Новое обвинение на $11 млрд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


1114763768-0.jpg Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву могут быть предъявлены новые обвинения. По версии следствия, преступная группа, в которую входили топ-менеджеры и акционеры «ЮКОСа», «совершила присвоение вверенного чужого имущества» в размере $11 млрд. Речь идет о продаже нефти, добытой дочерними компаниями «ЮКОСа», по заниженной цене посредническим фирмам.

Новое уголовное дело под номером 18325531-04 было возбуждено Генпрокуратурой по двум статьям Уголовного кодекса («Хищение» и «Легализация денежных средств») 6 октября прошлого года. В тот момент Ходорковский и Лебедев уже сидели в тюрьме в рамках первого дела, по которому сейчас ожидают приговора.

Новое дело было возбуждено в отношении Михаила Ходорковского, Василия Шахновского, Михаила Брудно, Михаила Елфимова, Антонио Вальдес-Гарсиа, Владимира Переверзина и Андрея Леоновича. Уже после прочтения первых страниц этого дела становится понятно: у следствия нет сомнений в виновности Ходорковского и Лебедева. Эта цитата говорит сама за себя: «В 2002-2003 годах организованная группа в составе Ходорковского, Шахновского, Брудно, Лебедева, Елфимова, Малаховского, Вальдеса, Переверзина и других, не установленных следствием лиц, совершила присвоение вверенного чужого имущества в особо крупном размере и легализацию денежных средств и имущества…»

По версии следствия, эта группа создала схему хищения прибыли, выручаемой нефтедобывающими дочками «ЮКОСа» — компаниями «Юганскнефтегаз», «Томскнефть», «Самаранефтегаз». Для этого была создана цепочка компаний-посредников, через которые шли расчеты за поставленную на экспорт нефть, причем отпускная цена, по которой добытчики реализовывали нефть посредникам, в разы отличалась от той, по которой ее покупали конечные потребители на Западе. По подсчетам Генпрокуратуры, в результате применения этой схемы были ущемлены интересы добывающих компаний и они недополучили по меньшей мере $11 млрд. Львиная доля сверхприбыли, полученной офшорными компаниями, была выплачена в качестве дивидендов учредителям этих компаний. А учредителями офшоров были топ-менеджеры и крупные акционеры «ЮКОСа». Этот момент Генпрокуратура квалифицировала как легализацию средств, нажитых преступным путем.

В марте Генпрокуратура направила письма руководителям «Томскнефти» и «Самаранефтегаза» с предложением взыскать недополученную прибыль с «ЮКОСа». Не исключено, что такое же письмо получили и в «Юганскнефтегазе». Эта бывшая дочка «ЮКОСа», перешедшая в собственность государственной «Роснефти», уже подала в Московский арбитражный суд иск на 163 миллиарда рублей (в обеспечение этого иска арбитраж уже арестовал почти все активы «ЮКОСа»). «Томскнефть» и «Самаранефтегаз», остающиеся дочерними компаниями «ЮКОСа», на такой шаг, естественно, не пошли.

По данным следствия, на экспорт юкосовская нефть шла через двух трейдеров — ООО «Ратибор» (гендиректором этой фирмы был вышеупомянутый Владимир Малаховский, а учредителем — один из акционеров «ЮКОСа») и ООО «Фаргойл» (гендиректор — Антонио Вальдес-Гарсиа). Именно с этими фирмами от имени «Юганскнефтегаза», «Томскнефти» и «Самаранефтегаза» по доверенности заключал договоры о поставках член правления «ЮКОСа» и глава «ЮКОС РМ» Михаил Елфимов. Этот факт следователи истолковали как «захват оперативного управления» добывающими предприятиями.

Купив нефть у Елфимова, «Фаргойл» и «Ратибор» с минимальной наценкой перепродавали ее иностранным офшорным компаниям, учрежденным некоторыми акционерами «ЮКОСа». Офшоры же продавали нефть конечным потребителям с максимально возможной «накруткой», оставляя сверхприбыль себе.

Реализация сырья подконтрольным структурам по заниженным, так называемым трансфертным, ценам — обычное дело для отечественных экспортеров. Однако следователи Генпрокуратуры установили, что все компании, входившие в посредническую цепочку, владели нефтью лишь на бумаге, а фактически она отгружалась напрямую от добывающей компании к потребителю. Именно этот факт дал основание Генпрокуратуре считать эти сделки фиктивными.

[...] Первым по этому делу был арестован директор ООО «Ратибор» Владимир Малаховский — это произошло 10 декабря прошлого года. Ему было предъявлено обвинение в присвоении 7,5 млрд рублей (это была предварительная сумма, которая будет скорректирована к концу следствия). В тот же день Басманный суд дал санкцию на арест Елены Аграновской — управляющего партнера компании «АЛМ-Фельдманс», консультировавшей «ЮКОС» по поводу схем реализации нефти. Ей Генпрокуратура предъявила обвинение в присвоении $2,4 млрд и отмывании $810 млн. Однако позже ее выпустили под подписку о невыезде — держать ее в тюрьме не позволило состояние здоровья. Аналогичное обвинение было предъявлено и ее партнеру по бизнесу Павлу Ивлеву, но заочно — незадолго до этого он уехал в Великобританию. В феврале адвокаты Ивлева сумели добиться в Мосгорсуде отмены постановления о привлечении его в качестве обвиняемого.

Вслед за юристами из «АЛМ-Фельдманс» наступила очередь Владимира Переверзина — он был арестован 18 декабря. Ему вменили присвоение $4,5 млрд, часть из которых, по версии следствия, он легализовал. В марте этого года Генпрокуратура заочно предъявила обвинение в присвоении $6,8 млрд и отмывании 111 млрд рублей одному из соучредителей «ЮКОСа» и одному из основных акционеров GROUP MENATEP Михаилу Брудно, уехавшему в Израиль. Остальным главным фигурантам этого уголовного дела, находящимся в РоссииХодорковскому, Лебедеву и Шахновскому, Генпрокуратура предъявлять обвинение не спешит[...]

Юрий Спирин

Оригинал материала

«Известия»