Новая камера олигарха

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Новая Камера Олигарха»)
Перейти к: навигация, поиск


Ходорковский теперь сидит без газет, в душной прокуренной камере на 16 человек

Ходорковский Михаил Ходорковского перевели в общую камеру, где вместе с ним сидят еще 15 арестантов и осужденных. Все они привлечены к уголовной ответственности за экономические преступления. На блатном жаргоне таких называют «барыгами». Тюрьма перенаселена. Камеры переполнены, и сидельцам приходится спать посменно, меняясь каждые четыре часа. Но «хата» Ходорковского относительно свободная — конечно, лишь в сравнении с соседними помещениями. Общая площадь камеры, в которой сидит олигарх, чуть более 64 квадратных метров. Это намного меньше его служебного кабинета в ЮКОСе.

Вдоль длинной шестнадцатиметровой стены расположены восемь «шконок» (так зэки называют койки). Они стоят в два яруса. Напротив двери — одно большое окно («решка»), под которым стоит холодильник. Вдоль левой стены располагается стол («дубок») длиною около десяти метров и лавка во всю длину стола, прикрепленная к полу. На столе красуется большой телевизор. Слева от двери в углу — туалет («параша») и раковина. Расстояние от умывальника до «очка» составляет всего около полутора метров. В только что отремонтированной камере царит полумрак, чему способствуют окрашенные в цвет хаки стены. В блоке, где расположена камера Ходорковского, находятся несколько камер наружного наблюдения и специальные устройства для глушения частот, на которых работают мобильные телефоны.

Статус

Койка опального олигарха расположена в противоположном от «параши» углу. Ходорковский спит на второй от окна «шконке» нижнего яруса. В криминальном мире такое место свидетельствует о высоком статусе среди сокамерников.

Первая «шконка» всегда отводится смотрящему, который призван следить за порядком в «хате». Но и вторая (где как раз обосновался магнат) тоже достается не всякому — обычно на него претендует свита «пахана», так называемые «подпаханники». На новое место отсидки Михаил Борисович успел захватить лишь несколько книг и коротает время за чтением.

- Все сокамерники Ходорковского имеют высшее образование, к нарушителям режима их отнести нельзя, — сообщил осведомленный источник.

Носки

По камере Михаил Борисович ходит в футболке, шортах и тапочках. Постельные принадлежности ему выдаются, как всем обычным арестантам, раз в месяц.

Стирать белье олигарху приходится самому. Обычно в камерах бывают и «шныри» — зэки, стирающие чужое белье за определенную плату (сами заключенные называют их «помогающие»). Но таких слуг у Ходорковского нет. Поэтому олигарху приходится стирать носки и нижнее белье. Он делает это сам. Мыло и стиральный порошок в камере есть. Белье сушат здесь же. Жара такая, что все сохнет быстро.

Питание

Персонального повара у олигарха тоже нет. Его кормят из общего котла. Вопрос еды у заключенных один из наиболее важных. В СИЗО кормят три раза в день. Рацион довольно прост — пшенная или перловая каша, черный хлеб и чай, иногда бывает уха и картошка.

Но желающие могут питаться через магазин (в ларьке СИЗО можно приобрести все то же, что доступно любому россиянину в супермаркете). Каждый заключенный вполне официально, заполняя специальный бланк, может закупить необходимое количество продуктов и товаров. Их предварительно проверяют служащие тюрьмы. Но товары в СИЗО значительно дороже, чем на воле.

В камере Ходорковского имеют возможность покупать продукты в тюремном ларьке, кроме него, всего несколько человек. Олигарх охотно делится едой с соседями по камере. Чаще всего он покупает лапшу и макароны быстрого приготовления. На воле он таких не ел.

Начальство

Как считают опытные работники пенитенциарной системы, статус Ходорковского в уголовной среде довольно высок. Его в камере приняли почти как «пахана».

«Шконку» нижнего яруса олигарху определили сами сотрудники «Матросской Тишины». И сокамерники восприняли это как должное.

- Это раньше уголовники воевали между собой за престижные, по их понятиям, места в камере, — сообщил начальник московского Управления по исполнению наказаний Владимир Давыдов. — Сейчас такой практики почти не существует. Ситуация полностью контролируется администрацией учреждения, и арестованный или осужденный располагается именно там, где ему укажут сотрудники изолятора. Решение, куда кого селить, принимается, как правило, в зависимости от возраста человека. Ясное дело, что пожилого не станут загонять наверх, исходя из элементарного человеческого сострадания. Впрочем, если наш подопечный не захочет занимать отведенное место — это его проблемы.

Сергей Трофимов, Шамиль Джемакулов

Оригинал материала

газета «Жизнь» от origindate::16.08.05