Новая версия убийства Хлебникова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Следствие предполагает, что, перед тем как расправиться с журналистом, преступники убрали его консультанта Яна Сергунина

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::30.11.2004, "На Пола Хлебникова не тот напал"

У следствия появилась новая версия убийства журналиста

В расследовании убийства главного редактора журнала Forbes в России Пола Хлебникова, совершенного 9 июля этого года в Москве, появилась доминирующая версия: журналист мог погибнуть за попытку написать книгу о хищениях госсредств, выделенных на восстановление Чечни. Ее публикация затрагивала бы интересы многих чиновников и политиков как чеченского, так и федерального уровня. Причем следствие предполагает, что, перед тем как расправиться с господином Хлебниковым, преступники убрали его консультанта – отставного чеченского чиновника Яна Сергунина. С подробностями – Сергей Дюпин.

Преступники, расстрелявшие господина Хлебникова возле станции метро "Ботанический сад", как уже сообщал Ъ, сработали профессионально, но недостаточно чисто. Водитель, подвозивший киллера к месту расправы, оставил отпечаток пальца на водительской двери ВАЗ-2115, найденного милиционерами через день после убийства. Стрелок пусть и мельком, но засветился перед свидетелями – те описали его как черноволосого смуглого кавказца.

Отрабатывая, таким образом, "кавказскую" версию, оперативно-следственная группа Генпрокуратуры России поручила сыщикам опросить свои оперативные "источники" в соответствующих диаспорах и в итоге напала на след: агенты высказали предположение, что к преступлению могли быть причастны несколько уроженцев Урус-Мартановского района Чечни, проживающие в Москве. Дальнейшее было уже делом техники в прямом смысле этого слова: выяснив номера мобильных телефонов подозреваемых, прокуроры запросили в соответствующих компаниях распечатки переговоров, которые эти люди вели в день убийства журналиста и накануне.

Здесь следует отметить, что получить задним числом текст состоявшегося через мобильный телефон разговора невозможно – зато можно выяснить, в какое время и с каким номером связывался абонент, а также где именно он находился в это время. Точность определения места невелика – вычисляется зона радиусом примерно 2 км, что для города с такой плотной застройкой, как Москва, очень много. Однако в данной ситуации и этой точности оказалось достаточно: выяснилось, что один из подозреваемых – Казбек Дукузов – 8 и 9 июля находился в районе станции метро "Ботанический сад" (господина Хлебникова застрелили на улице Докукина). Причем оттуда господин Дукузов вел переговоры с тремя своими земляками – бизнесменом Валидом Агаевым, а также официально не работающими Мусой Вахаевым и Асланом Сагаевым.

Заинтересовал оперативников, в первую очередь, Казбек Дукузов, известный под прозвищем Черный,– человек, о котором в криминальной среде ходят легенды. Этот 30-летний несудимый чеченец прославился тем, что, не будучи ни "вором в законе", ни лидером оргпреступной группы, сумел завоевать в Москве такой авторитет, которому могли бы позавидовать многие "крестные отцы". "Если он приезжал на встречу и говорил, например, что 'эти деньги нужно отдать', 'воры' и 'авторитеты' самых высоких рангов предпочитали не спорить,– рассказал Ъ один из знакомых Казбека.– Все знают, что с ним лучше не связываться".

По свидетельству друзей, он мастер спорта по боксу, примерно на том же уровне владеет дзюдо и карате, жмет лежа штангу в 160 кг, прекрасно стреляет с обеих рук. Один из знакомых Казбека вспоминает, например, что, просматривая в небольшой компании видеофильм про карате, чеченец на спор начал отжиматься от пола и закончил упражнения только вместе с окончанием фильма.

При этом о личности самого Казбека известно немного. Близкие к нему люди знают, что у него три имени – Казбек (данное при рождении), а также Руслан и Муса – и три фамилии – Дукузов, Мусаев и Ибрагимов, каждая из которых подтверждена настоящим паспортом.

Таким образом, сопоставив особенности характера, физические данные Казбека и его местонахождение в день убийства господина Хлебникова, оперативники заподозрили чеченца в этом преступлении. Однако найти его не смогли. Поэтому не стали и "тревожить" раньше времени господ Агаева, Вахаева и Сагаева, рассчитывая сначала выйти через них на Казбека, а потом уже задержать и допросить всех сразу. Для этого мобильные телефоны этих людей, которые ни от кого не скрывались, поставили на прослушку и стали ждать. Казбек выходил с ними на связь в сентябре – таким образом были установлены номер его телефона, примерные маршруты и адреса, по которым он бывает. Задержание подозреваемого должно было состояться со дня на день, но операция сорвалась из-за незапланированной огласки.

Напомним, что 27 сентября из результатов прослушки телефона Аслана Сагаева выяснилось, что в его квартире содержится заложник Ахмед-Паша Алиев и ему грозит опасность. Была проведена вынужденная спецоперация по освобождению пленника. По замыслу организаторов, она должна была проходить как бы сама по себе, однако начальник московской милиции Владимир Пронин поторопился публично заявить, что его сотрудники не только освободили заложника, но чуть ли не раскрыли убийство Пола Хлебникова. В итоге главный подозреваемый, Казбек, тут же прекратил все контакты со своими приятелями, а вскоре и вовсе уехал в Белоруссию, воспользовавшись паспортом на фамилию Ибрагимов. Вместе с ним уехал в Минск и бизнесмен Валид Агаев.

Таким образом, в распоряжении следователей остался фактически один Аслан Сагаев – его обвинили в похищении человека и вымогательстве, но от участия в убийстве чеченец категорически отказался. Да и улик против него, за исключением переговоров с Казбеком, тоже не было. Арестованный объяснил, что действительно перезванивался с земляком в день убийства, как, впрочем, и в другие дни,– будучи приятелями, они часто обсуждали разные дела.

Еще некоторое время следователи надеялись, что Казбек может выйти на связь с другим своим земляком – Мусой Вахаевым. Поэтому и не торопились задерживать того. Однако 17 ноября, убедившись в том, что след Казбека окончательно потерян, оперативники задержали и господина Вахаева. Этот человек разговаривал по телефону с Казбеком больше остальных абонентов, в том числе за несколько минут до убийства и вскоре после него. Кроме того, было установлено, что трубка господина Вахаева вечером 9 июля находилась в районе станции метро "Ботанический сад", где произошло убийство. Прямая улика против Мусы Вахаева появилась у следствия после того, как отпечаток среднего пальца правой руки чеченца совпал с тем, который сняли с двери ВАЗ-2115, обнаруженного на месте убийства Пола Хлебникова. Мусу Вахаева взяли под стражу, а на следующий день после его задержания опергруппа срочно вылетела в Минск. Там 18 ноября российские следователи при содействии спецназа КГБ Белоруссии задержали Казбека Дукузова и Валида Агаева. Сейчас Генпрокуратура России ведет с белорусской стороной переговоры об экстрадиции задержанных. Следователи надеются, что в ближайшие дни они смогут допросить обоих чеченцев.

Но версия о мотивах этого преступления появилась только на днях, когда был проведен обыск в квартире родственника Мусы Вахаева, проживающего в районе станции метро "Ботанический сад". Там были обнаружены черная кожаная куртка-косуха, которую обычно используют мотоциклисты, и мотоциклетный шлем. Эти предметы позволили следователям связать убийство господина Хлебникова с другим громким преступлением – убийством бывшего главы администрации Чечни Яна Сергунина.

Напомним, что господин Сергунин был расстрелян в Москве 26 июня этого года, то есть за 10 дней до убийства журналиста Хлебникова. Отставного чиновника застрелил из пистолета мотоциклист – "невысокий, плотный, молодой мужчина", как описали его свидетели, одетый в короткую темную кожаную куртку и темный шлем. Предположив на основании обнаруженных вещдоков, что оба преступления могли быть совершены одним и тем же человеком, следователи стали выяснять, что связывало погибших Яна Сергунина и Пола Хлебникова. В итоге оказалось, что журналист незадолго до своей смерти взялся за работу над книгой, в которой собирался рассказать о нецелевом использовании госсредств, поступающих на восстановление Чечни. Однако, для того чтобы осветить эту тему, Полу Хлебникову нужен был авторитетный "источник", близкий к руководству Чечни. Этим консультантом, по данным некоторых свидетелей, и должен был стать Ян Сергунин. Теперь подтвердить или опровергнуть эту версию предстоит на допросах арестованных в Москве и Белоруссии чеченцев.

"На причастность к организации убийства Пола Хлебникова мы проверяли едва ли не всю российскую элиту,– объяснил Ъ один из участников расследования.– Ведь в числе потенциальных подозреваемых были не только герои двух написанных журналистом книг – соответственно эмигрант Борис Березовский и чеченский 'авторитет' Хож-Ахмед Нухаев, но и десятки бизнесменов и банкиров, попавших на страницы журнала Forbes. Многим из этих людей публикации Хлебникова в той или иной степени не понравились. В итоге исписали 20 томов, но все это оказалось 'макулатурой'. Не могу сказать, что теперь преступление раскрыто – доказательств пока еще мало, но мы почти у цели".