Ничто не забыто. Людмилой Нарусовой. Глущенко, Нарусова, Шутов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Что рассказала сенатор Нарусова о врагах депутата Старовойтовой

Судебные слушания по делу об убийстве Галины Старовойтовой отложены до октября. Это связано с необходимостью вызова в суд свидетеля, который сейчас пребывает вне Петербурга, а также с уходом в отпуск двоих адвокатов.

На прошлой неделе успели состояться только два заседания. Первое было посвящено записной книжке главного свидетеля, грузчика, который также участвовал в подготовке убийства, но впоследствии сотрудничал со следствием. Его имя журналистов попросили не тиражировать. В книжке были записаны координаты почти всех обвиняемых, причем некоторые номера были записаны справа налево - видимо, для шифровки. Правда, когда фээсбэшники начали поиски улики, выяснилось, что свидетель оставил ее под залог в какой-то аптеке: ему срочно понадобился какой-то наркотический препарат, а денег при себе не было. Там, в аптеке, книжку и обнаружили спустя несколько месяцев. Фармацевт опознала ее среди двух подставных книжек прямо в ходе судебного заседания.

Кроме того, на заседании выступил адвокат подсудимого Колчина Александр Сафронов, который в очередной раз потребовал, чтобы судья Валентина Кудряшова взяла самоотвод. По мнению адвоката, судья лично или косвенно заинтересована в определенном исходе дела, так как не дала рассматривать его суду присяжных. Во вторых, на одно из заседаний Кудряшова явилась будучи на больничном (у нее болела рука). Заявление Сафронова поддержали все подсудимые, кроме Воронина, который заявил, что «дело в итоге будет расследовать бесконечно». В конце концов, судья Кудряшова от самоотвода отказалась, и заседание продолжилось. На нем суд заслушал ходатайства о продлении подсудимым срока содержания под стражей до ноября. Просьба была удовлетворена.

В четверг на заседание пришла вдова Анатолия Собчака и сенатор от Тувы Людмила Нарусова, которая сообщила суду, каким политиком и общественным деятелем была Галина Старовойтова. Адвокаты подсудимых, правда, попытались оспорить необходимость приобщения таких сведений к уголовному делу, но защитник потерпевших тут же напомнил суду, что дело было возбуждено по статье 277 УК РФ - посягательство на жизнь государственного деятеля.

Людмила Борисовна заявила, что пришла в суд по собственной инициативе, так как отчаялась дожидаться вызова. В конце 1998 года она долго настаивала на том, чтоб быть допрошенной в ходе следствия, и даже звонила тогдашнему прокуроры Ивану Сыдоруку, но он предложил обратиться в ФСБ. Ее визит в суд начался с небольшой сенсации: еще не войдя в зал, Нарусова обратила внимание на одного из судебных приставов, который как две капли воды оказался похожим на «того человека, которого в ноябре 1998 года я видела в подъезде дома Галины Васильевны». Сенатор немного порассуждала об «оборотнях в погонах», затем подошла к клетке и приступила к опознанию непосредственно подсудимых. Знакомыми ей показались Алексей Воронин и Игорь Краснов («вон тот, лысый»). Он действительно был отдаленно похож на пристава, хотя и младше его лет на двадцать. Впоследствии в перерыве между заседаниями адвокаты устроили приставу полусерьезный допрос: где он находился вечером 20 ноября. Пристав заявил, что по двадцатым числам все милиционеры отмечают получку. После перерыва в зале он уже не появился.

Напомним, что подсудимые Игорь Краснов и Алексей Воронин, который также был опознан Нарусовой как человек, которого она однажды видела в арке того двора, не отрицают, что вели наблюдение за домом Старовойтовой. Воронин согласился даже, что описанный Нарусовой эпизод мог иметь место: однажды он видел Старовойтову вместе с какой-то женщиной выходящими из квартиры. На вопрос, как свидетельнице удалось так хорошо запомнить внешность случайно увиденного ею человека, Людмила Нарусова ответила: «Такой взгляд забыть невозможно, потому что таким взглядом не смотрят, а следят». Она сообщила также, что в те месяцы за ней самой была пущена «наружка» в связи с гонениями на Анатолия Собчака, пребывавшего тогда во Франции: постоянная взвинченность и наметанный на «топтунов» глаз не дали ей ошибиться.

Людмила Нарусова рассказала, что политическими оппонентами Галины Старовойтовой были КПРФ, ЛДПР плюс - Альберт Макашов, плюс - тогдашний губернатор Петербурга Владимир Яковлев. Про последнего сенатор поговорила отдельно. Во-первых, сообщила Нарусова, Галина Старовойтова задавала Яковлеву неприятные вопросы про кредит в 30 миллионов долларов, выданный Банком реконструкции и развития и, по словам Нарусовой, целиком потраченный на благоустройство того района, где жил сам губернатор. Во-вторых, Старовойтова уличила градоначальника в плохом знании стихов Анны Ахматовой, которая просила в «Реквиеме» поставить ей памятник на Шпалерной: «здесь, где стояла я триста часов и где для меня не открыли засов», а не на крыше гаража, как собирался губернатор. В итоге один из адвокатов задал Нарусовой прямой вопрос: считает ли она, что Яковлев мог стать заказчиком убийства. Вопрос был тут же снят судьей, а свидетельница успела сказать только одно слово: «Круто!»

Экс-депутата Думы от ЛДПР Михаила Глущенко, которого в ходе данного процесса один из подсудимых назвал организатором «прослушки» Старовойтовой, также не обошли вниманием. Нарусова вспомнила, что, когда Старовойтова на заседании Госдумы выступала с гневными тирадами против фашистов, прикрывающихся православием, Глущенко довольно громко отвечал: «Сиди и не рыпайся». Незадолго до убийства Старовойтовой продолжали поступать неясные угрозы, от кого - непонятно. Сама она не исключала, что с ней могут разобраться руками каких-то фашиствующих молодчиков.

Затем адвокаты поинтересовались, не лоббировала ли Старовойтова интересы неких фирм - Нарусова заявила, что Галина Васильевна, напротив, выступала против лоббирования, и на этой почве от нее сильно доставалось Геннадию Селезневу. В свою очередь подсудимый Колчин напомнил, что Старовойтова продвигала закон о люстрации.

Затем адвокаты поинтересовались, не обсуждала ли Людмила Нарусова с кем-нибудь денежную версию убийства. Нарусова заявила, что ей было противно об этом даже думать.

Кстати

В четверг продолжились слушания по делу Юрия Шутова. Обвиняемого в организации банды, совершившей ряд громких убийств, депутата петербургского парламента впервые после двухлетнего перерыва доставили в здание суда на Фонтанке. На заседании прокуратура с учетом тяжести состояния обвиняемого предложила проводить дальнейшие слушания в «Крестах», и, несмотря на протест защиты, ходатайство было удовлетворено. Напомним, что судебно-медицинская экспертиза, которая должна дать ответ, может ли подсудимый вообще участвовать в процессе, до сих пор не завершена. Возражая против смены места процесса, защита апеллировала прежде всего к тому, что это нарушит принцип гласности судопроизводства. "