Новости науки или Технология обмана

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 

О судьбе русских программистов в США

origindate::04.03.2002

Новости науки или Технология обмана

(английская версия статьи)

Владимир Пузанкин

Несколько лет назад в США был создан Институт Прикладной Науки – The Institute of Applied Science Inс.. (в дальнейшем - ИПН). Точная дата создания этого института в различных источниках несколько отличается. Основатели института утверждают, что он был зарегистрирован 15 декабря 1997 года. Какой именно из прикладных наук (или всеми сразу) занимается эта организация -неизвестно. В регистрационных документах основной вид деятельности формулируется так: «Коммерциализация российской науки в области оружия массового уничтожения». Звучит не очень понятно, и к какой из прикладных наук относится эта деятельность представить довольно трудно.

Любая вновь созданная организация, тем более научная, стремится заявить о себе в той области, в которой она намерена вести свою работу. Ее первой задачей является самоутверждение в научном мире, приобретение известности, имени, имиджа. Эта нелегкая задача в основном может быть выполнена двумя путями. Первый путь - начать исследования в выбранной области и, достигнув положительных результатов, получить известность. Это, как правило, долгий путь, который может занять годы и даже десятилетия. Другой путь -декларировать свои программы в широко известной области деятельности и тем самым непосредственно привлечь к себе внимание. Именно этот путь и избирает ИПН. Выбрав программу индустриального партнерства (IPP), инициатором которой выступает весьма авторитетное ведомство США - Министерство Энергетики, ИПН объявляет свою программу - программу Евразийское программирование. Причем Институтом декларируется, что их программа является составной частью программы IPP. Согласно утверждениям основателей Института, ИПН состоит в огромном количестве всевозможных международных организаций. В Совет Директоров ИПН входят весьма влиятельные ученые и политики обеих стран:

Джон В. Вуд, председатель.
Основатель и председатель Trilateral Group Limited, Лондон; Председатель MEC International Limited London; Председатель Segal Quince Wicksteed Limited, Cambridge; Директор Oxford Analitica Limited, Oxford; член совета директоров Института США по обучению; директор The Association of Management Consulting Firms; Председатель Международной Ассоциации Республиканцев за рубежом; бывший председатель Корпорации развития в С.Петербурге; со-учредитель Атлантического Совета; член Королевского Института Международных Отношений и Международного Института Стратегического Обучения.

Вильям Карран.
Международный банкир; соучередитель и исполнительный директор в США Европейского банка реконструкции и развития, назначенный президентом Бушем; бывший председатель First Chicago Investment Bank Limited и директор множества филиалов совместных предприятий; бывший член совета и председатель Европейской рабочей партии FIMBRA (Британский орган власти по безопасности) и Особый Советник ЭКОСОСа Европейских Сообществ, по вопросам банковских и инвестиционных услуг, а также Директив о Соответствии Капитала. Будучи председателем First Chicago Investment Bank Limited, он участвовал в переговорах с 10 синдикатами СЭВ и привлек большое количество первых российских и восточноевропейских заемщиков на рынок Евро. Будучи главным исполнительным директором Нью-Йоркского Инвестиционного банка, Delafield & Delafield выпустил первые акции Евро для Европейской корпорации, автор книги «Банковское дело и Глобальная система», опубликованной в 1979.

Доктор, Филлип А. Петересен.
Директор Российских программ Фонда Потомак; Президент Корпорации по Международному Обучению; бывший стратегический аналитик Отдела Федеральных Исследований Библиотеки Конгресса, Агентства Разведки США и Управления Секретариата Обороны США, бывший научный сотрудник Национального Университета Обороны; член Международного Института Стратегического Обучения и Американской Ассоциации по Развитию Славянских Наук

Доктор Николай Платэ.
Специалист в области полимерной химии; Директор Института Нефтехимического Синтеза имени Топчиева; Генеральный секретарь Российской Академии Наук; лауреат государственной премии за достижения в области химии в 1985 году.

Доктор Лев Сандахчиев.
Специалист в области биохимии клетки; Директор Государственного Исследовательского Центра Вирусологии и Биотехнологий и Производственного Объединения «Вектор»; член Российской Академии Наук; лауреат государственной премии в 1985 году.

Елизабет Саммерс.
Международный правовед; эксперт в области применения западного коммерческого права в правовых системах России и СНГ; исполнительный директор Центра Институциональных Реформ и Неформального Секторного Центра (IRIS) в Университете штата Мериленд; Менеджер по Проектам (чтобы это значило?) в России и СНГ; бывший ведущий юрист алма-атинского офиса Американской Юридической Фирмы, Казахстан; Pepper Hamilton and Sheetz

Доктор Евгений Велихов.
Физик-ядерщик; бывший вице-президент Советской Академии Наук; Президент Российского исследовательского центра им. Курчатова (основанного в 1991 году на основе Института Атомной Энергии имени Курчатова, основанного в 1943 году); председатель Компании Россельф (созданной в целях исследования углеводородных ресурсов Арктического шельфа России); член Российского Президентского Совета Обороны по вопросам Оборонной Конверсии и Научной Политики; лауреат государственных премий 1977, 1984 и 1985 годов.

Несколько подробнее остановлюсь на российских представителях, являющихся членами Совета Директоров Института.

Убежден, что имя Евгения Павловича Велихова президента Российского научного центра "Курчатовский институт", академика РАН, профессора, Героя социалистического труда, лауреата Ленинской и Государственной премий известно широкому кругу российских читателей.

Академик Платэ Николай Альфредович, Директор Ордена Трудового Красного Знамени Института нефтехимического синтеза им. А.В. Топчиева Российской академии наук (ИНХС РАН) .

Лев Степанович Сандахчиев, Генеральный директор ГНЦ ВБ «Вектор», доктор биологических наук, профессор, лауреат Государственной премии, лауреат премии Правительства Российской Федерации, академик РАН. Специфика работы ГНЦ ВБ «Вектор» делает его закрытым объектом. По словам самого директора, Институт окружен высоким забором в три ряда, а вход туда требует получения разрешения чуть ли не на правительственном уровне.

В своих письмах в различные организации ИПН ссылается на сотрудничество с многочисленными российскими организациями, такими как Институт имени Курчатова, Минатом, Госдума и так далее. Судя по бланкам, на которых ИПН рассылает свои письма, а также по визиткам его руководителей и их помощников, ИПН имеет штаб-квартиру в США в штате Вирджиния, а также отделения в Лондоне, Москве и Казани.

Несколько слов о Программе Евразийское программирование – Eurasian Software. Объектом Программы является не весь евроазиатский континент, а только та его часть, которая представляет постсоветское пространство, и, конечно, это преимущественно Россия. Цель программы определена как помощь закрытым городам России. При этом представители ИПН часто ссылаются на договоренности с правительством России. Вообще, приверженность ИПН к закрытым темам просто бросается в глаза. Помощь закрытым городам заключается в обучении молодых специалистов методам, принятым в США.

Так или иначе, имидж института создан. Теперь встает задача превратить его в деньги. ИПН выбирает для этого следующий способ. Известно, что еще пару лет назад в США испытывали острую нехватку программистов. ИПН предлагает американским фирмам, работающим в области ИТ, программистов из России, но преподносит их как молодых ученых. В перспективе он обещает создание оффшорной зоны программирования, которая будет работать в Москве.

Одним из клиентов ИПН становится фирма Digital Motorworks Inc. (ДМИ), расположенная в городе Остин, штат Техас. Суть договора проста. ИПН должен привезти несколько программистов из России для работы в ДМИ. А вот условия договора чудовищны. ДМИ должна оплатить все расходы по поиску программистов, их проезду, проживанию и так далее. Но самое главное заключается в том, что ДМИ должна оплачивать каждый час работы программиста в размере 58 долларов США за человека. Из этих денег сами программисты не получают ни цента. Легко подсчитать, что десять таких программистов принесли бы ИПН более одного миллиона долларов годового дохода.

Трудно даже представить, что могло заставить ДМИ подписать такой договор. Хотя есть одна маленькая деталь. Договор со стороны ДМИ подписан сотрудником ДМИ Уолли Кулезца, явно питающим к ИПН более чем дружеское расположение. Впоследствии Уолли Кулезца был уволен по формулировке "использование компании в личных интересах", но нашел работу в другой фирме - новой жертве ИПН.

В скором времени союз ДМИ и ИПН распадается. Русские программисты приняты в штат ДМИ с оформлением рабочих виз. Однако ИПН не собирается легко сдавать завоеванные позиции. ДМИ и программистам предъявляются судебные иски. Сумма иска достигает 100 тысяч долларов США в отношении программистов и гораздо более значительных сумм в отношении ДМИ. Далее следует мощная психологическая атака на ДМИ. Поток писем хлынул из ИПН в ДМИ. Смысл писем всегда одинаков. Сначала идет объяснение важности международных программ ИПН с использованием имен известных организаций, а также правительств США и России. Затем объясняется, какие ужасные последствия ждут ДМИ. В некоторых письмах утверждается, что данный проступок ДМИ находится под пристальным вниманием правительств США и России, а также является объектом расследования, проводимого совместно ФБР и ФСБ. Заключительная часть письма обычно включает в себя сумму т.н. долга ДМИ Институту. Эти суммы от письма к письму постоянно увеличиваются. Так, ИПН оценивает свои затраты по вывозу мебели из предоставленных программистам апартаментов в 20 000 долларов США. Позднее эта сумма достигает 60 000 долларов США. Вообще угрозы становятся все более жесткими, а материальные претензии со временем достигают миллионов долларов. Со слов г-на Д. Вуда Европейский банк реконструкции и развития выделил под его программы 6 миллионов долларов. Обвиняя ДМИ в срыве этих программ, г-н Вуд намекает, что эти деньги должна вернуть ДМИ и, конечно, не банку а ИПН.

Пора, наконец, объяснить, что же представляет собой ИПН, осуществляющий такие крупные международные программы с поддержкой видных ученых, общественных и политических деятелей и правительств обеих стран. ИПН зарегистрирован в штате Делавер как частная некоммерческая организация. Штат этого крупного научного учреждения насчитывает двух сотрудников, они же являются и его учредителями. Президент - Джон Вуд 1941 года рождения. Участник различных программ и фондов. Вице-президент - Филип Петересен 1946 года рождения - также участник различных фондов. Вообще, судя по послужному списку обоих руководителей ИПН, всю свою жизнь они только и занимались созданием различных программ и фондов. По утверждению г-на Ф. Петерсена, вместе они работают уже более 20 лет. Так что этот вполне устоявшийся союз накопил солидный опыт в создании подобных организаций. У ИПН есть несколько помощников. Условия, на которых они работают, непонятны, так как в штат института они не входят. ИПН имеет штаб квартиру в городе Рестон, штат Вирджиния. Однако на телефонные звонки там отвечает автоответчик. А по информации, полученной по Интернету, этот телефон и адрес принадлежат фирме The Petersen Academic Group. Впрочем, есть информация, что эту фирму возглавляет жена Ф. Петерсена. Адрес в Лондоне также принадлежит другой фирме - MEC International Ltd, хотя на сайте этой фирмы есть упоминание о г-не Вуде и ИПН, но буквально несколько строк. Следов присутствия ИПН в Москве и Казани обнаружить, к сожалению, не удается. Московский адрес и телефон на визитках не указывается, а телефон офиса в Казани, указанный на визитке помощницы г-на Петерсена, г-жи Анны Ципоркиной, является частным телефоном, установленным в квартире.

Обязанностей между двумя сотрудниками ИПН распределяются примерно следующим образом. Г-н Ф. Петерсен в основном выполняет работу на территории России, в связи с чем и посещает регулярно нашу страну. Впрочем, он иногда действительно принимал участие в некоторых конференциях и выступал там с докладами. Но данная деятельность – явно не основной его интерес в России. Г-н Вуд осуществляет работу в США. Именно он организует давление на ДМИ. Кроме того, он подписывает наиболее важные письма в различные организации США и России. Так, приглашение для российских программистов в посольство США, подписанное им, содержит, как это позже становится очевидным, очень мало достоверной информации. Вообще, следует отметить, что ложь - это основной инструмент в работе данных господ.

В самом начале своего программистского бизнеса они столкнулись с одним существенным препятствием. Слишком долгим и негарантированным оказался процесс оформления виз для российских кандидатов. Позднее им приходит в голову интересная мысль: используя те же приемы с известными именами и важными международными начинаниями, им удается заручиться поддержкой Министерства Энергетики США, и таким образом решается вопрос оформления виз. Этот же прием используется и при составлении исков к программистам. Половина текста иска представляет собой ничем не подтвержденную информацию о международной деятельности ИПН и не имеющая никакого отношения к программистам. Однако, как справедливо рассуждают руководители ИПН, такая информация несомненно должна оказать существенное влияние на решение суда.

Поиск программистов в России проводится частным путем – рассылкой предложений через Интернет, естественно, безо всякого участия российского правительства или каких-либо государственных учреждений. И это является очередной ложью ИПН.

Есть основания полагать, что финансовые операции, осуществляемые ИПН, проводятся с нарушением закона. Так, зарплата программистам переводится на их счета из разных городов, причем на счет одного из программистов может быть переведена зарплата сразу нескольких из них. Источник перечисления денежных средств не указывается.

Известно, что американское законодательство запрещает работу иностранных граждан на своей территории без оформления рабочих виз. Оформление же рабочих виз – процесс долгий и дорогостоящий. Кроме того, в случае оформления рабочей визы работнику необходимо выплачивать заработную плату не ниже установленной Департаментом труда в данном виде деятельности, и естественно, с уплатой всех налогов. ИПН представляет такую работу как стажировку, зарплату, которая, кстати, значительно ниже средней, – как компенсацию за проживание, не говоря уже о налогах, которые просто не платятся ввиду некоммерческого статуса Института.

Цель данной статьи – привлечь внимание общественности и соответствующих государственных организаций к подобному сомнительному сотрудничеству между нашими странами. На мой взгляд, они наносят огромный урон возможности развития добрососедских отношений. В данном случае значительный материальный урон был нанесен американской фирме Диджитал Моторворкс. Ее работа в течение многих месяцев проходит в нетерпимой нервозной обстановке.

Приобретя столь печальный опыт «сотрудничества», она скорее всего больше никогда не пойдет на контакты, связанные с Россией. Наши специалисты, попавшие в программы ИПН, просто потеряли несколько лет в строительстве своей карьеры, поскольку в проектах ИПН, построенных на обмане, отсутствует какое-либо будущее. Впрочем, ИПН вряд ли преследовал какие-то еще интересы и цели кроме желания набить поплотнее свои карманы.

В деятельности ИПН, на мой взгляд, присутствуют нарушения законодательств обеих стран. Это, прежде всего, осуществление на территории России незаконной деятельности. Фактически ИПН выполнял функции кадрового агентства на территории России. Он подбирал специалистов для работы в других фирмах. Давал объявления, проводил собеседования. Этот вид деятельности требует получения лицензии. ИПН вообще не регистрировал свое представительство в России и не получал лицензии. Как уже указывалось ИПН проявлял чрезмерное внимание к нашим закрытым темам и объектам.

С точки зрения законодательства США – это нарушение иммиграционного законодательства США и проведение сомнительных финансовых операций, позволяющих избегать уплаты налогов. Давая своим клиентам неполную или заведомо ложную информацию о своей деятельности ИПН вводил их в заблуждение с целью заключения выгодных для себя договоров. Я призываю соответствующие службы обеих стран разобраться в этом и дать юридическую оценку деятельности ИПН. Тем более что предъявленные судебные иски еще не рассмотрены, и вся эта история еще не завершилась.

Я ни в коей мере не хочу бросить тень на уважаемых людей, фамилии которых упомянуты в этой статье, а также на упомянутые в статье авторитетные организации и учреждения. Это сделано лишь для того, чтобы объяснить методы, которыми пользовался ИПН в своей работе. Мне неизвестно заключали ли они какие-либо соглашения с ИПН, и если такие соглашения и были заключены, то убежден, что сделано это было из-за предоставления Институтом неверной, неполной или ложной информации о своей деятельности.