Никита Михалков: "Дай миллион, дай миллион!"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Никита Михалков: "Дай миллион, дай миллион!"

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::21.11.2003, Фото: "ЕЖ"

Закат утомленного солнца. Как началась и как закончилась дружба Владимира Путина и Никиты Михалкова

Екатерина Барабаш

Фото: Наталья Логинова

Никита Сергеевич Михалков, такой простой и народолюбивый

Недавно президент России Владимир Путин посетил "Мосфильм", где пообщался с лучшими представителями российской киноиндустрии. Мелькали знакомые лица - Карен Шахназаров, Георгий Данелия, Станислав Говорухин, Владимир Меньшов... Но чего-то не хватало. Или кого-то. Ну, ясное дело - в рядах лучших представителей не было главного лица, официального радетеля государственной культуры Никиты Михалкова. Вообще-то на тот момент Михалкова в Москве не было - вдали от суетной толпы он трудится над сценарием "Утомленных солнцем-2", который вообще-то давно уж должен был быть закончен.

Впрочем, удаленность от Москвы - вовсе не повод для Никиты Сергеевича не поприсутствовать на судьбоносной для российской киноиндустрии встрече. В конце концов и самолеты летают, и машины ездят, и даже поезда стучат по рельсам. Так что удаленность в пространстве в данном случае не причина. Причина куда более проста: режиссер-державник, как стало известно, не получил приглашения от президента. И в этот день была поставлена большая жирная точка в близких отношениях Никиты Михалкова с высшими властями предержащими.

То, что президент вдруг отдалил от себя любимца и любителя властей, стало очевидно весной, когда неожиданно для многих на церемонии вручения национальной кинопремии "Ника" со сцены прозвучало приветственное послание президента. Конечно, Михалков воспринял это как чистой воды предательство. Путин уравнял в правах его новорожденного, но пытающегося подавать большие надежды "Золотого Орла" с враждебной "Никой", которую "Орел" уже давно клевал, как Прометея? Клевалось трудно, "Ника" оказалась жесткой и живучей. Но уж будьте любезны, доклевали бы, если бы не такое вероломство. Еще можно было бы стерпеть тот факт, что президент не явился на первую церемонию вручения "Золотого Орла", отделался поздравлением через посредников. А ведь как надеялись! Тогда даже нос врагам утирать не надо было бы, недруги и так все полегли бы, сраженные орлиной мощью, против которой уже нет и не будет приема. Но то, что отныне "Орлу" летать бок о бок с ненавистной "Никой", - с этим смириться трудно.

Пора любви

А ведь как все начиналось! Около четырех лет назад, незадолго до президентских выборов, Никита Михалков публично выступил с предложением, означавшим признание в безоговорочной любви к будущему президенту. Он объявил, что, поскольку все и так ясно, реальных соперников у Путина нет, то зачем тратить деньги на выборы. Лучше провести референдум по доверию народа к Владимиру Владимировичу. В стране, где большая часть интеллигенции на протяжении многих десятилетий поддерживала все партии власти, такая подобострастная выходка была принята благосклонно. Правда, михалковское предложение ничего общего не имело с законом, но Никита Сергеевич давно усвоил: закон - для тех, кто не натренировал ногу, чтобы открывать ею двери в высокие кабинеты. Кстати, так было и в битве за Киноцентр, когда Михалков ничтоже сумняшеся буквально подставил Касьянова, обратившись к нему с письмом: вы, мол, Михал Михалыч, уж разберитесь там по-хорошему, отдайте нам Киноцентр, раз суды все не так решают. И формальное письменное обещание премьера разобраться громогласно объявил решением председателя правительства передать Киноцентр возглавляемому Никитой Сергеевичем Союзу кинематографистов. Непонятно только, отчего тогда Касьянов не обиделся. То ли сам не понял, что произошло, то ли на президентского любимчика руку не решился поднять.

Ночи на Николиной Горе

А любимчик тем временем упивался дружбой с президентом. Многое можно сказать про Никиту Михалкова, но одно - наверняка: несмотря на лубочность и изначальную художественную ущербность двух его последних картин ("Утомленных солнцем" и особенно - "Сибирского цирюльника"), режиссер он отменный. Свою жизнь в искусстве в последние годы он выстроил так, что сумел заполучить в статисты своей мощнейшей PR-акции самого президента России. Само собой, тот о своей роли в рекламной кампании Никиты Сергеевича ни сном ни духом. Ему, как человеку, никогда не стоявшему близко к творческой элите, было в свою очередь приятно внимание к нему со стороны этой самой творческой элиты. К тому же просвещенный президент, чуть-чуть меценат - имидж очень выгодный.

Звездным часом для Михалкова стало обновление Московского кинофестиваля, совпавшее по времени с началом первого президентского срока Владимира Путина. Правдами и неправдами заманивались на фестиваль голливудские знаменитости, заканчивавшие свою светскую программу в Москве на даче Михалковых на Николиной Горе. Желая поддержать имидж духовного мецената, на михалковскую дачу согласился приехать и Путин. Президент огромной державы - тоже живой человек с нормальными человеческими слабостями. Помимо создания "культурного" имиджа, Путин был не против просто пообщаться с людьми, составившими гордость мирового кинематографа, - Джеком Николсоном и Шоном Пенном. Автографа, конечно, он у них не просил, но звезды остаются звездами и для президента.

Там же, на Николиной Горе, произошел курьезный случай. Опоздавший Юрий Башмет, потянувшись к президенту бокалом красного вина, оплошал и вылил вино на белую рубашку Путина. Говорят, глава государства не удержался и шепотом прокомментировал неуклюжесть музыканта в резких выражениях. Охрана же, увидев красное пятно на президентской груди, сделала стойку. Но, слава Богу, инцидент быстро замяли, обратив все в шутку. В общем, на какое-то время Николина Гора стала местом естественного слияния власти и культуры.

Разлука будет без печали...

Видя такое внимание к своей персоне, Михалков объявил себя главным хранителем державной культуры, ответственным за культурное возрождение России, а заодно на всякий случай самым известным в мире российским кинорежиссером. Союз кинематографистов и Академию киноискусств он причислил к своим вотчинам и даже попытался взять под начало работу российского оскаровского комитета. В прошлом году по крайней мере и в оскаровском комитете, и в академии решения принимались авторитарно, вразрез с правилами, но в соответствии с желаниями Никиты Сергеевича. Так, из списков номинантов на "Орла" в обход всех правил была выкинута "Копейка" Дыховичного, так, в обход же правил на "Оскара" выдвинули "Дом дураков" Кончаловского.

Но Никита Сергеевич заигрался. Отчего-то все хорошее нам кажется вечным. Но что может быть временнее начальственного фавора, особенно если никакого функционального, утилитарного с точки зрения власти начала ты не несешь? Михалков не хотел и не мог понять простой вещи: для президента и для власти вообще он фигура абсолютно декоративная. Уж кому-кому, а Михалкову должно быть известно, что одни и те же декорации не используются от фильма к фильму, их отправляют на склад, как только отпадает в них нужда. К тому же ему не хватило элементарной скромности если не подчеркнуть свою декоративность, то хотя бы всеми силами скрывать попытки сделать из Путина статиста. Все тайное становится явным, президент играть роль статиста был не готов.

"Дай миллион, дай миллион!"

Нужда в Михалкове отпала. Он сыграл свою роль при президенте, он многоразово, многословно и громогласно объявил его лучшим другом интеллигенции, он всячески делал хорошую мину при плохой игре, представительствуя от великого российского кино, слабее которого на тот момент не был ни один кинематограф в мире. Но слишком громкие признания в любви режут слух, а российское кино и без Михалкова стало постепенно подниматься на ноги. В конце концов зачем президенту Михалков, который давно уже ничего не снимает, а российский режиссер Звягинцев до сих пор не сходит со страниц западной прессы?

Михалков сделал последнюю, отчаянную попытку не выпасть из обоймы. Он попросил денег на "Утомленных солнцем-2". И опять его сгубила гордыня. Во-первых, не нужны ему были эти деньги. То есть, может, и не лишними оказались бы, но если у тебя есть, к примеру, 25 млн. долл., а тебе нужно 26, и этот последний, 26-й, миллион ты просишь у государства - государство сочтет, что ты держишь его за дурака. Во-вторых, Михалков не стал официально обращаться в экспертный совет службы кинематографии Министерства культуры, никакого сценария для рассмотрения на предмет получения господдержки он не представлял. Но, памятуя посиделки в шатре у самовара на Николиной Горе, обратился сразу к президенту, который к тому времени уже давно дал понять Михалкову, что незаменимых людей, особенно в культуре, нет.

Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь.