Новая этикетка. Шефлер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Юрий Шефлер стал «белым рыцарем» для маркиза Витторио Фрескобальди

В апреле прошлого года во флорентийском дворце Фрeскобальди состоялся исторический прием. В старинных зеркалах особняка, бывшего некогда резиденцией графа Карла Валуа, отца французского короля Филиппа VI, отражались жемчуга дам и хрусталь люстр. Ливрейные лакеи бесшумно меняли блюда. Гости говорили о театре, об итальянском искусстве и о вине. По левую руку от маркиза Витторио Фрескобальди сидел герой дня—российский предприниматель Юрий Шефлер, основной владелец группы S.P.I., торгующей водкой Stolichnaya. Маркиз только что продал Шефлеру 25,8% акций компании Tenute di Toscana (TDT), объединившей лучшие винодельческие хозяйства семьи, где делают знаменитые тосканские вина Ornellaia и Masseto.

Это был во всех отношениях примечательный союз. С одной стороны — аристократическая семья, занимающаяся виноделием уже семь столетий. С другой — бизнесмен, заработавший гигантское состояние на продаже водки, права на которую у него оспаривает государство. Пожилого маркиза последнее обстоятельство нисколько не смущает. Как и то, что против его нового партнера на родине заведено уголовное дело, на основании которого он даже был объявлен в розыск. «В России огромные богатства были созданы за 10 лет,—рассказывает Витторио Фрескобальди в интервью Forbes. —Это не соответствует нашим нормам, но это реальность».

Что свело его с русским бизнесменом? В конце 2004 года равноправные партнеры маркиза по хозяйствам Luce della Vite и Tenuta delTOrnellaia — семья американских виноделов Мондави — продали весь свой бизнес международной корпорации Constellation. С новыми партнерами Фрескобальди не сработался —пришлось срочно выкупать у них долю. Кроме того, полиция заподозрила Фрескобальди в использовании винограда из других регионов для производства тосканского вина, что является грубым нарушением итальянских законов о виноделии, и 500 000 л готовой продукции были конфискованы. В результате, по данным итальянской газеты II Sole 24 Ore, долги старинного итальянского рода в 2006 году достигли ?90 млн. В этот момент хозяйствами заинтересовался водочный магнат из России. Один швейцарский часовщик, с которым увлекающийся гонками Шефлер познакомился на треке, пообещал свести его с маркизом. Их первая встреча состоялась в ноябре 2005 года в тосканском замке Фрескобальди Giocondo.

Но вернемся на несколько лет назад, в начало 1990-х, когда уроженец города Орла Юрий Шефлер, окончив Российскую экономическую академию им. Г. В. Плеханова, занялся бизнесом.

О том периоде известно не так много. Шефлер входил в совет директоров московского ресторана «Садко-Аркада» на, где в 1990-х собирались первые российские бизнесмены, со многими из которых будущий хозяин «Столичной» тогда завел знакомство. Он также был соучредителем пивного ресторана «Ангара» на Новом Арбате, где посетители могли не только поесть и выпить, но и познакомиться с девушками легкого поведения. В 1995-м Шефлер появился в совете директоров «Внуковских авиалиний» — возглавляемый им торговый дом «ВИЛ» неожиданно для остальных акционеров авиакомпании приобрел ее контрольный пакет. Шефлер рассказывал о своих планах продать эти акции «Аэрофлоту», финансовыми потоками которого тогда управляли люди Бориса Березовского. Однако вскоре у него появилось не менее выгодное дело — водка.

Советские водочные марки вроде «Столичной» и «Московской» в России и за границей были зарегистрированы на Всесоюзное внешнеэкономическое объединение (ВВО) «Союзплодоим-порт». В 1991 году его тогдашний гендиректор Евгений Сорочкин провел приватизацию, в результате чего акционерами объединения (оно было переименовано в ВАО) стали входившие в него ликеро-водочные заводы. «Эти деятели провели приватизацию безобразно и юридически ущербно», — вспоминает Юрий Жижин, возглавлявший «Союзплодоимпорт» до 1987 года. Возможно, но владение ликеро-водочными заводами открывало путь к управлению ВАО «Союзплодоимпорт». И Шефлер это использовал. Он скупил акции калининградского предприятия «Росвесталко» (ныне «СПИ-РВВК») и смог назначить своих людей в руководство водочного холдинга. Шефлер понимал, что приватизация водочных марок была проведена небезупречно, и подстраховался, создав компанию-близнеца—ЗАО«Союзплодимпорт». От бывшего советского объединения эту фирму отличали название (в середине слова пропала буква «о») и форма собственности—ЗАО целиком принадлежало зарегистрированной в Голландии компании S.P.I. Вскоре ВАО продало ЗАО свои знаменитые водочные марки за сумму, эквивалентную $285 000.

Справедливая ли это цена? Всего S.P.I, получила 43 торговых знака, из которых самым важным была, безусловно, Stolichnaya. Благодаря стараниям эксклюзивного дистрибьютора, корпорации PepsiCo, русская водка стала чрезвычайно популярной в США—вспомните, ее пьет, например, герой Кевина Костнера в «Телохранителе». PepsiCo имела контракт до 2000 года, после чего права на дистрибуцию водки Stolichnaya получила международная компания Allied Domecq. В 2005 году Allied Domecq была продана французской Pernod Ricard.

Но вернемся к цене. Лишь за внесение поправок в соглашение, ранее подписанное с Allied Domecq, французы заплатили группе S.P.I. ?100 млн. С учетом инфляции это в 300 раз больше той суммы, которую группа Шефлера отдала в свое время за марки. А сейчас S.P.I, и Pernod Ricard обсуждают сделку по продаже бренда Stolichnaya. По оценке Германа Климовского, бывшего вице-президента компании РВВК, сотрудничающей с Шефлером, речь вполне может идти о $2 млрд. В S.P.I, эту сумму не комментируют.

Компания Шефлера исправно торговала алкоголем до тех пор, пока в Министерстве сельского хозяйства, курирующем алкогольный бизнес, на руководящих должностях работал Владимир Щербак, с которым у Шефлера были дружеские отношения. S.P.I, разливала «Столичную» на калининградском заводе, оттуда же ее экспортировала. Но в 1999 году власть сменилась. Министром сельского хозяйства стал Алексей Гордеев. А в 2000 году тогда еще и. о. президента Владимир Путин подписал поручение восстановить права интеллектуальной собственности государства на ведущие алкогольные товарные знаки. Еще через год Высший арбитражный суд признал незаконной приватизацию ВВО «Союзплодоимпорт». Роспатент переписал 43 алкогольных товарных знака, включая «Столичную», на Министерство сельского хозяйства. Бизнес S.P.I, оказался под угрозой.

«Шефлер толковый мужик, подобрал неплохую команду,—говорит советский функционер Юрий Жижин. — Но напрасно он испортил отношения с властями. Мог бы договориться».

«Договариваться» Шефлер не стал. В 2002 году против него и гендиректора S.P.I. Андрея Скурихина были возбуждены уголовные дела по ст. 180 УК РФ («Незаконное использование товарных знаков»). Вскоре появилось новое дело: Шефлер якобы угрожал убийством Владимиру Логинову, главе федерального казенного предприятия «Союзплодоимпорт», которому Минсельхоз передал вновь обретенные водочные марки. Предприниматель вину отрицал, но предпочел уехать из страны. Сначала в Латвию, где у S.P.I, было производство, потом в Лондон. И начал срочно перестраивать бизнес.

Владимиру Логинову, так рьяно взявшемуся за возвращение водочных марок, не удалось оспорить их регистрацию за рубежом — там по-прежнему права на русскую водку признают за S.P.I. И вот уже четыре года водку Stolichnaya на экспорт льют в Риге, на принадлежащем S.P.I, предприятии Latvijas Balzams. A спирт для нее производится на тамбовском заводе «Талвис», входящем в S.P.I. Русский спирт—единственное основание считать водку Stolichnaya, продающуюся в западных супермаркетах и ресторанах, «истинно русской». Противники Шефлера в России это прекрасно понимают, вставляя ему палки в колеса.

С тех пор как зашел разговор о скорой продаже бренда Stolichnaya французской компании Pernod Ricard, давление на S.P.I, усилилось. В минувшем октябре Скурихину заочно предъявили обвинения по старому уголовному делу, в ноябре объявили в розыск, в январе выписали постановление об аресте. Тогда же гендиректор «Талвиса» был арестован по обвинению в контрабанде. По версии следствия, водка «Глазурь Премиум», которую из Тамбова отгружают в адрес Latvijas Balzams, изготовлена по рецептуре марки Stolichnaya (следствие полагает,что в Риге просто переклеивают этикетку).

Тем временем ФКП «Союзплодоимпорт» привлекло компанию Ernst & Young для независимой оценки бренда Stolichnaya.

Все это фасад, за которым скрываются и другие события. Как утверждают в S.P.I., глава казенного предприятия «Союзплодоимпорт» Владимир Логинов (бывший бизнесмен из трейдинговой компании «Русский сахар») несколько раз встречался со Скурихиным на нейтральной территории — на юге Франции, а в минувшем январе — на горнолыжном курорте Куршевель. В интервью газете «Ведомости» Скурихин рассказывал: «Они требуют, чтобы S.P.I, продала водочные марки Pernod Ricard за полцены, а оставшаяся половина была передана им через третьих лиц».

Логинов отказался комментировать для Forbes ход переговоров. А про своего оппонента Шефлера он говорит так: «Личной неприязни к нему у меня нет».

Что же сам Шефлер?

«Бизнесом гораздо легче управлять, находясь в офисе на Западе, чем из Бутырки», — объяснял он четыре года назад корреспонденту Forbes, удобно устроившись на кожаном диване в лобби отеля Four Seasons на Кипре. Последние несколько лет водочный король с прессой не общается. Отказался он от комментариев и для данной статьи.

Известно, что основной владелец S.P.I, постоянно живет в Лондоне, но часто бывает в Риге, где передвигается по городу на роскошном Maybach. На личном самолете он нередко прилетает на Лазурный берег, где обзавелся виллой, или в Куршевель, где любит покататься на лыжах. В 2003 году он скупил 32% акций «Сити», компании, застраивающей новый деловой квартал в Москве, но спустя два года из-за конфликта
с другими акционерами предпочел выйти из бизнеса. Зато сейчас S.P.I, возводит в Риге деловой квартал Z-Towers стоимостью ?200 млн.

«Юра тянется за олигархами, у него есть деньги, но он не может легализоваться в обществе — респектабельности не хватает», — говорит о Шефлере производитель водки «Гжелка» Сергей Зивенко, против которого в 2003 году тоже было возбуждено уголовное дело за незаконное отчуждение казенного имущества. Респектабельность—больной вопрос для многих русских бизнесменов. Так что Шефлер, вступив в партнерство с Фрескобальди, приобретал больше, чем пакет акций винодельческой компании.

Декабрь 2006 года. Солнце освещает невысокие холмы Тосканы. Гендиректор S.P.I. Скурихин, живущий теперь в Женеве, где находится головной офис компании, добрался сюда на своем Bentley за пять часов. Мы встретились у гостиницы и отправились осматривать винное хозяйство. «Если бы не уголовные дела, мы бы и не знали, как хорошо жить в Европе»,— шутит Скурихин, сворачивая с хайвея на боковую дорожку, ведущую к замку Giocondo. После сделки с Фрескобальди этот замок частично принадлежит S.P.I.

Знаменитое хозяйство Tenuta delTOrnellaia, совладельцем которого стал Шефлер, ежегодно посещают 2500 человек, экскурсия с дегустацией стоит ?40. Здесь бывали европейские монархи. За ужином с корреспондентом Forbes маркиз Фрескобальди вспоминает, как однажды вернулся домой и обнаружил записку с мобильным телефоном королевы Нидерландов Беатрикс. Решил, что это шутка, но все же перезвонил: оказалось, и правда королева, которая хотела поблагодарить за отличное вино. «Мы подружились, она приезжала погостить», — рассказывает Фрескобальди. Наведывался и принц Чарльз, даже посадил на территории одной виллы оливковое дерево. И теперь раз в год Фрескобальди выжимает из его плодов бутылку оливкового масла и отсылает этот сувенир в Букингемский дворец.

Новый партнер маркиза не нарушает вековые традиции и в процесс изготовления вина не вмешивается. Зато он помогает, например, найти богатых русских, которым можно было бы сдать недавно отреставрированную виллу Collazzi. «Ее содержание дорого обходится»,—замечает маркиза Бона Фрескобальди, одетая по случаю ужина в светлосерое вечернее платье. Шефлер вкладывает деньги в расширение погребов, собирается докупить земли возле замка, реконструировать хозяйственные постройки, чтобы можно было принимать больше туристов. «Церковь вот надо отреставрировать, тоже теперь наша»,—по-хозяйски замечает Скурихин.

Сколько S.P.I, отдала за акции TDT, в компании не говорят. Скурихин отвечает на этот вопрос лаконично: «Дорого». Добавляя, что крупнейший производитель товаров класса люкс LVMH заплатил за знаменитое Chateau d'Yquem сумму, превосходящую годовую прибыль бордоского хозяйства в сто раз: «И это нормально». По данным итальянской прессы, Шефлер выложил больше ?70 млн, что действительно дорого: выручка всех предприятий Фрескобальди не превышает ?60 млн в год, из них на TDT приходится лишь часть. Какая именно, не раскрывается, как и величина прибыли, из которой S.P.I, может претендовать только на четверть. В любом случае для Шефлера, годовая выручка которого от продажи водки Stolichnaya превышает $600 млн, это копейки.

Но попробуйте оценить вот что. Получить в подарок вино, которое регулярно продают на аукционе Christie's, приятно каждому. Проживающий в Лондоне Евгений Иоффе, глава фонда Salford, который инвестировал в «Боржоми», сравнивает Tenuta dell'Ornellaia со знаменитым Chateau Margaux—он большой любитель итальянских вин и каждый год пополняет коллекцию супертосканского.

Иоффе, правда, не уверен, что покупка доли в TDT положительно скажется на репутации Шефлера, с которым неплохо знаком. «Всех русских европейская знать считает выскочками и аферистами»,—печально констатирует он.

Тем не менее новый совладелец хозяйств Фрескобальди пользуется своими возможностями. В прошлом году Шефлер послал по ящику вина с дарственной надписью маркиза президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву (в этой азиатской стране у Шефлера деловые интересы) и Роману Абрамовичу. Абрамович, купив лондонский клуб Chelsea, заработал репутацию нувориша среди футбольных болельщиков. Шефлер, став совладельцем знаменитого итальянского винного дома, прославился среди куда более утонченной публики.

А как же прошлое? «Я полагаюсь на свои впечатления: порядочный человек или нет»,—рассказывает о новом партнере Витторио Фрескобальди. Во время нашего визита на виллу Скурихин просит маркиза подписать письмо, обращенное к президенту одной из бывших советских республик, куда S.P.I, поставляет водку. Шутливо сетуя, что ничего не понимает по-русски, маркиз Фрескобальди подмахивает бумагу.

Спасибо Pepsi

Рецептуру водки «Столичная» разработал в 1938 году водочный мастер Виктор Свирида. Первую партию, по легенде, выпустили в блокадном Ленинграде. С 1953 года «Столичную» стали разливать на Московском ликеро-водочном заводе «Кристалл». Всем известную этикетку с гостиницей «Москва» художник Андрей Иогансон, специализировавшийся на плакатах, набросал за несколько минут, сидя в кафе на Тверской и поглядывая на прототип.

Мировую известность «Столичной» принесло маниакальное стремление американской корпорации PepsiCo, а точнее, ее тогдашнего президента Дональда Кендалла, проникнуть на абсолютно закрытый для иностранцев советский рынок. Томас Томпсон, бывший послом США в Советском Союзе, дал ему бесценный совет: «Русские вне себя от смирновской водки, которая разливается в Коннектикуте. Можно предложить им продавать у себя Pepsi в обмен на помощь с продажами их водки за границей». Идея сработала, и в 1973 году Кендалл подписал соглашение с главой советского правительства Алексеем Косыгиным: PepsiCo поможет оборудовать в СССР заводы и будет поставлять концентрат для производства своей газировки, а взамен обязуется продвигать русскую водку в США. Чем больше водки продавала PepsiCo, тем больше концентрата ей разрешалось ввозить в СССР. Изначально в Штаты должна была пойти водка «Московская», которую успешно продавали в Европе. Но оказалось, что марка уже зарегистрирована в США — водку под названием Moscow в Калифорнии выпускал некий господин Московиц. В Министерстве внешней торговли решили не рисковать и пустили в США «Столичную».

Проект оказался успешным. В 1976 году в СССР уже продавалось 50 млн бутылок пепси-колы, а в США — 115 000 ящиков «Столичной». — Р. К."