Новые Подробности Преступного Мира

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кланы Норильского промышленного района

1. Традиционные уголовные сообщества

Металл

Начало организованного криминального бизнеса в Норильске пришелся на первую половину девяностых годов. В стране кризис, предприятия не выплачивают заработную платы, цены растут, но «Норильский никель» продолжает выпускать продукцию. Что такое продукция «Норильского никеля»? Это очень дорогостоящая продукция, содержащая элементы платиновой группы, кобальт, медь, другие металлы.

Границы с бывшими республиками СССР — открыты, мировые цены – известны, а охрана не получает кормовых и пайковых. Просто грех было не воспользоваться имеющимися возможностями. Желающих подобрать под себя металл оказалось множество. Первоначально лозунг у преступных групп был в соответствии с веяниями времени – «Комбинат большой, всем хватит»!. Но жизнь рассудила иначе. Скоро стало ясно, что Комбинат-то большой, но всем не хватает. После жестокой и кровопролитной борьбы в Норильском промышленном районе возникает несколько преступных группировок, специализирующихся на хищениях и сбыте металлов.

Наиболее известным (но далеко не самым сильным и дальновидным) лидером преступного сообщества в Норильске становится ранее судимый Вячеслав Пономарев, более известный под кличкой Пономарь. Первоначально в группировке Пономаря насчитывалось около 20 человек, но затем, когда лидеры конкурирующих группировок были физически уничтожены, многие члены преступных групп, оставшиеся не у дел перешли на работу в бригады Пономаря. В лучшие свои времена Пономарь мог выставить до 60-70 бойцов.

Группировка действовала в лучших традициях американской мафии, сам Вячеслав Пономарев несколько раз перечитал «Крестного отца» Марио Пьюзо и старался следовать описанным в книге приемам и методам. Но делал он это с явным упором на внешние эффекты. При малейшем поводе начиналась стрельба, более слабые противники не просто уничтожались, но уничтожались с шиком и блеском. Одного из врагов Пономаря – норильского авторитета Сергея Соловьева -показательно взорвали в его же машине в центре Норильска.

До тех пор, пока на Комбинате творилась неразбериха и бушевал экономический кризис, ничто не могло помешать бизнесу Пономаря. Но подобное положение никак не устраивало другие преступные кланы. Работа с драгметаллами – дело тонкое. Зачем огласка, шум и взрывы? Это только привлекает внимание и мешает работе. С местным «Доном Карлеоне» пытались объясниться, но он оказался совершенно невменяемым.

За несколько лет Пономарь настолько вошел в роль местного крестного отца, что совершенно потерял чувство меры и опасности. Тогда его подставили. Просто, красиво и эффективно. Без погонь, стрельбы и взрывов.

Пономарь сам пришел в милицию, когда был арестован его подельник Олег Трусов. Трусов пытался вывезти самолетом около 15 килограммов драгметаллов, но был задержан. Тогда-то в милицию лично заявился Вячеслав Пономарев и не долго думая предложил за освобождение друга 15 тысяч долларов. Милиционеры оказались несговорчивыми, и Пономарь совершенно неожиданно для себя оказался на нарах по обвинению в попытке дачи взятки. В отсутствие лидеров группировка оказалась нежизнеспособной, а сам Пономарь на много лет потерял свободу.

После увольнения Пономаря бизнес по хищению металлов встал на более рациональную основу. По информации начальника Сибирского УВД на транспорте ежегодный объем хищений продукции Комбината примерно равен 200 миллионам долларов США, то есть около 4% продукции Комбината разворовывается. По крайней мере, такие цифры прозвучали в его интервью для прессы.

Выглядит все очень странно. То, что продукцию продолжают воровать – знают все. Но ведь проблемы две. Надо не просто украсть, надо вывезти похищенное на материк. Путей два – аэропорт «Алыкель» и Дудинский морской порт. Есть информация и о более экзотических каналах – на вездеходах до Тюменской области или моторными лодками вверх по Енисею.

Но основные каналы – порты – морской и воздушный. Казалось бы, что перекрыть их несложно.

В Норильске существует несколько организаций, которые призваны бороться с хищениями драгоценных металлов. Это УВД, РУБОП, Сибирское УВД на транспорте, Налоговая полиция, Федеральная служба безопасности, ДЕБИР – служба безопасности Комбината. Всего это несколько тысяч человек.

Но хищения продолжаются. Время от времени похищенную продукцию находят и возвращают на Комбинат. Но дела в отношении конкретных организаторов и исполнителей до суда не доходят, никого не осуждают. Получается игра в одни ворота. Риск – минимальный, прибыль – баснословная. Почему бы и не рискнуть? Если максимальное наказание – просто увольнение с работы.

По некоторым оперативным данным хищениями металлов занимаются те же группы, под которыми находится наркобизнес.

Наркотики

В последние годы наркобизнес в Норильске стремительно пошел в гору. Количество наркоманов резко увеличилось. Местные особенности – увеличение доли тяжелых наркотиков и резкое омолаживание наркоманов. Около 80% процентов наркоманов потребляют героин, около половины становятся наркоманами в несовершеннолетнем возрасте. Практически весь норильский героин имеет афганское происхождение. После изготовления в лабораториях, контролируемых движением Талибан, героин через Таджикистан поступает в Россию, затем в Норильск. Наркокурьеры используются редко, наркотики перевозятся вместе с продуктами питания, в основном с овощами и фруктами. Хочешь узнать, кто контролирует потоки и оптовые продажи наркотиков в Норильске – посмотри, кто контролирует рынки, товары на которые поставляются из Средней Азии.

Всплеск наркомании возник благодаря агрессивному маркетингу на этом рынке криминальных услуг. После того, как клиент, исчерпав свои денежные средства, приходит просить наркотик в долг, ему делается стандартное предложение: приведи к нам еще одного покупателя, будешь получать за его счет. Да как так можно? Это же подло! Может и подло, но тебя самого первый раз укололи как раз по этой причине, и твой друг получал с нас комиссионные, – таков стандартный ответ. Поэтому перед каждым, севшим на иглу, очень скоро возникает вопрос: что делать? Денег нет. Наркотик нужен. Девушки в этой ситуации стандартно идут на панель, мальчики совершают кражи или грабежи, но большая часть наркоманов становится дилерами наркосети и ради дозы героина втягивает в наркоманию своих знакомых и друзей.

Лучше всего это получается у подростков.

Получается пирамида. Или как сейчас стало модно говорить, развивается сетевой маркетинг.

Побочные эффекты такого сетевого маркетинга – распространение СПИДа и смерть от передозировок.

При чем тут СПИД? Дело в том, что одной стандартной дозы обычно хватает на 3–5 человек, ее разводят в одном шприце и отмеряют по кубикам. То есть инъекции делаются одним шприцом по очереди. Наиболее продвинутые наркоманы меняют иглы, но это спасает не всегда. Очень высока вероятность того, что кровь из вены попадет в шприц и достанется следующим. В день по два укола – более 700 уколов в год. Вероятность заражения очень велика. Когда в районе Черемушки Красноярска в феврале 2001 года у наркоманов, которые приучены к бесплатной раздаче шприцов, взяли пробы на СПИД, оказалось, что более 25% из них — инфицированы. Кстати, в Красноярске район Черемушки — это то место, откуда началась не только массовая наркомания, но и массовая проституция. В Норильске подобные тесты массово не проводились.

Проблема передозировки состоит в следующем. Наркоторговцы, их дилеры или наркоманы-посредники всеми силами стремятся урвать свою долю порошка или прибыли. Очень часто героин смешивают с крахмалом, мукой, другими нейтральными наполнителями. Поэтому наркоман никогда точно не знает, сколько граммов героина он в действительности потребляет. Тем более что по объективным причинам размер необходимой наркоману дозы постоянно растет. Возникает ситуация, когда после нескольких доз разбавленного героина случайно приобретается неразбавленный «честный» препарат. В нем героина оказывается больше, но именно это и вызывает смерть.

По официальным данным на апрель 2001 года в Норильске зарегистрировано около четырех тысяч героинозависимых наркоманов. Но специалисты убеждены в том, что официальные цифры занижены в 5–7 раз. Их расчеты основаны на том, что по статистике регистрируется 15-20% от действительного числа наркоманов. То есть в Норильске проживает от 4000 до 250000 наркоманов, потребляющих героин. Каждый наркоман ежедневно делает две инъекции и тратит на это по 300 рублей в сутки. Ежедневно в Норильске продается и покупается наркотиков на сумму от 1 200 000 до 7 500 0000 рублей, в год доход от продажи героина составляет, соответственно, от 440 миллионов до 2 миллиардов 700 миллионов рублей, или от 14 до 90 миллионов долларов. Эта цифра в настоящее время составляет от 3 до 19% размера годового фонда заработной платы всех работников Комбината.

Поэтому у организованной преступности упрощается еще одна организационная проблема – перевозка наличных средств. Значительная часть денег на оплату похищенного метала получается на месте – в Норильске, за счет реализации героина. Что дает значительный дополнительный финансовый эффект – ведь приобретается героин по оптовым ценам, а продается по розничным.

Наркомафия чувствует себя в Норильске достаточно спокойно и уверено. Она организована, имеет надежное прикрытие и стремительно развивается, не позволяя своим менеджерам светиться, участвовать в скандалах и разборках.

Если вас потребуется убрать – будьте уверены, это будет сделано, и не наркоманом, а профессионалом, без лишних криков, шума и пыли.

Еще и похоронят за свой счет.

Проституция

Проституция в Норильске начала активно развиваться с начала девяностых годов. В отличие от других российских регионов, здесь она изначально носит организованный характер. А как иначе? Климат не тот, на улице не постоишь в ожидании клиента – замерзнешь. Поэтому все организовано в систему. Захотел клиент девочку – взял газету О-кей, а в ней два – три десятка телефонов в разделе «Досуг», звони и выбирай. Цены везде одинаковые – 1000 рублей в первый час, далее скидки. Как во всем цивилизованном мире. Совершенно открыто публикуются не только объявление о предоставлении услуг, в каждом номере есть предложения от фирм для девушек. Девушкам предоставляется работа, зарплата и жилье. Только знай себе – ложись под клиента.

Это открытость для многих становится решающим фактором. Раз пишут в газетах – значит это не позорно, а выгодно, почетно и перспективно. Тем более, что и в российских и американских фильмах показывают иногда романтическую жизнь проституток. А деньги нужны, например, для получения образования. Но однажды попав в эту среду в абсолютном большинстве случаев девушка перестает принадлежать самой себе и на всю оставшуюся жизнь теряет социальный статус, перспективы и здоровье. Получая в обмен надломленную психику, хронические заболевания и бесплодие.

В духе современного высокотехнологического времени делались попытки продавать услуги проституток и через Интернет. Некоторое время назад один товарищ, зовут которого Вадим Тарасов, на своем сайте «Весь русский север» организовал специальный раздел под названием «Жасмин», в котором все желающие могли не только узнать про цены, но и посмотреть на фотографии предлагаемых жриц любви. Кроме того, предоставлялся широкий выбор российских и зарубежных порнографических фильмов. Сгубила эту затею гордыня, что характерно. Представители сексуальных меньшинств часто для компенсации своего ощущения неполноценности пытаются проявить себя как политики или народные трибуны. По этому пути пошел и наш герой. Тарасов попытался посредством Интернета войти в большую политику, первоначально он ограничивался призывами к местным властям о легализации проституции, затем стал предлагать отдельным доверчивым политикам услуги по раскрутке их политического имиджа. Максимум, чего достигла его политическая карьера,- размещение статей в поддержку бывшего губернатора Таймыра Неделина. Что Неделину было тут же предъявлено политическими конкурентами. Затем Тарасов попытался заступиться за поруганные права сексуальных меньшинств. Но этого уже не потерпела крыша.

Вот так, благодаря гордыне одного излишне эмоционального бисексуального менеджера, проституция в Норильске пошла мимо Интернета.

Но и без Интернета бизнес этот достаточно прибылен. Давайте посчитаем вместе. В Норильске стабильно работает около 25 фирм, предоставляющих услуги проституток. В них ежедневно на работу выходит в среднем по десять девушек, каждая из которых в среднем обслуживает трех клиентов. Умножаем 25 фирм на 10 девушек и 3 клиентов, получаем ежедневно 750 «трудодней». Но бизнес этот не всегда стабильный, в выходные заявок больше, по понедельникам – меньше, поэтому доход организованной проституции в Норильске колеблется от 700 000 до 900 000 рублей ежедневно, в год это составляет сумму около 300 миллионов рублей или 10 миллионов долларов. Естественно, что с нее не платятся налоги, не делаются отчисления в пенсионные фонды, не взыскиваются профсоюзные взносы.

Всего в Норильске проживает около пятисот девушек, для которых проституция является основным источником дохода, еще примерно полторы тысячи подрабатывают в этой сфере время от времени.

Причины успешного развития этого бизнеса на юге Таймыра – высокая платежеспособность потенциальных клиентов и высокий уровень наркомании. Более половины девушек – проституток наркоманки, из них абсолютное большинство потребляют героин. Специфика профессии требует приличного внешнего вида и инъекции стараются делать в нетрадиционные места — под язык, в вены на голове.

Бизнес по продаже женщин отлажен четко. Демпинговых цен, в отличии, например, от бизнеса по предоставлению такси (кто-то 40, рублей, а кто-то 50) не существует. У всех одна цена –за один час работы девушки, в апреле 2001 года она составляла 1000 рублей или около 30 долларов.

Если доллар вырастет или изменится платежеспособный спрос — новые тарифы одновременно вступят в действие на всей территории Норильского промышленного района.

Рэкет, другие виды организованной традиционной преступности

Рэкет в Норильске особенно не прижился, после того, как с приходом новой команды на Комбинат в 1997 году началось повсеместное наступление на явных уголовных элементов, этот вид бизнеса особой популярностью пользоваться перестал.

Отдельные хозяйские (традиционно-уголовные) группировки существуют, авторитеты есть, но погоды они не делают и свое место знают.

Практически отсутствуют организованные группы по угону и перепродаже автотранспорта. Город маленький, куда угонять? Не в тундру же?

2. Организованная «цивилизованная» экономическая деятельность

Наиболее известной в определенных кругах является теневая экономическая группировка АЛИ или Александровича Лазаря Израилевича.

Лазарь Израилевич родился в 1937 году в городе Минске, но его карьера неразрывно связана с Норильском. До 1994 года он работал начальником специализированного строительного управления НГМК, затем, после небольшего перерыва стал заместителем генерального директора Комбината.

И друзья, и враги Александровича признают его сильные качества – ум, изворотливость, умение входить в доверие и использовать других людей в своих интересах. Эти качества дополняются цинизмом, полным отсутствием чувства благодарности к тем, кто ему помогал, способностью извлекать наживу из любых потенциальных ситуаций.

Личное состояние, по оценкам самого Александровича в 2000 году оценивалось в 40 миллионов долларов, владеет недвижимостью в Норильске, Москве, Подмосковье, США (дом в Нью-Джерси). Основу финансового благополучия составили финансовые операции, проведенные в момент кризисного положения Комбината.

В 1994 г. Александрович лично возглавил совместное Российско-Хорватское предприятие “Нортех”, учредителями которого выступали СУС НГМК и строительное предприятие “Техника” (г.Загреб, Республика Хорватия), осуществлявшее строительство объектов гражданского назначения в Норильском промрайоне – городскую больницу “Оганер”, здание финансового центра во дворе Управления НГМК, спорткомплекс, жилые дома и т.д. Впоследствии СП “Нортех” было перерегистрировано со всем имуществом НГМК в уставном капитале в индивидуальное частное предприятие, собственником которого стал Александрович Л.И.

Начиная с 1995 г. г-н Александрович, в контакте с бывшим руководством НГМК активно, “на взаимовыгодной основе”, заключал контракты на поставку товарно-материальных ценностей и продуктов питания на кабальных для Комбината условиях. Кроме того, “Нортех” активно участвовал в реализации готовой продукции НГМК за рубежом, которую получал на реализацию от АООТ “Норильскгазпром”, а также по взаимозачету с Комбинатом по минимальным ценам. Таким образом, “Нортех” стал объектом внешнеэкономической деятельности, неконтролируемым со стороны НГМК. Только в 1995 г. и за 4 месяца 1996 г. через “Нортех” было реализовано готовой продукции по себестоимости Комбината на сумму около 200 млн. долларов США. В результате искусственно созданных долгов, ИЧП “Нортех” стало крупнейшим кредитором Комбината. Например, чего стоит беспрецедентное подписание “компенсации” “Нортеху” в сумме свыше 8 млн. руб. за допущенные строителями УС незначительные отклонения от горизонталей и вертикалей стен строящегося банка или завоз некондиционной краски и мастики на сумму свыше 3 млн. руб.

Смена руководства НГМК развязала г-ну Александровичу руки в вопросах направления в арбитраж исковых заявлений о возмещении Комбинатом искусственно созданной задолженности. Ввиду отсутствия средств на расчетном счете, погашение долгов производилось собственностью НГМК и частью получаемых платежей от реализации услуг населению.

По возвращении на Комбинат, являясь дальновидным, грамотным и неординарным хозяйственником, г-н Александрович постарался создать о себе представление как о человеке, искренне заботящемся о благополучии ОАО «Норильский Комбинат». Особенно он преуспел на ниве различных этапов реструктуризации, в процессе которых проявлял свойственную ему изобретательность, а также безразличие и безжалостность к судьбам отдельных людей и коллективов. Откалываемые от Комбината куски или реформированные подразделения он нередко брал под свою опеку, создавая из них собственные либо контролируемые частные предприятия.

В период руководства СП “Нортех”, в целях минимизации налогообложения, Александрович создал целый ряд подконтрольных предприятий строительной индустрии на период действия льгот: СТ “Почин”, ТОО “Борисфен”, ТОО ПКФ “Орезон”, ООО “Крытый полигон”, ООО “Факториал”, ООО “Жилист”, ООО “Фунсор”, ООО “Норддеревопром”, ООО “Деревопром”, а также несколько торговых предприятий: ИЧП “М+”, ООО “Полярное”, ООО “Нова-Импорт”. Позже к ним добавились ООО “Энерготех”, ООО “Объединение коммунальников”, ООО “Нордсервис”, ООО “Оганер-комплекс”, ЗАО “Торговый дом Медведь”, ООО “Партнер-Сервис”, ООО Гольфстрим (г.Сергиев-Посад Московской области), ООО “Севэнерго”, ООО “Компания-ИТС”, ООО “Североторг” (3 последних зарегистрированы в г. Дудинке) и ряд других. В настоящее время часть из них прекратили существование, часть активны, а некоторые ждут своего часа.

Особое место в достижениях АЛИ занимают вопросы передачи основных фондов Комбината в собственность или в аренду собственным фирмам. В «Норильскбыте», за символическую плату (по стоимости строительных материалов) передано в ООО «Коммунальников» строение по адресу ул. Ленинградская 3 «А».

Под предлогом выплаты «Нортеху» кредиторской задолженности ОАО «Норильский Комбинат» было организовано ООО “Североторг”, учредителями которого выступили ИЧП “Нортех”, НГМК и ДХО “Норильскторг”. Впоследствии часть уставного капитала “Нортеха” была “выкуплена” посредством передачи собственности – складов ДХО “Норильскторга” в г.Красноярске. Сумма сделки в мае 1998 года была оценена в размере 13.855.770 руб., в то время как балансовая стоимость зданий составляла в 1992 году — 36.905.000 рублей, в мае 1998 –28.490.627 руб.

В настоящее время деятельность группы Александровича наиболее заметна в двух областях – торговле и строительстве.

Торговля.

Специализация идёт как по оптовой, так и по розничной торговле. Первую представляют ООО “Партнер-Сервис”, ООО «Фирма Нортон», ООО Гольфстрим.

«Нортон» и «Гольфстрим» являются крупнейшими поставщиками продуктов питания в столовые на предприятиях НГМК.

Розничная торговля Александровича и сына представлена, в основном, фирмами ООО “Полярное”, ЗАО “Торговый том Медведь”, базирующихся соответственно в магазине “Полярный” (полученном фирмой в собственность за реконструкцию на средства НГМК здания жилого дома), на торговом рынке (также частично профинансированном Комбинатом) по адресу пл. Металлургов, 23-А (при его открытии была проведена акция по вытеснению предпринимателей с территории Норильского городского рынка), в ресторане «Медведь», в летних мини-рынках и кафе.

В чем вред простым норильчанам от деятельности Александровича? Подумаешь – «нагрелся» во тяжелые для Комбината времена. Не он один … Вред гораздо более значителен, чем может показаться.

Дело в том, что группа Александровича смогла взять под свой контроль организацию коммерческих морских перевозок в Норильск. Это дает ей возможность влиять вцелом на политику образования цен на продукты питания всего Норильского промышленного района. Это наиболее очевидно при рассмотрении вопросов по организации тендеров (конкурсов) по поставке продовольствия для рабочих столовых Комбината. В числе победителей всегда есть фирмы Александровича – тот же «Нортон» и «Гольфстрим». Обеспечивается это тем, что интересы Александровича лоббируют профсоюзные чиновники, которые играют ведущую роль в организации тендеров, а ближайшие конкуренты не допускаются посредством срыва сроков их поставок, поскольку конкурентоспособные цены могут существовать только при поставках морем. В результате рабочие платят больше, профсоюзные лидеры имеют свой процент, а фирмы Александровича получают сверхприбыль.

Другой лакомый кусок – строительные и ремонтные подряды в Норильске. Но для того, чтобы его получить, — нужны свои люди во власти. Для тех, кто знает историю семьи Александровича, не составит особого труда увидеть среди кандидатов нового горсовета людей, имеющих отношение к семье Александровича, это Цырульник, Рохимов, Бородатый, Андреев, Узарашвили.

Все эти люди, вероятно, получают от Александровича известного рода поддержку. И у них очень неплохие политические шансы.

По подсчетам экспертов общая прибыль от деятельности группы Александровича в Норильске в 2000 году составила сумму от четырех до пяти с половиной миллионов долларов. Значительная часть доходов, вероятно, была скрыта от налогообложения.

В Норильске существуют и другие теневые экономические группировки, но их масштаб на порядок ниже масштаба группировки Александровича.

3. Теневые группы нетрадиционной ориентации

Существует в Норильске свой феномен, оставшийся в наследство от застойных советских времен. Называется этот феномен – профсоюзы. Вернее, не сами профсоюзы, а та надстройка (опухоль, мафия, нарыв), которая выросла над профсоюзным движением. На Комбинате работает 72 тысячи человек, из них около 60 тысяч пока еще состоят в профсоюзах. Средняя зарплата работника Комбината составляет 19 500 рублей в месяц. Взнос в профсоюз составляет 1% от заработной платы. Очень не сложно, поэтому, подсчитать какие деньги находятся в руках профсоюзных боссов.

Месячный объем зарплаты всех членов профсоюза равняется 1 миллиард 170 миллионов рублей (19500 рублей умножить на 60 000 работников).

Годовой фонд зарплаты будет в двенадцать раз больше, то есть 14 миллиардов миллионов рублей.

А один процент, равный размеру членских профсоюзных взносов за год, составит 140 миллионов рублей или примерно 4,7 миллионов долларов.

Так вот именно сто сорок миллионов рублей – таков размер доходной части бюджета профсоюзов Комбината. Итак, куда уходят 140 миллионов рублей?

На эти деньги можно в течение года содержать дополнительно 600 человек, выплачивая им среднюю зарплату Комбината или купить тысячу новых автомашин, или обеспечить оплату обучения и стипендии по 2000 рублей в месяц для четырех тысяч студентов в лучших ВУЗах России. Да что в России, можно обучать тысячу студентов в университетах США или Европы.

Может быть, эти деньги тратятся на первичные профсоюзные организации?

Нет. Практика оказания материальной помощи, оплаты путевок и льготного питания за счет профсоюзных денег осталась во временах Брежнева и Горбачева.

Тогда — где же эти немалые деньги? Никто говорить не хочет, все покрыто мраком. Профсоюзов несколько, у каждого свои тайны. Но кое – что выяснить можно.

Во-первых, все профсоюзные чиновники получают очень неплохие зарплаты.

Это понять можно. Деньги хотят получать все. Но в отличие от депутатов горсовета, профсоюзные лидеры имеют возможность бесконтрольно тратить на себя любые суммы. Вполне законно.

Во-вторых, часть суммы тратится на отчисления в разные важные организации, как то:

1. Профсоюз работников Кобальто-никелево-платиновой промышленности;

2. Межрегиональное объединение профсоюзов (МОП) РАО Норильский никель;

3. Всероссийскую конфедерацию труда;

4. Объединение профсоюзных организаций ГМК;

5. Федерацию профсоюзов ГМК;

6. Профсоюз горняков ГМК;

7. Профсоюз металлургов.

Вот эта статья расходов непонятна совершенно. Теоретически у профсоюзов могут существовать две группы проблем в деле защиты рабочего движения. Первая связана с законодательством Российской Федерации и федеральной властью, вторая с отношениями с единым руководством Комбината.

Никакого реального влияния в современной России все эти объединения на федеральную законодательную, а тем более исполнительную власть оказать не могут. С тем же успехом можно было создать отделения норильских профсоюзов в Африке, Австралии или на луне. Далеко, красиво, дорого, но толку — никакого. Зато можно ездить в заграничные командировки или летать в космос…

Вторая группа вопросов – отношения с администрацией Комбината. Но для их решения давно предлагался простой вариант – единый профсоюзный орган. Или один небольшой, но профессиональный коллектив из юристов, экономистов и секретаря.

Но – нет. Это профсоюзной элите не подходит, и возникает третье направление расходования средств – собственные аппараты.

Профсоюзы имеют неплохие офисы с евроремонтом, служебный автотранспорт, шоферов, секретарш, референтов, специалистов и прочих лиц, которые крайне необходимы для защиты жизненно важных интересов рабочего класса. Профсоюзные боссы играют в свою игру.

Внутри профсоюзов — «все как у взрослых» — издаются приказы, создаются отделы, которые возглавляют соответствующие начальники, проводятся планерки.

Только вот зачем все это?

Наличие свободного времени дает возможность активно заниматься истинно любимым делом — еще более увеличить собственные доходы.

До недавнего времени представители элиты профсоюза закупали подарки на новый год. Но в 1999 году это дело приобрело ярко выраженный скандально — криминальный характер, дело дошло чуть ли не до поножовщины, нанесения увечий и телесных повреждений. Так каждый хотел, чтобы именно он определял поставщиков и имел с них свою долю от объема продаж. Когда в запальчивости профсоюзные боссы начали обвинять друг друга в злоупотреблениях и факты злоупотреблений стали очевидными для всех, руководство Комбината решило, что закупать подарки будут соответствующие службы Комбината.

Еще профсоюзные лидеры закупают за деньги Комбината оздоровительные путевки и влияют на их распределение. Но этому процессу скоро может наступить конец: выяснилось, что закупать путевки профсоюзные вожди стремятся не у непосредственного поставщика услуг, а у фирм-посредников, которые могут достойно отблагодарить за проявленную заботу.

Одно из самых прибыльных занятий – участие в качестве членов тендерных комиссий при определении фирм-поставщиков продуктов для столовых или спецодежды. Деньги, естественно, выделяет Комбинат, а интересы народа отстаивают его профсоюзные избранники. Обычно в пользу клана Александровича или подобных уважаемых людей, которые знают, как найти подход к неподкупным и принципиальным слугам народа. Объем средств, которые распределяют на тендерах, составляет ежемесячно 35 миллионов рублей, в год, соответственно 420 миллионов рублей или 14 миллионов долларов.

Теоретически к тендерам допускаются все желающие. Но потом «чужие» фирмы «разводятся» и грамотно убираются. Делается это так. Для того чтобы продукты питания были конкурентоспособными по ценам, их надо доставлять морским путем. Наивная фирма-поставщик производит соответствующие расчеты и прикидывает, сколько она может получить прибыли. Затем товар закупается и делается попытка доставить его в Дудинку по морю. Вот тут-то и засада. Контейнера конкурентов задерживаются. Происходит срыв сроков поставок, тендерная комиссия предъявляет претензии по срокам, фирма из списков участников тендера вычеркивается.

Этот механизм достаточно хорошо отработан. Когда профсоюзы посчитали, что назойливые конкуренты группы Александровича не понимают правил игры и продолжают предлагать на тендере неприлично низкие цены, они постарались еще более усилить свое влияние на решение данных вопросов. Защитник народа из профсоюза Валерий Алексеевич Фомин разработал изменения порядка проведения тендеров, а другая защитница народа по имени Надежда Константиновна Филиппова донесла их до руководства Комбината. Выглядят предложения на первый взгляд красиво, но реально дают возможность бесконтрольно манипулировать заказами, отдавать деньги нужным фирмам и отваживать «законными способами» конкурентов от участия в тендерах.

Больше десятка профсоюзных деятелей стали в 2001 году кандидатами в Городской Совет Норильска. В Норильске у профсоюзов нет достаточного количества сильных конкурентов. Местная специфика такова, что сильные представительства общероссийских партий и движений в наличии отсутствуют.

КПРФ больше воспринимается как вторая команда КВН, веселящая народ рассказами о пролетариях -аборигенах из жаркой Африки. Достаточно неплохие шансы могут иметь некоторые представители Северной партии, созданной при непосредственном участии и поддержке Комбината. Но Комбинат явно недооценивает значение собственного политического влияния в Норильске.

Кандидаты от организованной преступности известны очень узкому кругу лиц, есть среди них и профсоюзные деятели и совершенно неизвестные широкой общественности лица. Но все они получают достаточную, хотя и не явную поддержку. Упор делается не на сегодняшний результат и массовость, а на раскрутку своих людей для дальнейшего продвижения во власть. Главное не результат, главное участие и получение конкретного опыта в конкретных выборных процессах. Это первые выборы в Норильском промышленном районе, когда организованная преступность начала продвижение своих людей в публичную власть.

FLB