Новокузнецкие страсти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сын прокурора Кемеровской области Халезина уходит от обязательств по кредиту на 136 млн руб.

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::23.06.2010, Фото: Прокуратура Кемеровской области

Новокузнецкие страсти

Ольга Голосова

Compromat.Ru

Александр Халезин

В апреле 2010 года на внеочередной сессии горсовета Новокузнецка была принята отставка мэра южной столицы Кузбасса Сергея Мартина. Среди причин произошедшего называют слишком “хозяйственную” деятельность сына мэра — Максима Сергеевича. Это далеко не единственный случай, когда дети столь драматично влияли на карьеры отцов. В Новокузнецке складывается похожая ситуация, в которой на сей раз фигурирует сын прокурора Кемеровской области — совладелец коммерческой фирмы, крупного залогодателя Банка Москвы.

Кузбасский гамбит

История, о которой пойдет речь, началась несколько лет назад. В июне 2007 года ООО “Лабит”, предъявившему неопровержимые доказательства своей платежеспособности, Банк Москвы выдал кредит в размере 136 млн. рублей под залог недвижимости, предоставленной ООО “ЮжПроект” — компанией, связанной с ООО “Лабит”. Юридически сделка была проведена безупречно — заемщик предоставил доказательства своей состоятельности, а залогодатель — решение Общества о передаче в залог объекта недвижимости (десятиэтажного офисного здания в Новокузнецке).

Через некоторое время оказалось, что принятые на себя обязательства по выплате кредита компания выполнять не может, а, возможно, не хочет. Дальше — больше. Руководство компании “Лабит” заявило о финансовой несостоятельности и начало процедуру банкротства.

Обычно банки стоят на стороне заемщиков и предлагают не только гибкие условия обслуживания, но и разные программы реструктуризации задолженности в случае, если заемщик испытывает временные финансовые трудности и идет на контакт с кредитором. И это понятно — банкам выгодней иметь хоть и реструктурированный, но обслуживаемый, а не дефолтный кредит. Но в этой истории руководство ООО “Лабит”, похоже, стремилось к прямо противоположному результату.

Банк Москвы принял меры для принудительного взыскания. В мае 2009 года банк подал иск в Центральный районный суд г. Новокузнецка, намереваясь в установленном порядке обязать ООО “Лабит” и ООО “ЮжПроект” вернуть кредитные средства, используя и предмет залога — офисное здание.

Дальнейшие события показали, что у должников были свои представления о способах разрешения ситуации. Служба безопасности банка выяснила, что часть недвижимого имущества владельца бизнеса, некоего Владимира Зыбенка, была благополучно переведена на родственников и знакомых.

В июле 2009 года банк обратился с заявлением в УВД Новокузнецка Кемеровской области о возбуждении уголовного дела в отношении руководителей и учредителей ООО “Лабит” и ООО “ЮжПроект” по признакам фиктивного банкротства компании (ст. 197 УК РФ), обоснованно рассчитывая на пресечение увода активов. Однако УВД разбираться в очевидных обстоятельствах не стало или не захотело.

Наиболее интригующей во всей этой грустной истории стала роль сына прокурора Кемеровской области. В сентябре 2009 года Халезин-младший, один из учредителей ООО “ЮжПроект”, обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с иском о признании недействительным решения собрания участников ООО “ЮжПроект” о передаче в залог Банку Москвы недвижимости по кредитному договору с ООО “Лабит” по весьма неожиданной причине — фальсификации его подписи в протоколе.

Судя по всему, в течение двух лет Халезин-младший “не знал” о том, что связанная с ним компания ООО “Лабит” получила крупный кредит под залог принадлежащего ему здания. Не исключено, что именно полученные в банке деньги впоследствии могли пойти на частичную компенсацию расходов Владимира Зыбенка по ранее выданному им займу для ООО “ЮжПроект”.

Столь весомое и очень неприятное для банка обстоятельство явилось основанием для нового обращения Банка Москвы в УВД Новокузнецка с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении руководителей ООО “Лабит”. На сей раз — по факту незаконного получения кредита (ст.176 УК РФ) в связи с предоставлением банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии заемщика и предоставлением подложного документа, послужившего основанием для заключения договора ипотеки.

Хождение по мукам

История дальнейших взаимоотношений банка, безответственных заемщиков и правоохранительных органов более чем детективная: сотрудники банка семь (!) раз подавали жалобы на решения об отказе в возбуждении уголовного дела, а органы дознания столь же оперативно принимали решения о дальнейшем отказе в возбуждении дел. Эти отказы в свою очередь отменялись прокуратурой Новокузнецка как незаконные и необоснованные... Но в результате — уголовные дела почему-то так и не были возбуждены. Не потому ли, что было необходимо выиграть время для сохранения должниками, казалось бы, потерянного залогового здания?

По-прежнему остается неясным, каким образом заявления банка о возбуждении уголовного дела в течение восьми месяцев оставались не рассмотренными по существу? Почему правоохранительные органы не решали своих прямых задач? И почему их бездействие остается без оценки и должного внимания вышестоящих инстанций до сих пор?

Обращение к прокурору области, который мог бы повлиять на ситуацию не только как ответственное лицо, но и как отец своего сына, также не способствовало торжеству закона.

Как уже догадался искушенный в детективах читатель, обращение банка перенаправлено в прокуратуру г. Новокузнецка и рассмотрено, но уголовное дело не было возбуждено. В этой ситуации банк был вынужден обратиться в ряд федеральных правоохранительных структур и администрацию Президента РФ с просьбой о возбуждении дела в отношении группы мошенников, совершивших хищение денежных средств в особо крупном размере. После этого в УВД г. Новокузнецка все же нашлись основания для возбуждения дела, но лишь по факту незаконного получения кредита. Действия должников банка остались без правовой оценки, подозреваемых по делу нет, залог утрачен, деньги банка исчезли в неизвестном направлении, а группа мошенников на свободе. При этом их никто не ищет и даже не озабочен выполнением своих прямых обязанностей.

Преступление и справедливое наказание

Российские банки в сложных посткризисных условиях стараются поддерживать реальный сектор экономики. Так почему же им вставляют палки в колеса? К сожалению, новокузнецкая история стала образцом беспрецедентного проявления безответственности и волокиты со стороны правоохранительных органов.

В середине апреля текущего года Президент России Дмитрий Медведев подписал Указ “О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010—2011 годы”, который стал программным документом, “направленным на устранение коренных причин коррупции в обществе”. Думается, что правоохранительным органам Кемеровской области, в том числе прокуратуре, хорошо информированной о ситуации с кредитом, известно и об этом документе. Так неужели указ президента — для них не закон?