатизацию в сфере здравоохранения. В результате из-за завышения стоимости заказа государству был нанесен ущерб в 30 млн рублей. Причем самое интересное, что поставленная медикам система нормально так и не заработала. Однако руководители "Армады" пока лишь "отделались легким испугом" - несмотря на арест причастных к делу чиновников.

В середине июля этого года Владимир Путин посетил Молодёжный научный форум "Территория смыслов на Клязьме", где выступил перед почти тысячной аудиторией преподавателей, аспирантов и учёных, работающих в сфере ИТ-технологий. Президент отметил, что в России "всегда гордились нашей математической школой, и гордились по праву" и что у российских "айтишников" "есть все возможности быть на мировом уровне". А также рассказал, что для этого делает государство. В частности – упомянул о госпрограмме развития информатизации стоимостью свыше 600 млрд рублей, подчеркнул важность реализации программы импортозамещения в отрасли, использования программных продуктов отечественной разработки. Цифры и впрямь выглядели впечатляющими – особенно на фоне жалоб ученых на низкий уровень зарплат (16 тыс. рублей в месяц – у доцента). Президент заверил, что зарплаты будут подняты, правда постепенно. Что тоже понятно – в нынешней экономической ситуации у государства не так уж и много денег.

Вместе с тем, если посмотреть, как именно расходуются астрономические суммы, выделяемые государством на развитие информатизации, становится не менее понятно, что если навести порядок в данной сфере, денег не только хватит на повышение зарплат преподавателям, но и, как говорится, еще кое-чего останется. Из самых свежих примеров – последняя информация из Федеральной антимонопольной службы (ФАС), рассматривавшей дело о сговоре тверских чиновников с бывшим руководством ИТ-компании "Армада", вокруг которой весь последний год не утихают скандалы.

Театр одного актера

Скандалы вокруг распределения государственных заказов в ИТ-сфере – далеко не редкость. Что, собственно, не удивительно – рынок высококонкурентный, государство – крупнейший заказчик, а процедура распределения госзаказа предусматривает конкурсную основу и достаточно прозрачна, что позволяет конкурентам выявлять нарушения и обжаловать результаты тендеров. Именно поэтому взаимные жалобы ИТ-компаний, обвинения чиновников в лоббизме и публичные скандалы в данной сфере – далеко не редкость. Однако история с созданием Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕМИС) в Тверской области в 2012 году выглядит совсем уж циничной - даже по меркам ИТ-отрасли.

История эта не нова – аресты по делу прошли еще в 2014 году. Однако подробности не стали достоянием гласности – следственные органы обычно не отличаются словоохотливостью, по крайней мере – до завершения расследования и суда.

Другое дело – ФАС, антимонопольная служба свои решения раскрывает публично в установленном порядке. И хотя ФАС не занимается уголовной составляющей и следит лишь за соблюдением законодательства о защите конкуренции, в своих решениях на материалы следственных органов она при необходимости опирается.

Дело о ЕМИС Тверской области ФАС рассматривала в апреле этого года и признала факт наличия сговора тверских чиновников со структурами "Армады". При этом интересно то, что в соответствующем постановлении ФАС содержатся многочисленные ссылки на протоколы допросов фигурантов дела, что позволяет довольно подробно воссоздать картину событий – причем не только в части нарушения антимонопольного законодательства.

Результативная часть решения ФАС занимает тридцать страниц и полностью анализировать его объем данной публикации не позволяет; тем не менее, любителям детективного жанра можно посоветовать прочесть данный документ (его, правда без указания фамилий фигурантов, легко можно найти на сайте УФАС по Тверской области) – если не обращать внимания на юридический стиль изложения, сюжетные повороты порой захватывают. Остановимся на наиболее интересных из них.

Внедрение ЕМИС в Тверской области проходило в рамках соответствующей федеральной программы. Проект технического задания был передан местным Минздравом в Главное управление информационных технологий и связи (ГУИТИС) Тверской области Алексею Важнову. Проект был стандартным – разработанным Минздравом России. Однако легких путей реализации федеральной программы в ГУИТС искать не стали.

Рекомендации Минздрава предусматривали подключение всех рабочих мест пользователей системы к единому серверу в областном Центре обработки данных. Важнов начал настаивать, что местные каналы связи не смогут обеспечить бесперебойную работу системы и предложил устанавливать серверы на местах. В Минздраве РФ с этими доводами не согласились, отметив, что возможные задержки в передаче данных не повлияют на работу системы, а закупка серверов – это дополнительные расходы. Кроме того, в ходе допроса высокопоставленный чиновник Минздрава пояснил, что с учетом доводов Важнова он предположил о намерении последнего приобрести программу "Медиалог" (разработка компании "Пост Модерн Технолоджи" (ПМТ"), входившей в группу "Армада") и предупредил его о недостатках данной программы. Тем не менее, ГУИТИС все-таки решил внедрять ЕМИС по собственной схеме – регионы обладали свободой выбора в данном вопросе.

Дальше все пошло еще интереснее. Выбор подрядчика для внедрения ЕМИС требовал проведения конкурса. Для этого нужно было разработать ТЗ и определить начальную (максимальную) цену контракта. Как следует из материалов следственных органов (допросы, анализ переписки по электронной почте, смс, телефонных разговоров) на этом этапе сговор чиновников с коммерческими структурами обрел явственные черты. К разработке ТЗ привлекли сотрудников "Армады". При этом в материалах дела упоминается, что Алексей Важнов "ранее был знаком" с гендиректором "Армады" Романом Кругляковым. "Фактически разработка проекта ТЗ ЕМИС ТО осуществлялась в следующем порядке: разработка пунктов/требований ТЗ осуществлялась сотрудниками хозяйствующих субъектов, входящих в группу компании ”Армада”, , при наличии замечаний изменения проекта ТЗ ЕМИС ТО также осуществляли сотрудники компании “Армада”", - констатируют в ФАС.

Сотрудники "Армады" обеспечили и "нужное" значение цены контракта, организовав "правильные" ответы в ходе процедуры предварительного запроса котировок. Отметим, что поучаствовала в этой процедуре и "ПМТ", оценив свои услуги в сумму более 80 млн рублей (это, как следует из дальнейшего, важный момент). В итоге начальная цена контракта была установлена на отметке 79 млн рублей, при том, что максимальный объем бюджетного финансирования программы составлял 80 млн. Собственно, именно по этой цене и предполагалось отдать контракт одной из структур "Армады".

Следующим этапом операции стало устранение конкурентов. Задача была серьезная – цена была явно завышена и требовалось понять, что делать, если конкуренты предложат значительно более низкую цену – ведь именно стоимостной критерий является одним из важнейших. Выход нашли изящный – оформить работы как "научно-исследовательские и опытно-конструкторские" (НИОКР). "В случае определения работ по созданию ЕМИС ТО как НИОКР заказчик, уполномоченный орган вправе установить значимость критерия “качество работ, услуг и (или) квалификация участника конкурса” 45%, в иных случаях – не более 20%, что снижает зависимость выбора победителя от ценовых предложений и значительно увеличивает субъективность при принятии решения о признании того или иного участника конкурса его победителем, а также снижения значимости такого критерия как “цена контракта”", - поясняется в материалах ФАС.

Правда, этот номер в итоге не прошел – конкуренты обжаловали данные условия конкурса, поскольку НИОКР там и не пахло. Из новых условий НИОКР был исключен, соответственно, значимость субъективного критерия "качество услуг" упала с 45% до 20%. Стало понятно, что за 79 млн рублей "Армаде" контракт не получить.

Цену, по которой конкурс можно выиграть при любом ценовом предложении конкурентов "заговорщики" рассчитывали по методике, которую они между собой называли "антидемпинговый калькулятор". Понятно, что подобная методика работает только если есть уверенность, что члены конкурсной комиссии в случае необходимости "опустят" конкурентов до нужного уровня по критерию "качество услуг".

И этот план сработал. Конкурс выиграла компания "Программный продукт", предложившая цену чуть выше 40 млн рублей – и это при наличии предложений от других компаний на сумму менее 18 млн. Решение конкурсной комиссии также было обжаловано, но безрезультатно. Отметим, что "Программный продукт" входил в группу "Армада" до 2010 года; позднее компания была отчуждена. Судя по сообщениям СМИ, в 2012 году у нее уже были другие владельцы. Вместе с тем, как показал на допросе один из руководителей ГУИТИС, Алексей Важнов говорил, что "Армада" и "Программный продукт" - "по сути одно и то же", у них общий хозяин – председатель совета директоров "Армады" Алексей Кузовкин .

Еще одно свидетельство аффилированности – дальнейшая судьба контракта. "Программный продукт" сам выполнять его не стал, передав по договору субподряда входящей в группу "Армада" компании "ПМТ". "ПМТ" исполнила контракт за 12 млн рублей, хотя, напомним, на этапе предварительного запроса котировок и просила более 80 млн. Это уже даже не цинизм – такое поведение структур "Армады" и тверских чиновников, видимо, можно характеризовать как откровенное хамство.

Впрочем, даже на этом они не остановились, озаботившись тем, как бы пристроить "сэкономленные" в результате снижения цены конкурса бюджетные средства. И "пристроили" еще почти 12 млн рублей – заключив с "Программным продуктом" договор на поставку дополнительных рабочих мест ЕМИС.

По итогам рассмотрения данного дела ФАС признала наличие сговора между чиновниками Министерства здравоохранения и Министерства промышленности и информационных технологий Тверской области и структурами "Армады" и "Программным продуктом". "Результатом реализации вышеуказанного антиконкурентного соглашения явилось не только ограничение конкуренции, но и неэффективное расходование бюджетных средств в сумме более 30 млн рублей", - говорится в решении ФАС. Также в материалах ФАС отмечается, что согласно заключению Минздрава РФ созданная в Тверской области система ЕМИС полноценно так и не заработала.

Неоконченная пьеса

Данный скандал – лишь один из немногих, возникших вокруг "Армады" за последний год. Конфликт в компании разгорелся в начале 2014 года, когда компания Arsenal Advisor Ltd, контролировавшая около 14% акций "Армады" потребовала созыва внеочередного собрания акционеров и смены совета директоров, на тот момент состоявшего, по большей части, из топ-менеджеров самой "Армады" и ее дочерних компаний. Причиной послужило резкое ухудшение финансовых показателей: чистая прибыль холдинга упала с 410 млн рублей по итогам 2012 года до 11 млн рублей по итогам 2013-го. Акции "Армады" с начала 2011 года по конец 2013-го подешевели примерно на 60%.

Провести собрание акционеров и сменить менеджмент удалось лишь после серии судебных разбирательств. Новое руководство обвинило бывшего главу компании Алексея Кузовкина и его команду в выводе активов "Армады" путем проведения ряда сомнительных сделок. Сейчас акционеры "Армады" и ее новый менеджмент пытаются через суд оспорить ряд сделок, который они считают связанными с "выводом активов"; по ряду других они требуют компенсации. Интересно, что одним из главных обвинений акционеров в адрес экс-менеджмента является вывод бизнеса путем перевода контрактов на ранее отчужденную от группы фирму "Программный продукт" - основного фигуранта "тверского дела". Не так давно в интервью журналу Forbes Алексей Кузовкин отказался признать, что является фактическим бенефициаром этой компании; вместе с тем, как следует из материалов ФАС тверские чиновники утверждали, что именно он – "хозяин" данной компании. Интересно, кому следует больше верить – чиновнику, дающему показания на допросе под присягой, или бизнесмену, беседующему с журналистом?

Также отметим, что в начале июля этого года делом заинтересовались в МВД. Правда, вовсе не в связи с акционерным конфликтом. В ходе проверки государственного "Росинфокоминвеста", который в свое время приобрел 9% акций "Армады", выяснилось, что вследствие падения стоимости акций компании фонд понес убытки почти на 200 млн рублей. Генеральная прокуратура отправила материалы проверки в МВД, а там возбудили уголовное дело, сочтя, что падение котировок акций явилось следствием, в частности, ряда сомнительных операций бывшего менеджмента "Армады". Дело возбуждено в отношении "неустановленных лиц из числа руководителей" компании; судя по тому, что речь идет о сделках, проведенных в 2010-2011 года, под обвинение могут попасть как раз члены команды Алексея Кузовкина.

Впрочем, если за интересы государственного фонда вступились правоохранительные органы, а крупные акционеры отстаивают свои права в судах, то интересы мелких защищать, похоже, никто не намерен. И это при том, что "Армада" - публичная компания, ее акции торгуются на бирже, а значит среди пострадавших могут быть тысячи частных инвесторов.

В заключение можно добавить лишь одно. Алексей Важнов был арестован в 2014 году. О каких-либо обвинениях в адрес руководства "Армады" до сих пор ничего не известно. И если молодые ученые-"айтишники", встречавшиеся с президентом на Клязьме, действительно сильно озабочены своим материальным благополучием и обладают достаточной долей цинизма, эта история может подсказать им как правильно выбрать жизненный путь – не самый, конечно, лучший с моральной точки зрения, зато довольно эффективный с финансовой.

Кстати, Владимир Путин на той встрече довольно интересно рассказывал, как он на высшем политическом уровне, в ходе встреч с руководителями других стран, поднимал вопрос об антиконкуретных действиях в отношении самой известной, пожалуй, отечественной ИТ-компании – "Лаборатории Касперского". И отмечал, что пока эти усилия не принесли должного результата, хотя работа в данном направлении продолжается. Замечательно, конечно, что президент страны заботится о соблюдении правил конкуренции в ИТ-индустрии на международном уровне. Вопрос лишь в том, как добиться порядка в данной сфере на внутреннем рынке. Все всё видят, все всё понимают, скандал следует за скандалом. А Васька слушает, да ест…


Ссылки

Источник публикации