Новая расстановка сил в верхах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ослабление Сечина на сайте Александра Лебедева

Оригинал этого материала (оригинал удален, см. [page_21902.htm#1 скриншот из кэша Google])
© alebedev.ru, origindate::24.11.2007

Новая расстановка сил в верхах

Алексей Чаплин

Converted 25772.jpg В российских верхах наметились важные кадровые изменения, даже своеобразные тектонические сдвиги. Прежде всего, как отмечают близкие к «забцам» эксперты, заметно ослабло влияние Игоря Сечина, который, как утверждают осведомлённые источники, утратил доверие президента. По слухам, появившимся 9 ноября, он был отправлен в отпуск, причём, согласно некоторым источникам, обязанности Сечина возложены на Владислава Суркова, который якобы получил указание «отсекать» попытки Сечина встретиться с президентом. При этом все источники, кроме тех, которые близки к самому Сечину (они утверждают, что президент поставил перед ним задачу по сбору средств для новой президентской кампании, в которой В.Путин обязательно намерен участвовать), едины во мнении, что после отпуска Игорь Сечин будет отставлен. Расходятся только по вопросу о форме этой отставки. Впрочем, есть и мнения, что президент не пойдёт на резкие меры в отношении столь близкой к нему фигуры, как Игорь Сечин, и предпочтёт вариант «мягкой отставки», «задвинув» чиновника под «кабинетный арест». Он будет регулярно появляться на рабочем месте, однако лишится источников информации и возможности влиять на принятие серьёзных решений.

Ослабление Сечина

Противники Игоря Сечина уверены, что причиной принимаемого ими за данность решения стало давление как извне, так и изнутри. Президент, якобы, увидел в Сечине главного теневого дирижера обеспокоившей его вспышки борьбы между ФСБ и ФСКН, а также счел его фигурой, мешающей проведению конструктивной внешней политики. Обоснование такого мнения - Запад считает Сечина главным вдохновителем кампании против зарубежных нефтяных кампаний. Недавние решения зарубежных судов, связанные с делом ЮКОСа и вынесенные не в пользу российских собственников и распорядителей его активов, показали, что Запад исчерпал своё терпение, и подтвердили правоту тех аналитиков, которые посчитали эту перемену знаковой. В этой связи весьма символично, что было прекращено конкурсное производство в отношении ОАО «НК ЮКОС». Закрытие дела, по итогам которого было выявлено 873 миллиарда рублей задолженности, погашены долги в отношении кредиторов второй и третьей очереди (не оплачено порядка 100 млрд. рублей), означает, что оно стало сильным раздражителем.

Резко активизировался президент «Роснефти» Сергей Богданчиков, который побывал на минувшей неделе в Италии («Роснефть» ведёт переговоры о совместных проектах с Eni). Глава «Роснефти» сделал там ряд важных заявлений, стремясь представить компанию в качестве лидера российской «нефтянки», и пообещал увеличить добычу нефти и её переработку практически в два раза менее чем за 10 лет. Эти заявления интересны тем, что они были сделаны на фоне слухов о том, что у «Роснефти» возникли серьёзные проблемы, угрожающие громким скандалом: компания перестала оплачивать услуги и продукцию части своих партнёров и поставщиков. Это часть тех самых слухов, в инициировании которых обвиняется группа Игоря Сечина, начавшего вывод капиталов «Роснефти» за рубеж. Деятельность Богданчикова рассчитана на улучшение имиджа «Роснефти» и её руководства, поскольку коррупция в «Роснефти» стала, как считается, сильно беспокоить Владимира Путина. Наблюдатели уже говорят и о возможной смене руководства «Роснефти».

Если информация о немилости, в которую впал Игорь Сечин, верна, можно ожидать ослабления всей конфигурации близких к нему ФПГ, за исключением «Рособоронэкспорта», устойчивость которому придают его уникальная ниша в российском ВПК и личные отношения Сергея Чемезова с Владимиром Путиным. Одобрение Думой законопроекта о создании «Ростехнологий» является очередным зримым успехом Сергея Чемезова. Вряд ли, однако, Чемезов будет оказывать серьёзную поддержку Игорю Сечину. Напротив, вероятным начинает выглядеть сближение «Рособоронэкспорта» с ковальчуковской ФПГ, контролирующей «Роснанотех». Группы же, близкие к Юрию Ковальчуку, например, черкесовская группировка, уверены в том, что в ближайшее время в их положении могут произойти позитивные перемены. В частности, в «ковальчуковских» и «черкесовских» кругах ходит мнение о том, что в ближайшее время может последовать пересадка союзника Игоря Сечина, нынешнего директора ФСБ Николая Патрушева на место секретаря Совета Безопасности. Виктор Черкесов якобы возглавит силовое суперведомство, которое подчинит себе остальные правооохранительные структуры, и станет российским аналогом ФБР.

Следственный комитет как разменная монета

Одним из проявлений подобного настроя стала подготовка Генпрокуратурой, находящейся в зоне влияния Виктора Черкесова и Юрия Ковальчука, законопроекта, ограничивающего сферу компетенции недавно созданного при Генпрокуратуре Следственного комитета. Согласно этому законопроекту, СК может лишиться контроля над большинством дел, требующих оперативных мероприятий находящихся в компетенции таких спецслужб, как ФСБ и, особенно, МВД. Прокуратура также будет в выигрыше, поскольку возрастёт спрос на её надзорные услуги. Действия Генпрокуратуры называют войной против Следственного комитета, которому покровительствуют Патрушев и Сечин.

Пока не ясно, какую сторону в этом конфликте примет Владимир Путин. Однако вполне вероятно, что он сохранит нейтралитет. Дело в том, что шаг, предпринимаемый Генпрокуратурой, означает, помимо прочего, и то, что реформа следственных органов, начатая со Следственного комитета по инициативе самого Путина, натолкнулась на препятствия, связанные с отсутствием у Следственного комитета навыков и ресурсов для оперативной работы. Вряд ли сейчас Путин будет заниматься содержательным урегулированием этой проблемы, для разрешения которой в выгодном для президента ключе потребовалась бы радикальная реформа всех правоохранительных и силовых структур.

В свою очередь Следственный комитет пытается отыграться на поле громких нераскрытых дел прошлого, касающихся преступлений, совершенных после прихода к власти нынешней команды. В частности, СК объявил о возобновлении расследования дела об убийстве в 2000 году журналиста «Новой газеты» Игоря Домникова.

В колоду добавили Шаманова

Во второй декаде ноября наблюдатели зафиксировали активизацию Н.Патрушева на аппаратном поле, где он пытался, судя по всему, расширить круг своих контактов и возможных союзников (в частности, он, видимо, сближается с председателем СП Сергеем Степашиным, союзником Дмитрия Медведева). Усилилось присутствие ФСБ в процессах, идущих вокруг подготовки к Олимпиаде. Её охрану ФСБ провозгласила своим новым приоритетом.

Несмотря на проблемы, группа «кремлёвских чекистов» не намерена складывать руки. К этому её толкает ряд обстоятельств, и в том числе необходимость получить поле для демонстрации своей полезности президенту, а также собственной силы. На минувшей неделе важный шаг для укрепления своих позиций предпринял министр обороны Анатолий Сердюков, назначивший на один из важнейших постов, начальника Главного управления боевой подготовки и службы войск Вооруженных Сил России, известного своей активной ролью во второй чеченской кампании генерала Владимира Шаманова. По мнению руководства Минобороны, это назначение повысит как управляемость армии, так и популярность самого Министерства обороны и его сугубо штатского руководителя, который будет рассматриваться в армии как гарант устойчивости позиций популярного «отца солдатам», имидж которого прочно прирос к В.Шаманову. При этом интересно, что незадолго до своего назначения Шаманов выступил с заявлением в прессе, в котором прозвучали не совсем обычные нотки, касающиеся ситуации в Чечне и на Северном Кавказе в целом. В частности, по мнению Шаманова, рано говорить об урегулировании этого конфликта, поскольку центр допустил ряд ошибок, благодаря которым очаги нестабильности возникли в других республиках Северного Кавказа, где бывшие чеченские боевики создают базы и пытаются дестабилизировать ситуацию. По мнению Шаманова, в ближайшее время обстановка на Северном Кавказе вновь обострится, тем более что, как он полагает, стабильность на юге России будет одной из карт в предвыборной борьбе за пост президента в США.

Вслед за этим выступлением ужесточили свои действия сотрудники ФСБ в Ингушетии, и других республиках. Например, при захвате уничтоженной в Махачкале группы моджахедов в центр города были введены танки, которые сравняли с землей дом, где укрывались бандиты. В Ингушетии ситуация может выйти из–под контроля после проведения в Сунженском районе боевой операции в селе Чемульга. В ходе этой акции на глазах у родителей был убит 6–летний ребенок, а дом пострадавшей семьи и её имущество уничтожены после этого убийства, чтобы создать у следствия видимость, что ребенок погиб во время ожесточенных боевых действий. Затем власти пошли ещё на один унизительный для ингушей шаг — они отключили те сайты, через которые ингушское население получало информацию о подготовке к общенациональному митингу протеста, и переадресовали запросы на эти сайты к Интернет–источникам с порнографическим содержанием.

В связи с этой ситуацией некоторые западные аналитики и СМИ начали делать догадки о том, что Москва хочет дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе, чтобы развязать новую кровопролитную войну. Она, мол, могла бы стать предлогом для продления президентских полномочий Владимира Путина. На наш взгляд, более правдоподобным является предположение, что ужесточение действий силовиков на Северном Кавказе связано, прежде всего, с их борьбой за этот важный региональный плацдарм. Вторым источником жёсткости является желание одной из сторон этого конфликта, а именно сечинско–патрушевской группировки, усилить свои позиции в борьбе за симпатии президента. Тот факт, что с заявлением, осуждающим назначение Владимира Шаманова на пост начальника ГУ БПСВ, выступил правозащитный центр «Мемориал», находящийся под покровительством Виктора Черкесова, свидетельствует о том, что аппаратно–политическая борьба двух силовых кланов не стихает.

Зубкова начинают списывать?

Несмотря на уверенность российских СМИ в том, что пост будущего главы государства займет технический президент, лучшей кандидатурой на роль которого является Виктор Зубков, имеются основания для сомнений в верности подобных предположений. В частности, наблюдатели фиксируют рост скепсиса в поведении и высказываниях членов правительства. Кулуарное резюме этих настроений примерно таково: премьер искренне хочет что–то сделать и изменить, но реально к этому не готов и плохо понимает специфику экономических решений, пытается подменить их администрированием, что ухудшает ситуацию. В аппарате правительства уверены, что не стоит заглядывать вперёд более чем на два месяца. Некоторые публичные факты подтверждают это мнение.

Например, в работе российского телевидения произошло весьма значимое событие. Телеканалы, прежде ориентировавшиеся на предоставление «прайм–тайм» Виктору Зубкову, вернулись к старой схеме. Это время вновь начало отдаваться исключительно для позитивного освещения Владимира Путина. В силу этого не следует уделять чрезмерного внимания появившимся 15 ноября в прессе сведениям о продолжающемся росте рейтинга Зубкова. Более интересно, что в тот же период, несмотря на свой уход в тень, сумели улучшить свой рейтинг Сергей Иванов и Дмитрий Медведев. В ноябре уровень одобрения деятельности Иванова повысился по сравнению с прошлым месяцем с 60% до 64%, а Медведева — с 57% до 63%.

Настораживает и то обстоятельство, что президент направил Виктора Зубкова в зону катастрофы, происшедшей в Керченском проливе. Известно, что в ситуациях, где требуется оперативное руководство, Зубков чувствует себя неуверенно. Многие аналитики восприняли ход Путина как свидетельство замысла подвергнуть премьера испытанию на прочность и без сожаления отбросить эту фигуру, если она этого испытания не выдержит.

Следует учитывать, что Зубков является союзником группы Игоря Сечина и не пользуется особым расположением других групп в окружении президента. Поэтому можно предположить, что претензии, которые Владимир Путин готов предъявить Сечину и Патрушеву в связи с конфликтом «силовиков» и ситуацией в «Роснефти», влияют и на его отношение к Зубкову. По–видимому, не случайно и то, что критике в СМИ были подвергнуты считавшиеся прежде популярными решения Виктора Зубкова о повышении МРОТ. Главной темой критиков стал тезис о том, что от инициативы премьера и «единороссов» выиграли не социальные низы, а бюрократия, и проиграли малоимущие слои, поскольку вброс в экономику денег ускорил инфляцию. Такой подход даёт возможность обвинить в инфляции правительство Зубкова. Действительно, премьеру, который готовился для решения совсем иных, отнюдь не катастрофических задач, будет трудно пережить разыгравшийся финансовый шторм.

Соответственно, по–другому начинают смотреться и хорошо раскрученные первые вице–премьеры Сергей Иванов и Дмитрий Медведев. Оба политика напрасно времени не теряли. Они продолжали наращивать свой вес и расширять влияние на «ядерные группы» российского истеблишмента. Иванов продолжил программу своих региональных визитов, а поддерживающий его банкир Юрий Ковальчук, недавно получивший мощную поддержку после подписания президентом указа о придании каналу «Петербург» федерального статуса, готовится к расширению своей медиа–империи. Перегруппировки в руководстве медиа–структур близкой Ковальчуку и главе РЖД Виктору Якунину компании ЕСН, ранее считавшейся клиентом «Газпрома», являются не случайными. Кроме того, Ковальчук вновь организовал в печати утечку о своих планах, касающихся Центробанка. Банкир хочет, чтобы его имя связывали с претензией на пост главы этого важнейшего финансового института. Активизировался и Якунин, проведший очередную сессию своего форума «Диалог цивилизаций». Впрочем, основное внимание Якунин продолжал уделять проталкиванию долгосрочного плана по модернизации РЖД, и объявил о намерении провести IPO компании.

Дмитрий Медведев встроился в северокавказскую игру. В частности, было объявлено, что первый вице–премьер распорядился включить в число объектов, поддерживаемых нацпроектом «Здоровье», лаборатории по опознанию останков погибших в Чечне воинов. Это — шаг навстречу Министерству обороны, снимающий с него одну из проблем, связанных с выделением средств на этот центр. Об активности первого вице свидетельствовало его посещение спорткомплекса в Химках, а в аппаратной сфере — усиление влияния на МЭРТ, после того как в министерстве был создан отдел, занимающийся курированием нацпроектов. Его возглавила Александра Левицкая, в прошлом близкая к Александру Волошину, Алексею Волину и Михаилу Касьянову (она проработала в администрации президента и в аппарате правительства с 1999 по 2004 гг., а в дальнейшем трудилась в ведомстве Михаила Зурабова). Сейчас Александру Левицкую называют чиновником из окружения Дмитрия Медведева, и её появление в МЭРТ связывают с усилением ориентации этого министерства на обслуживание первого вице–преиьера. По другим сведениям, у Левицкой не сложились отношения с новым министром здравоохранения Татьяной Голиковой, которая чувствует себя слишком независимой.

Дмитрием Медведевым была сделана попытка усилить критику нынешней социально–экономической политики правительства. Медведева не вдохновляет тот факт, что президент вынужден под давлением лоббистов увеличивать госрасходы за счет использования средств Стабфонда. Вполне вероятно, что высказывания Михаила Касьянова о трагическом тупике, в который заводят страну нынешние руководители, отражают и обеспокоенность самого Медведева, который является наиболее приемлемым для так называемой «семьи» кандидатом в президенты.

На фоне Медведева топорно смотрелись высказывания его соперника Сергея Иванова, обвинявшего в духе квасного патриотизма НАТО в подделке автоматов Калашникова, а европейских производителей спиртных напитков — в изготовлении фальсификатов русской водки.

***
Converted 25773.jpg
Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif