Ни права, ни справедливости

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ни права, ни справедливости Интеллигенцию в Польше поставили перед выбором: принципы или профессия

" Польские журналисты и ученые первыми почувствовали на себе действие нового закона о люстрации, вступившего в силу 15 марта нынешнего года. Сотрудники СМИ, сотрудники университетов, родившиеся до 1972 года, начали получать уведомления от своих нанимателей. "Письма счастья" составлены по единому шаблону, утвержденному Институтом народной памяти Польши. В них сообщается о том, что адресат признан гражданином, занимающим публичную должность. И поэтому обязан написать заявление о том, сотрудничал ли он со спецслужбами с 1944 по 1990 годы. А также предупреждают об ответственности за невыполнение этого требования. Согласно новому закону о люстрации, журналист, как и любой другой гражданин, занимающий публичную должность, должен представить соответствующую информацию в течение 30 дней с момента росписи в получении письма. В противном случае по закону ему грозит запрет на публичную деятельность - то есть фактически на профессию - в течение десяти лет. Разумеется, письма эти руководители СМИ рассылают не по своей инициативе. Все тот же закон о люстрации обязывает работодателей следить за его исполнением. А в дальнейшем редакторам, возможно, придется уволить тех, кто просто откажется подчиниться. Вне зависимости от того, какими журналистами и профессионалами они были. Руководства некоторых польских СМИ предложили своим сотрудникам заполнять люстрационные заявления или уходить, не дожидаясь истечения 30-дневного срока. Но некоторые держат оборону и заявляют, что от своих журналистов не откажутся. Впрочем, и у закона есть лазейка - срок, за который нужно принять окончательное решение, начинается с момента получения письма. Не расписался в получении, болел, был в отъезде - и вот уже какая-то отсрочка.Еще немного времени на то, чтобы сделать действительно трудный выбор: подчиниться закону и доложить государству подробности своего прошлого или не заполнить заявление и потерять профессию. Ситуация эта привела к расколу в журналистском сообществе. За открытыми письмами против нового закона одних последовали письма других в защиту этого закона и против предыдущих писем. Но самыми активными протестующими оказались даже не журналисты, а ученые. Ректор Высшей школы сельского хозяйства профессор Томаш Борецки, например, признается, что ночью не может спать. Его мучает вопрос: кто из профессуры откажется заполнить заявление, и как ему после этого поступать? Для многих ученых это стало вопросом чести. Петр Пиотровски, директор Института истории искусств в Познаньском университете, сообщает в открытом письме к ректору, что не подчинится закону о люстрации, потому что "в жизни каждого преподавателя бывают минуты, когда он должен собственными поступками подать студентам пример, как следует поступать в трудных ситуациях". А ректор старейшего Ягеллоньского университета в Кракове официально объявил, что его вуз не подчинится закону о люстрации, пока оценку этому закону не даст Конституционный суд. Известные польские ученые в своих заявлениях о люстрации называют медицинский термин, которым в научной среде окрестили новый закон - "перелом позвоночника". Работа в университете для многих из них - самое важное в жизни, и у них нет выбора, им придется заполнить свое заявление, но они чувствуют, что власть таким образом ломает им позвоночник, или, говоря по-русски, выкручивает руки. У всех этих людей осталась последняя надежда - Конституционный суд. В течение полутора месяцев он должен вынести свое заключение. Хотя у нового закона много сторонников, иначе вряд ли этот закон был бы одобрен парламентом, противников все же оказалось больше. Одна из крупнейших газет Польши "Газета выборча" опубликовала результаты опроса общественного мнения. Из 500 опрошенных 52 процентам не нравится закон о люстрации, и только 37 процентов его одобряют. Редактору международного отдела газеты "Газета выборча" Лукашу Липиньскому в каком-то смысле повезло. Он родился на 26 дней позже 1 августа 1972 года. Если бы он был на четыре недели старше, то подпадал бы под закон о люстрации. Несмотря на то что судьба избавила его от трудного выбора, пан Липиньский пополнил ряды противников закона. Свою позицию он объяснил "РГ": "Во-первых, новый закон заставляет людей отчитываться перед государством о своем прошлом. То есть в каком-то смысле государство заставляет людей заполнять декларации лояльности. Во-вторых, согласно этому закону людям, которые не представят такие декларации, могут запретить заниматься профессиональной деятельностью в течение десяти лет. В случае журналистов и преподавателей вузов это угрожает свободе слова и свободе научной деятельности. И, наконец, в-третьих, я не верю спецслужбам ПНР. И я не уверен, что на основании того, что писали офицеры служб безопасности, можно решать, был кто-то агентом или нет и в какой степени добровольно он это делал, как был завербован и так далее. Я не до конца верю этим документам и боюсь, что кто-то будет несправедливо обвинен". Ситуация в Польше накалились до такой степени, что уже пришлось отреагировать властям. Польский премьер Ярослав Качиньский в интервью общественному радио обрушился с критикой на журналистов, которые отказываются заполнять люстрационные заявления. Он заявил, что эти люди "считают, что законы на них не распространяются"."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации