Новая питерская "Магистраль"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Дневной губернатор" Матвиенко, "ночной губернатор" Кумарин, "губернатор 24 часа" Михальченко

Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::17.10.2006

Новая питерская "Магистраль"

Полтора года в Санкт-Петербурге продолжается странная борьба с незаконными обналичными операциями. Возглавляет набег Служба экономической безопасности ФСБ.

Результаты десятков обысков в банках, сопровождавшихся мощной пиар-поддержкой в дружественных СМИ, не тянут на сенсацию: всего несколько человек арестованы, а еще несколько, после признательных – нужных – показаний отпущены на подписку о невыезде. Все выглядело бы логично и обычно, если бы не бэкграунд, о котором мало кто знает.

Мало кто мог сопоставить связь между смертью осенью 2004 года теневого олигарха от силовой федеральной вертикали Романа Цепова и внешне широкомасштабной антибанковской кампанией в Санкт-Петербурге.

Напомним: под Цеповым были все региональные силы МВД, а сам он напрямую замыкался на ФСО. Только не на его руководителя Евгения Мурова, а на более могущественную фигуру - Виктора Золотова - начальника личной охраны Президента. Главной функцией Цепова была расстановка угодных кадров в системе внутренних дел по всему Северо-Западу и поддержка интересов крупнейших российских корпораций в регионе, на неограниченный материальный ресурс которых он и опирался. Схема действовала скандально, но безотказно. Питерское ФСБ могло лишь мониторить ситуацию, но само оставалось на вторых ролях и довольствовалось невмешательством в грубой форме в свои дела.

Смерть такой персоны, как Роман Цепов нарушила сложившийся дисбаланс. И теперь ее только ленивый не связывает с умышленной и санкционированной операцией ФСБ. (Цепов был отравлен - это медицинский факт. Уголовное дело приостановлено в связи с отсутствием подозреваемого, что предсказуемо в связи с этой же версией).

На место Романа Цепова пророчили многих, а пыталось его занять еще большее количество претендентов. В конце концов, необходимо было остановиться на фигуре реальной, а не формальной - уж больно деликатное это место, влияющее на серьезные процессы. В системе координат, которой руководил Цепов, таких людей не нашлось. И в конце концов, была утверждена фигура некоего попутчика по интересам - Дмитрия Михальченко.

Михальченко был всегда исторически замкнут на руководителя ФСО Мурова, а не на начальника личной охраны Президента Виктора Золотова. Михальченко был за счет своих родственных связей интегрирован в ФСБ, но вынужден был также «принять на вооружение» остатки империи Цепова, в том числе и охранное предприятие «Балтик Экскорт» с его «железобетонными» связями с МВД. Ведь именно Николай Кузнецов (по учету ГУБОПа проходит как один из лидеров пермской ОПГ) - бывшая правая рука Цепова и нынешний руководитель «Балтик Экскорта», став подчиненным Михальченко, осуществляет одновременно и надзор за новым «смотрящим» от центра. Также Михальченко достались и иные региональные ресурсы Цепова, в том числе и «Агентство журналистских расследований».

Дмитрий Михальченко резко пошел в гору после получения устных полномочий в середине 2005 года, хотя ранее «прибил на дань» мелкую розничную коммерцию вокруг вокзалов Санкт-Петербурга руками своего детища ОП «Магистраль». Михальченко на первых порах очень помог милицейский ресурс «Балтик Экскорта». Это укрепило его позиции и дало возможность указывать бывшим цеповским коммерсантам направление, куда они должны были привычно отстегивать деньги.

Но потом в новой вертикали произошел сбой. Вместо того чтобы продолжать кормить милицию и ориентироваться на Виктора Золотова, Михальченко слился с питерским ФСБ, обвесив себя «тотемами» чекистов в виде значков, флажков, номеров и мигалок. Началась масштабная работа. Был создан фонд содействия ФСБ, куда начали загонять финансовые потоки. Часть этих потоков шла на нужды управления ФСБ: ремонты, оргтехника, автопарк – то есть, в отличие от других аналогичных фондов, воровалось не все. Часть шла на личное обогащение участников проекта. Ключевым организатором этих процессов стал бывший начальник службы экономической безопасности ФСБ Алексей Шаманин, очень не долго продержавшийся в этом кресле (ныне служит начальником Ивановского управления, но пытается «держать руку на пульсе»). Сам же начальник УФСБ по Санкт-Петербургу Юрий Игнащенков, у которого прочные бизнес-отношения с Шаманиным, еще со времен совместной службы в Смольнинском райотделе КГБ города Ленинграда, мудро «равноудалился» (вернее сделал вид).

Денег много не бывает. По началу «милицейский вектор», отрезанный от основных денежных потоков, сопротивлялся, но вскоре смирился с новой второсортной ролью, тем не менее, приносившей доход. Первыми подстроились под изменение вертикали начальник УБЭП Сергей Стороженко и заместитель начальника ГУВД Олег Махно. Ныне они публично (под телекамеры на пресс-конференциях) воюют за Михальченко, который обрушился на 17 магазинов распространения видеопродукции фирмы «505». Разумеется, предлог выбран чисто государственный - борьба с контрафактом. Цель – подмять под себя солидный бизнес.

Но магистральные потоки, по мнению новой вертикали, должны потечь из банковского бизнеса. В Санкт-Петербурге его полотно незатейливо: банк «Санкт-Петербург» - вотчина губернатора Валентины Матвиенко и ее сына, и «Промстройбанк», который уже куплен «Внешторгбанком» и на котором зарабатывают более могущественные покровители. Поэтому наезд начался на второй эшелон - банки middle-класса. Некоторые из них, не дожидаясь плановых проверок и выемок, ушли под крышу ФСБ (читай Михальченко и Шаманина). Некоторые не поняли. И им начали доходчиво объяснять.

На сегодня самым стойким и не поддающимся шантажу является «Петербургский Социальный Коммерческий Банк», который трясут со всех сторон, постоянно проводя «психологические» обыски (правда, ни к чему не приводящие), причем даже на квартирах его топ-менеджеров. Дело приказано довести до конца: еще «при жизни» Шаманина на посту начальника СЭБа у «ПСКБ» потребовали 5 миллионов долларов. Теперь же его ставленник на посту начальника СЭБ Дмитрий Кузнецов (полуклон «Балтик Экскорта») не хочет, но вынужден его дожимать. В службе безопасности «ПСКБ», состоящей, кстати, из бывших сотрудников военной контрразведки есть, даже записи разговоров с новым шефом экономической безопасности (которые, кстати, они готовы предоставить в соответствующие органы), где он сетует на «жадность» Шаманина и говорит, что реальные отступные, конечно, не могут превышать миллион долларов. Но не он начинал и не он способен изменить условия сделки. Хозяева «ПСКБ», тоже согласны на миллион, но не более, так как за пять можно купить новый банк. Тем более, что только на одни презентационные подарки и сувениры контролирующим органам, обещавшим пристальнее взглянуть на конфликт, акционерами «ПСКБ» потрачено уже более 170 тысяч долларов США (это и элитные коньяки за три тысячи долларов и швейцарские часы «Патек Филипп» по цене 20 тысяч долларов за штуку). Но миллион «слабо» делится на Михальченко, начальника УФСБ Санкт-Петербурга Игнащенкова, шаманиных, кузнецовых (тем более что их несколько). Да и на реальные госнужды необходимо отстегнуть, чтобы оставалась хоть какая-то видимость. Отсюда тупик.

Этот «умышленный» бизнес-конфликт трудно решить, так как Михальченко, что называется, «в полном соку». Даже здание управления ФСБ на Литейном с недавнего времени охраняется не сотрудниками ГУВД, а ОП «Магистраль». На этот момент мало кто обращает внимание, так как обывателям лень рассматривать шевроны дюжих молодцов с оружием, несущим вахту вокруг самого Большого дома в Северной столице. В этом крохотном завоевании территории Михальченко обязан лично Шаманину, который пошел ради этого на прямой конфликт с ГУВД.

Таким образом, несмотря на раздражение местных топ-милиционеров, в Питере сложилась и устойчиво процветает новая вертикаль под руководством Дмитрия Михальченко, предводительство которого сконцентрировало мощный финансовый (искусственный фонд ФСБ, в который, как в колхоз, и с аналогичными перспективами, загоняются деньги), административный («Балтик Экскорт» - наследство Цепова с наработанными связями в ГУВД) и публичный ресурсы («Агентство
журналистских расследований», имеющего особое влияние в Смольном).

В данное время конкуренцию этой «Магистрали» составить никто не в состоянии. Отсюда дело «ПСКБ», которое является публичной поркой для достаточно широкого круга посвященной бизнес-элиты в Санкт-Петербурге. Самоуверенность же новой неформальной силовой вертикали таково, что недавно Дмитрий Михальченко выдумал новый термин для себя. Дело в том, что Валентина Матвиенко считает себя по праву дневным губернатором, а известный и единственный олигарх в питерском преступном мире Владимир Кумарин (единовластный хозяин «Петербургской Топливной Компании») частенько именует себя губернатором ночным. Сам же Михальченко называет теперь себя «губернатором 24 часа», что соответствует действительности, хотя и выдает в нем человека, чей коммерческий путь начался около торговых палаток на Московском вокзале.

Что касается освоения новых территорий полковником Шаманиным в Иваново, то вскоре в этом районе начнется широкомасштабная борьба с местными банками. Схема наработана. Новый скандал, правда, может не понравится директору ФСБ России Николаю Патрушеву, так как за Шаманина лично ходатайствовал еще один генерал-чекист Владимир Крючков. А обещал он Патрушеву, что с Шаманиным хлопот не будет.

P.S. По поводу же так называемой борьбы с «обналом»: концептуально этот вопрос надо решать на законодательном уровне, так как практически все банки в стране занимаются незаконном обналичиванием денежных средств. Рынок сам диктует правила игры в связи с тем, что для решения большинства вопросов в стране необходимы именно наличные средства, попросту говоря – «КЭШ». И попытка выдавить с рынка крепкие средние банки под видом государевых задач, не что иное как банальный способ заставить коммерческие структуры платить дань. В данной конкретной истории: в сторону теневых фигур от ФСБ. К реальным же государственным интересам этот наезд не имеет никакого отношения, а только нарушает инвестиционный климат в стране и непосредственно на родине президента России.