Новое громкое дело: Гайзер, или Посадят ли Вячеслава Гайзера?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Следственный комитет и ФСБ России задержали главу Республики Коми Вячеслава Гайзера по обвинению в создании преступного сообщества. Целью деятельности преступного сообщества, в которое входило 19 человек, было совершение тяжких преступлений, направленных на завладение преступным путем государственным имуществом, сообщил представитель СКР Владимир Маркин.

А теперь — поразмыслим.

Вводные

Как обычно, задержание таких крупных персон, как глава региона, имеет в обществе двоякое толкование. Для свидетелей секты Навального арест очередного губернатора — подтверждение существования в России коррупции, о которой они рассказывают на своих митингах, пишут на своих сайтах и в блогах. Для людей адекватных — зримый пример того, что власти с этой самой коррупцией борются.

Вячеслав Гайзер — персона крупная. Как любой губернатор, он владеет государственными секретами, хотя бы потому, что на подведомственной территории находятся секретные объекты — военные части, базы, склады с оружием. Логично, что арест государственного деятеля такого уровня может быть произведен только с согласия президента.

Итак, первая вводная: Владимир Путин знаком с материалами расследования, они его убедили, поэтому он дал добро на задержание.

Мы с вами находимся в самом начале расследования очень громкого уголовного дела, и чем оно закончится, пока неизвестно. Потому что мы не знаем, что накопали следователи СКР и ФСБ. Видеофильм, показанный по телеканалам, — это пока еще не суд. Это воздействие на общественное мнение, которое поможет СКР в будущем давить на прокуратуру, заставляя ее принять материалы расследования, а потом подготовить обвинительное заключение.

Без обвинительного заключения, утвержденного прокурором, — никак. Таков порядок, принятый в правовом государстве. Если, конечно, мы не рассматриваем всерьез суд Линча.

Поэтому вторая вводная — реакция прокуратуры на собранные следователями доказательства. Видеоролики на нее действуют плохо, ибо прокурору предстоит нести в суд не кино, а документы. Поэтому он будет тщательно проверять, с чем ему предлагают работать — к примеру, все ли экспертизы проведены, есть ли санкция на скрытую съемку или прослушку, на всех ли допросах присутствовал адвокат и т. д. Если он все это не проверит, то в суде адвокат ткнет его носом в недоработки, и дело развалится.

А не хотелось бы: вор должен сидеть в тюрьме.

Наконец, третья вводная: судебный процесс. Нас ждут любопытные откровения адвокатов, которым, в отличие от обвинения и тем более суда, не запрещено воздействовать на общество своими гневными речами, обличающими российскую правоохранительную систему. Этим занимаются практически все защитники.

Не исключено, что те, кто сегодня требуют крови (например, я) еще изменят свою точку зрения. Если, допустим, их убедят, что с несчастным Вячеславом Гайзером сводят счеты те, кому он перешел дорогу или отказывался давать взятку (вот увидите, так он и будет говорить, когда получит слово). Такой вот честный дядя с часами за миллион долларов.

Ах, да, часы и деньги ему подбросили, конечно.

Что вызывает сомнения

Следственный комитет явно подводит Вячеслава Гайзера под очень суровую статью 210 УК РФ — организация преступного сообщества. По ней максимальный срок — пожизненное заключение.

Как сказано в пресс-релизе, он возглавлял преступное сообщество, которое «отличалось масштабностью своей деятельности, выраженной в межрегиональном и международном характере преступных действий ее участников, иерархическим построением преступной организации, сплоченностью и тесной взаимосвязью руководителей и участников преступного сообщества, строгой подчиненностью нижестоящих участников вышестоящим, отработанной системой конспирации и защиты от правоохранительных органов».

Но публикацией бойкого пресс-релиза дело, как известно, не закончилось и даже еще не началось. Все это предстоит доказать в суде. Если удастся, то Вячеславу Гайзеру прямая дорога в «Черный дельфин».

А если нет?

Мне почему-то кажется, что доказать организацию преступного сообщества прокуратуре будет крайне трудно. А ни в одной коррупционной статье, по которой должны бы, по идее, судить главу Республики Коми, пожизненного заключения не предусмотрено.

  • Статья 285.1. Нецелевое расходование бюджетных средств — до пяти лет.
  • Статья 160. Присвоение или растрата — до десяти лет.
  • Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями — до десяти лет.
  • Статья 286. Превышение должностных полномочий — до десяти лет.
  • Статья 290. Получение взятки — до двенадцати лет.

Я не исключаю, что прокуратура не пойдет на поводу у Следственного комитета, чтобы дело не развалилось в суде из-за недостатка доказательств, а будет обвинять экс-губернатора по одной из этих статьей.

Повторяю: вор должен сидеть в тюрьме. Если, конечно, удастся доказать, что он вор.

Посадят ли Вячеслава Гайзера?

Мы должны понимать, что Следственный комитет России часто выдает желаемое за действительное. Возможно, благодаря участию ФСБ у него есть записи прослушки, из которых однозначно следует, что Вячеслав Гайзер регулярно брал миллионные взятки или руководил преступным сообществом. Но если записи получены незаконно, то суд не имеет права принять их как доказательство. Любой адвокат, даже не самый ушлый, легко исключит их из обвинения.

К сожалению, наше юридически не очень грамотное, но очень эмоциональное население чаще всего трактует изъятие таких фактов из приговора как свидетельство порочности и управляемости судебной системы. Хотя люди просто грамотно делают свою работу.

Скажу больше, я уверен, что экс-глава региона — взяточник и коррупционер. И мне бы хотелось, чтобы наглый госчиновник, у которого явно снесло башню от обрушившегося на него богатства, сел далеко и надолго. Но если его вдруг все же оправдают, то мне, например, это скажет только о том, что наше следствие так и несмогло добыть неопровержимых доказательств. А вовсе не о том, что Вячеслава Гайзера прикрыл лично Владимир Путин.

Ведь если президент такой всесильный монстр, то зачем было после ознакомления с материалами дела давать добро на арест губернатора? Наши бдительные борцы с коррупцией почему-то уверены: чтобы потом, уже в ходе судебного процесса, под зоркие телекамеры и шум в прессе отмазывать своего корешка, навлекая на себя подозрения в коррупционных связях с обвиняемым. Разве не проще еще на стадии расследования приказать СКР прекратить дело? Если свято верить, что президент беспардонно вмешивается в уголовный процесс, то именно так он и должен был поступить.

Однако дело расследуется, и никто этому не мешает. И мешать не будет.

Такую же странную логику они применяли, когда пытались нам объяснить, почему так и не был посажен Анатолий Сердюков. Потому что Путин отмазал, почему же еще. Им и в голову не приходит, что если бы президенту был так дорог министр обороны, он бы просто не разрешил следователям его трогать, а тихо отправил в отставку. Никто бы и слова не сказал.

Но он велел дать делу ход. Несмотря на то, что министр обороны — это человек, знакомый практически со всеми государственными тайнами и имеющий наравне с президентом и начальником Генштаба доступ к одному из трех «ядерных чемоданчиков». Лицо, которому президент доверять просто обязан.

А потом у СКР не нашлось убедительных доказательств даже для того, чтобы поменять статус Сердюкова со свидетельского на статус обвиняемого. Ну и кто им виноват — Путин? Он-то как раз разрешил копать как угодно глубоко. Но ребята, на мой взгляд, просто не справились. А может, вся вина бывшего главы военного ведомства заключалась в его адюльтере с нечистой на руку подчиненной? Тогда его отставка — самое адекватное наказание. Надо было присматривать за своими подчиненными, а не водить с ними шашни.

О несовершенстве судебной системы

Тем не менее, судебная система любой страны несовершенна, и наша в том числе. В любой стране пишут книги и снимают фильмы о судебных ошибках, о коррупции, о разбитых человеческих судьбах, карьеристах-прокурорах, идущих по головам, чтобы занять пост повыше, и прожженных адвокатах. Вне всякого сомнения, это животрепещущая тема.

Навскидку — первое, о чем вспомнилось.

«Сила Магнума» с Клинтом Иствудом (Magnum Force, 1973) — полицейские организуют тайное братство, чтобы уничтожать преступников, которых в суде могут оправдать из-за недостатка улик.

«Правосудие для всех» с Аль Пачино (…And Justice for All, 1979) — о том, как из-за несовершенства законов сажают невиновных. Из-за порочности американской судебной системы честный адвокат сходит с ума, честный судья то и дело рискует жизнью и даже пытается застрелиться, а судья-подлец пытается выйти сухим из воды. Очень сильный фильм и очень хорош Аль Пачино.

«Звездная палата» с Майклом Дугласом (The Star Chamber, 1983) — полицейские совершили процедурную ошибку при аресте преступника, и судья вынужден отпустить на свободу убийцу восьмилетнего мальчика. После чего вступает в тайное общество таких же мучающихся совестью судей, которые сами приводят приговоры в исполнение вопреки закону.

Ссылки

Источник публикации