Новая афера Добровинского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::19.02.2000

Новая афера Команды Добровинского

Судебный спор между принадлежащей  ЮКОСу "Восточной нефтяной компанией" (ВНК) и фирмой с Вирджинских осторовов Birkenholz S.А. из-за акций Ачинского НПЗ

Александр Хочинский

По инициативе ЮКОСА суд Томска признал недействительным решение прежнего состава совета директоров Восточной нефтяной компании о покупке у Birkenholz S.А. акций Ачинского НПЗ на $21 млн. Таким образом, ВНК не придется платить эту сумму вирджинской компании за акции, которые, по оценке специалистов ЮКОСа, стоят в действительности в пять раз меньше. Теперь ЮКОСу остается лишь дождаться кассационного рассмотрения дела в Московском окружном арбитражном суде, который, скорее всего, отменит решение о взыскании с ВНК стоимости акций. Однако говорить об окончательной победе ЮКОСа преждевременно: по словам адвоката Birkenholz S.А. А.Добровинского, его клиент обязательно обжалует решение томского суда (которое, кстати, уже вступило в законную силу). А борьбу за арест собственности ВНК "в обеспечение иска" Birkenholz S.А. уже проиграла. Определение об аресте принадлежащих ВНК 17 112 203 акций ОАО "Томскнефть", вынесенное 21 сентября арбитражным судом Москвы, было отменено им же месяц спустя.

Источник: Е.Заподинская "ЮКОС избавил ВНК от невыгодной покупки",

"Коммерсантъ-Daily", origindate::13.11.98, стр.7; "Приостановлено взыскание 22 млн

долл. с ВНК", "Время МН", origindate::13.11.98, стр.4.

В интервью газете "Ведомости" адвокат Александр Добровинский высказал мнение, что в ноябре этого года входящее в компанию "ЮКОС" АО "Томскнефть ВНК" будет выставлено на торги. По его мнению, стоимость "Томскнефти" составит 100-150 млн. долл. АО будет выставлено на продажу, заявил адвокат, "если "ЮКОС" не заплатит" 22 млн. за купленные ВНК акции Ачинского НПЗ, но "даже если заплатит, там еще сюрпризы готовятся".

По сообщению Прайм-Тасс origindate::23.09.1999 Генпрокуратура опротестовала решение Арбитражного суда Москвы о взыскании с ВНК 22 млн. долл. по иску компании Birkenholz:

МОСКВА, 23 сентября, /ПРАЙМ-ТАСС/. Генеральная прокуратура РФ опротестовала решение Арбитражного суда г Москвы о взыскании с Восточной нефтяной компании /ВНК/, контрольный пакет которой принадлежит НК "ЮКОС" , 22 млн. долл. по иску оффшорной компании Birkenholz S.A. В настоящее время Генпрокуратура всесторонне изучает обстоятельства этого дела.

Как сообщили ПРАЙМ-ТАСС в пресс-службе НК "ЮКОС", накануне приватизации ВНК в 1997 году ее прежнее руководство заключило договор о покупке компанией Birkenholz для ВНК 6,3 проц акций Ачинского НПЗ /в составе ВНК/.

Согласно условиям приватизации, купленные Birkenholz акции Ачинского НПЗ должен был оплатить победитель коммерческого конкурса с инвестиционными условиями по продаже 34 проц акций ВНК. Однако конкурс дважды был признан несостоявшимся. В дальнейшем компания Birkenholz, изменив условия сделки, обратилась в суд с требованием компенсировать затраты на покупку акций Ачинского НПЗ по цене "в пять раз превышающую их рыночную цену".

Комментируя судебную тяжбу ВНК и Birkenholz представитель "ЮКОСа" заявил, что не существует никакой угрозы взыскания суммы иска с ВНК, либо ареста акций ее дочернего подразделения ОАО "Томскнефть". "Акции "Томскнефти" не имеют никакого отношения к данным судебным разбирательствам и все рассуждения об их аресте бессмысленны", подчеркнул он. По мнению сотрудника пресс-службы НК "ЮКОС", иск Birkenholz не имеет судебной перспективы в связи "со слабостью юридической позиции и недостаточно квалифицированной юридической поддержкой истца".

Как сообщалось ранее, в интервью газете "Ведомости" в четверг адвокат Александр Добровинский высказал мнение, что в ноябре этого года входящее в компанию "ЮКОС" ОАО "Томскнефть" ВНК будет выставлено на торги. По его мнению, АО будет выставлено на продажу, если "ЮКОС" не заплатит 22 млн долл за купленные ВНК акции Ачинского НПЗ".

13:49 origindate::23.09.1999

ШВЕЙЦАРСКАЯ КОМПАНИЯ BIRKENHOLZ S.А. ОПЯТЬ ВЫИГРАЛА СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО У "ЮКОСА" ПО ДЕЛУ О ВОЗВРАТЕ $21 МЛН

О.Черницкий "Снова Birkenholz", "Ведомости", origindate::10.02.2000, стр.Б2.

Вчера Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Birkenholz к "дочке" "ЮКОСа" - восточной нефтяной компании, которая еще в 1997 г. попросила швейцарцев купить 6,3% акций Ачинского НПЗ, но до сих пор не оплатила покупку.

"Мы выиграли это дело, и теперь ВНК должна вернуть моему клиенту деньги - 660 млн руб.", - сказал вчера "Ведомостям" адвокат Birkenholz А. Добровинский. "Если деньги не вернут, будем смотреть, что у них можно оттяпать", - пояснил будущую стратегию адвокат.

Смотреть придется очень внимательно, потому что у ВНК уже практически ничего не осталось. После того как в 1998 г. Birkenholz уже пыталась забрать у ВНК контрольный пакет акций главного нефтедобывающего предприятия "Томскнефть", "ЮКОС" перепродал акции дочерних предприятий ВНК офшорным компаниям, почти ничего не оставив в когда-то могущественном нефтяном холдинге.

"Мы не будем платить за эти акции и готовы оспаривать вчерашнее решение в следующих инстанциях до победного конца, хоть целый год", - заявили вчера в пресс-службе "ЮКОСа".

Ранее "ЮКОС" заявлял, что накануне приватизации руководство ВНК преднамеренно через аффилированные фирмы решило заработать несколько миллионов долларов, поручив швейцарской фирме Birkenholz скупить 6,3% акций Ачинского НПЗ для последующей реализации победителю инвестконкурса по продаже госпакета акций ВНК. Обязательство выкупить пакет у Birkenholz за $21 млн было включено в условия инвестконкурса, который не состоялся из-за отсутствия заявок К моменту проведения конкурса контроль над ВНК уже перешел к "ЮКОСу" и желающих купить 36% акций компании не оказалось.

По словам Добровинского, Birkenholz - швейцарские портфельные инвесторы. По данным "ЮКОСа", это вирджинский офшор, за которым нет швейцарцев. Вне зависимости от того, кто прав, источник, близкий к одной из сторон, сообщил вчера, что дело кончится компромиссом: "ЮКОС" заплатит меньшую сумму, а иски будут отозваны. Этот процесс займет, по оценке источника, около трех месяцев.

По мнению газеты "Томская неделя" за 16 декабря 1999 г.: «странные обстоятельства сделки ВНК с Биркенхольц С.А. привлекли внимание прессы: примерно год назад, в наиболее драматичный момент разбирательств, наверное, только ленивая газета не написала об этом.

Центральная пресса, в частности Комсомольская правда, упоминала в ряду людей, возможно, связанных с попыткой увода из ВНК 21 миллиона долларов, бывших руководителей ВНК: Виктора Калюжного, Гурами Авалишвили и Максима Коробова. Особенно пикантно выглядело то, что акции Ачинского НПЗ приобретались Биркенхольцем не напрямую, а через компанию Ист Петролеум Евгения Рыбина, фигурировавшую в целой серии скандалов вокруг вскрывшихся после приватизации схем увода денег из ВНК.

Впрочем, если Калюжный, Авалишвили, Коробов и Рыбин и принимали какое-то участие в сделке с Биркенхольц С.А. (а они, по нашей информации, это отрицают), то только за кадром. Главным же публичным участником разгоревшейся войны стал адвокат Биркенхольца Александр Добровинский - человек, известный не только своим тройным гражданством (Франции, Греции и России), но и более чем неоднозначной профессиональной биографией. Главными партнерами и клиентами адвоката Добровинского являются нефтяной король Михаил Некрич (оффшорная компания Эрмитедж) и алюминиевые магнаты Лев и Михаил Черные, владеющие Красноярским алюминиевым заводом (его директор Анатолий Быков обвиняется в организации нескольких заказных убийств) и Ачинским глиноземным комбинатом, ситуация вокруг которого сейчас расследуется, наверное, всеми правоохранительными органами вместе взятыми. Первое большое дело Некрича, Черных и Добровинского было связано с приватизацией Тюменской нефтяной компании. В конце 1997 года после покупки компании группой Альфа неожиданно выяснилось, что ТНК не контролирует свою лучшую часть - добывающую дочку Нижневартовскнефтегаз. Некрич возглавил группу акционеров Нижневартовскнефтегаза, сопротивлявшихся приходу Альфы, а Добровинский был их адвокатом. В конце концов Альфа заплатила отступные - 200 миллионов долларов. Но получили их не вартовские нефтяники, а группа Черного - Некрича - Добровинского.

Второе знаменитое дело Добровинского - скандал на Магнитогорском металлургическом комбинате весной 1998 года. Руководители этого комбината, мягко говоря, поссорились, и председатель совета директоров Рашит Шарипов куда-то спрятал 30% акций Магнитки. Потом на Шарипова завели уголовное дело, и он пустился в бега. А акции (как-то так получилось) оказались проданы Добровинскому и Некричу. В Магнитогорске до сих пор считают, что они сначала помогли Шарипову спрятать акции, а потом просто кинули его, как и Палия в Нижневартовске. Ну и наконец получившее большую известность дело Роснефти и Пурнефтегаза, на странные аналогии которого со сделкой ВНК Биркенхольц нам неоднократно придется обращать внимание. Весь 97-й год правительство РФ строило планы приватизации Роснефти. Когда этот процесс вошел в финальную стадию, неожиданно, как и в случае с ТНК, выяснилась пренеприятнейшая подробность: Роснефть потеряла контроль над своим лучшим предприятием – АО Пурнефтегаз. И вот как это случилось: заключив несколько невразумительных сделок с малоизвестными МАПО-банком и Местбанком" (не путать с Мостбанком) и задолжав им небольшую для Роснефти сумму в 10 миллионов долларов, бывшее руководство Роснефти почему-то не смогло с этими долгами расплатиться. Это уже потом пошли разговоры о том, что руководителей Роснефти убедили поступить именно так братья Черные, Некрич и Добровинский. А тогда банки просто подали на Роснефть в суд и в обеспечение своих претензий получили ни много нимало контрольный пакет акций Пурнефтегаза, рыночная стоимость которых составляла не 10, а 600 миллионов долларов. На этот момент стоит обратить особое внимание - точно такая же схема будет затем применена и против ВНК. Акции были тут же перепроданы четырем подставным компаниям, и для того, чтобы вернуть их, потребовалось личное вмешательство президента Ельцина и премьер-министра Примакова . Самое любопытное то, что интересы Роснефти на суде против Некрича и Черных защищал их же партнер и адвокат Александр Добровинский, за что ему был выплачен фантастический для государственных компаний гонорар - полтора миллиона долларов. Впрочем, злые языки утверждали, что это не гонорар, а отступные, выплаченные Роснефтью Некричу и Черным через посредничество Добровинского за отказ от претензий на Пурнефтегаз. Задачей Добровинского было не допустить оглашения на процессе ненужных ему деталей о том, кто на самом деле стоял за попыткой украсть у Роснефти ее лучшее предприятие. В деле Биркенхольц против ВНК задача у Александра Добровинского была несколько иной: нужно было во что бы то ни стало доказать, что явно завышенная цена акций и нарушения, допущенные при подписании контракта бывшим руководством ВНК, не являются достаточным поводом для разговора о коррупции и, следовательно, незаконности претензий Биркенхольца. Но, как показали дальнейшие события, Добровинскому почти удалось гораздо большее - отобрать у ВНК ее лучшее предприятие Томскнефть, как это несколько раньше чуть не случилось с Роснефтью и Пурнефтегазом.

2 сентября 1998 года Арбитражный суд города Москвы удовлетворил иск Биркенхольц С.А. к ВНК, а неоднократные апелляции Восточной нефтяной компании оставались без удовлетворения. Московские суды игнорировали не только доводы ВНК, но и решения суда Советского района города Томска, который по иску одного из мелких акционеров ВНК признал сделку с Биркенхольцем ущемляющей права акционеров и, следовательно, незаконной. На стороне ВНК выступил еще один акционер - Российский фонд федерального имущества (РФФИ), как известно, владеющий 35 процентами акций ВНК. И вот почему: в обеспечение требований Биркенхольца московский арбитраж арестовал ни много ни мало все принадлежащие ВНК акции главного предприятия компании - ОАО Томскнефть. Еще немного, и Томскнефть сейчас принадлежала бы Биркенхольцу или тем, кто за ним стоит: от акционеров ВНК, прежде всего ЮКОСа, и государства в лице РФФИ, фактически потребовали подарить Томскнефть Биркенхольцу за целых 6,3 процента акций Ачинского НПЗ, и без того принадлежащего ВНК . То, что это явно не в ладах не то что с законами, но и с элементарным здравым смыслом, как ни странно, во внимание не принималось: история с уводом Пурнефтегаза повторялась, на этот раз - у нас в области. Ситуацией, кстати, немедленно попытался воспользоваться стервятник Кеннет Дарт, рискнув Томскнефти, естественно, без участия представителей ВНК. Впрочем, новое руководство ВНК тоже оказалось не лыком шито - кассации и апелляции следовали одна за другой. Неизвестно, сколько это могло продолжаться, если бы в дело не вмешалась Генеральная прокуратура. Тутто и начали всплывать подробности.

Как выяснилось, оплачивать покупку ачинских акций поначалу должна была вовсе не ВНК. Это предстояло сделать победителю коммерческого конкурса по продаже 34 процентов акций ВНК. Этот конкурс, как известно, был первой и неудачной попыткой приватизации компании, дважды провалившейся из-за отсутствия заявок на участие. Зато другой конкурс, на котором был продан уже контрольный 51-процентный пакет ВНК, состоялся. Новым хозяином ВНК, заплатив за нее государству 800 миллионов долларов, стал, как известно, ЮКОС. Но новым хозяевам пришлось бы тдать Биркенхольцу не чужие государственные деньги, как это собирались сделать бывшие руководители ВНК, а свои собственные. И переплачивать в пять раз, да еще и по явно сомнительной сделке, ЮКОС не собирался. Получение Биркенхольцем желанных 21 миллиона долларов оказалось под угрозой. Тогда 20 февраля 1998 года, то есть через пять месяцев после подписания договора с Биркенхольцем, совет директоров ВНК, в который еще не были допущены представители ЮКОСа, неожиданно решил одобрить эту сделку задним числом. С этого дня платить за ненужные ВНК акции Ачинского НПЗ должна была уже сама ВНК. Объяснить такую безудержную лояльность тогдашнего совета директоров по отношению к виргинскому Биркенхольцу в ущерб интересам самой ВНК нелегко. Но самое интересное, что, как оказалось, никакого заседания совета 20 февраля и не было. Например, губернаторы Новосибирской области и Красноярского края Муха и (тогдашний) Зубов, а также представитель федеральных органов власти Фалалеев, входившие тогда в совет директоров ВНК, сделку с Биркенхольцем не одобряли.

Это немудрено: скорее всего, они получили бюллетени голосования уже после того, как решение совета директоров было состряпано - соответствующее письмо членам совета было отправлено 18 февраля, а протокол заочного голосования был впопыхах подписан уже через день - 20-го. Единственное, чего не учли организаторы сделки с Биркенхольцем - это то, что заочное голосование совета директоров не предусмотрено уставом ВНК, и следовательно, просто незаконно.

После того, как выяснилось все вышеперечисленное, стало ясно, что дело Биркенхольц против ВНК развалилось: вкупе с завышенной стоимостью акций и другими нарушениями эта сделка века выглядела как слегка завуалированная попытка воровства. И 1 декабря Высший арбитражный суд с таким мнением Генеральной прокуратуры согласился, а сделка бывшего руководства ВНК с Биркенхольц С.А. была признана юридически ничтожной. То есть вроде бы все в порядке. Непонятно одно: где были все это время многочисленные томские политики, на словах сильно озабоченные тем, чтобы вернуть томскую нефть томичам? Почему именно по поводу этого явно не законного и не выгодного для ВНК договора они сохраняли удивительное спокойствие, как будто их это не касается? Один ответ напрашивается сам собой: возможно, эти политики просто хорошо знакомы с теми тремя-четырьмя бывшими и нынешними томичами, которые при помощи виргинского Биркенхольца чуть было эту самую томскую нефть не вернули. Только не абстрактным томичам, а лично себе. И, возможно, кто-то рассчитывал, что перепадет и ему.

Александр ЕРМИН.

Ситуация с этим конфликтом абсолютно похожа на другие аферы Команды и поэтому не нуждаются в каком-то дополнительном анализе.

Как пишет Елена Евграфова в газете Ведомости (23 сентября 1999 г.): «Имя Александра Добровинского обычно всплывает в прессе в связи с каким-нибудь скандалом».

Сам же Добровинский выдает там свои очередные «адвокатские» перлы: «Государство "вякало", но абсолютно ничего не сделало. И не могло…Я написал дегенеративно - козлячье письмо от имени "Биркенхольца": мол мы, "Биркенхольц", полные идиоты…Михаил Семенович Черный – мой хороший знакомый, иногда клиент. А сейчас я веду дело против Льва Черного на стороне его жены – Людмилы Черной, которая живет в Лондоне. Она хочет развестись и получить половину имущества. Его (Льва Черного) имущество оценивают по-разному: кто говорит - 600 млн, кто - миллиард. Так что на рынке может просто все перевернуться. У меня доверенность с правом получения имущества. Так что не со всеми братьями мы дружим».

Итак, публике (или российским «лохам») объявили о грядущем разделе имущества империи Черных. Наверное, кто-то поверил. А те, кто не верит профессиональным мошенникам, считают, что таким образом Команда пытается вывести «солидного» Льва Черного из под удара прессы и отграничить его от его брата, связанного слишком прочными канатами с преступными кругами.

В свете готовящейся новой «алюминиевой битвы» Команде нужно сделать несколько «политических» маневров.

Решение суда по «разделу имущества» семьи Черных готовилось ими самими.

Итак, я постарался обратить Ваше внимание и рассказать об очень опасной преступной личности. Он нарушил много законов России, Франции, Греции, США, Израиля, Болгарии и всех других стран, где ступала его нога. Его действия несут опасность сами по себе и прикрывают многочисленные опасные преступления других лиц. Его деятельность нужно прекратить!