Новый «визит к Минотавру»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Инструмент, якобы нашедшийся в Челябинске и проданный на аукционе Sotheby’s, возможно, 20 лет назад был украден в Свердловске

1193820558-0.jpg Растиражированная журналистами история о внезапном появлении на Урале скрипки работы Антонио Страдивари все больше походит на детектив. Между тем, поднявшийся ажиотаж позволил выйти на свет сюжету из реальной жизни, который, вполне вероятно, ляжет в основу экранизации на излюбленную тему.

В понедельник глава московского представительства аукционного дома Sotheby’s Михаил Каменский подверг критике сообщения как о том, что скрипка уже продана и, возможно, успела покинуть пределы России, так и о самом «всплытии» инструмента в Челябинске. Итак, по сообщениям информационных агентств конца минувшей недели, обнаружившаяся в Челябинске скрипка работы мастерской Антонио Страдивари, изготовленная в начале XVIII века, игравшая первую партию при дворе Людовика XVI и канувшая в небытие во времена Великой французской революции, была продана в Москве за немыслимые деньги – пять с половиной миллионов долларов. Если это действительно так, побит предыдущий рекорд, установленный в марте 2006 года, когда за скрипку Страдивари, пущенную с молотка, ее новый владелец выложил три с половиной миллиона долларов. В сообщениях не указано, когда, где и при каких обстоятельствах была продана «челябинская» скрипка, однако сообщается, что из пяти заявившихся на торги двое были россиянами, но раритет достался американцу. И несмотря на то, что закон запрещает вывоз подобных культурных ценностей из России, скрипка, по некоторым данным, уже находится за пределами нашей страны.

Между тем с самого начала высказывались сомнения не только в подлинности якобы теперь уже проданного инструмента, но и в том, что само сообщение о появлении скрипки Страдивари в Челябинске не является банальной журналистской «уткой». В понедельник сомнений стало еще больше. Генеральный директор компании «Sotheby’s — Россия и СНГ», известный искусствовед-аукционист Михаил Каменский впервые выразил недоумение по поводу ажиотажа вокруг некой «челябинской» скрипки. В коротком интервью «URA.Ru» г-н Каменский заявил, что с момента открытия в мае 2007 года в офис компании практически каждую неделю поступают предложения о продаже скрипок Страдивари, реже – не менее дорогих мастеров Амати и Гварнери. Но, как показали экспертизы, по правилам аукционного дома проводимые в Лондоне, за все это время аукциону Sotheby’s в Москве не был предложен ни один подлинник.

В любом случае, отметил директор, Челябинск относится к тем немногочисленным городам, откуда за последние месяцы вообще не поступало каких-либо предложений. Заявление Михаила Каменского имеет важное значение потому, что «Sotheby’s — Россия и СНГ» на сегодня является единственной зарегистрированной в РФ компанией, представляющей всемирно известные аукционные дома. То есть иных путей продажи скрипки просто нет. Правда, стоит отметить, что не далее как на прошлой неделе со ссылкой на администратора московского представительства аукциона Екатерину Свистову проходила совершенно противоположная информация – о том, что такое предложение действительно существует и сейчас по нему работают эксперты. Но сегодня и сама г-жа Свистова, и ее начальник выразили по всему этому поводу большое недоумение.

Как бы там ни было, именно эта интригующая история дала возможность выйти на свет другому детективному сюжету, благодаря которому мир, вероятно, еще не раз услышит о «Страдивари» с Урала. Оказывается, с 50-х годов прошлого века в другом уральском городе – Нижнем Тагиле, — возможно, действительно находилась скрипка работы великого итальянского мастера. «Находилась» — потому что в 1987 году скрипка бесследно исчезла в тогдашнем Свердловске, когда владельцы отдали инструмент на реставрацию. Об этом «URA.Ru» стало известно спустя 20 лет благодаря звонку читателя, чья мама, возможно, сама того не ведая, владела бесценным раритетом!

Эмилия Семеновна Миклашевская живет сейчас в обычной тагильской хрущевке, в компании трех кошек, преподавая математику в одной из городских гимназий. Вообще, по собственным словам Эмили Семеновны, у нее две страсти, сочетание которых редко кто не находит странным: математика и музыка. В детстве Эмилия брала уроки в музыкальной школе, по классу скрипки, и в 14 лет, по воле случая, стала обладательницей инструмента, забыть который не может до сих пор.

Все произошло, когда старший брат Эмилии решил жениться. Невесту он взял из подмосковного Александрова, а когда семьи знакомились, девочка впервые получила возможность сыграть на раритетной скрипке. Тогда же папа невесты, Николай Федорович, рассказал о ее происхождении. Оказалось, что в годы Первой мировой войны он на фронте познакомился с пленным итальянцем, который никогда не расставался с походным вещмешком. В нем-то и хранилась скрипка, которая, по словам итальянца, самое дорогое и ценное, что было в его жизни. Сам Николай Федорович, как вскоре выяснил пленный, не был далек от музыки, и итальянец сам часто просил его помузицировать. А когда раненому стало плохо, перед смертью он передал вещмешок со скрипкой своему русскому другу…

«Я бы не сказала, что инструмент звучал как-то особенно звонко, но даже я в своем возрасте и с небольшим опытом музыканта могла понять, что его звучание намного отличалось от звучания всех скрипок, которые мне уже приходилось брать в руки», — вспоминает свои ощущения от первого знакомства Эмилия Семеновна. По ее словам, она ни за что бы не решилась попросить подарить ей инструмент сама. Но уговорила впоследствии родителей сесть за написание письма Николаю Федоровичу. Николай Федорович возражать не стал, и так скрипка оказалась в Нижнем Тагиле.

Сколько раз Эмилия Семеновна брала инструмент в руки, она не помнит. Но, по ее словам, до сих пор держит в памяти каждую особенность скрипки. Как лежат волокна по обечайке, в каком месте жук-древоточник подпортил нижнюю деку. Если заглянуть внутрь скрипки через эфу, можно увидеть полоску, по которой готическим шрифтом выведены две строчки. Их Эмилия Семеновна и сейчас с легкостью воспроизводит по памяти: ANTONIUS STRADIWARIUS KREMONENFIS. ANNO FAHIGAT 17хх. Последние две цифры в дате Миклашевская тоже помнит хорошо, но предпочитает держать в секрете после того, как двадцать лет назад скрипка пропала.

Это произошло, когда хозяйка инструмента решилась на его реставрацию. Через знакомых и знакомых знакомых вышла на некоего Фомина Александра Георгиевича, которого ей рекомендовали как скрипичного мастера из Свердловской областной филармонии. Самого мастера Эмилия Семеновна в глаза не видела – по наивности передала ему инструмент через третьи руки. С Фоминым она разговаривала только по телефону, когда тот уже успел познакомиться со скрипкой. Чрезвычайно взволнованным голосом мужчина поинтересовался: «Да откуда у вас этот инструмент?! Это же настоящий Страдивари!»

Когда хозяйка скрипки вкратце поведала ее историю, мужчина предупредил, что реставрация займет немало времени и потребует серьезной оплаты… Найти мастера по имевшемуся номеру телефона в Свердловске Эмилия Семеновна попыталась только через год. Ей это не удалось. Подумав, что это, возможно, какое-то недоразумение, она через некоторое время попыталась снова… Потом Миклашевская посмотрела экранизацию известного детектива «Визит к минотавру». И, наконец, поверила в то, во что верить никак не хотела, — скрипку, бесценный для нее подарок Николая Федоровича, украли.

Обращаться в правоохранительные органы тогда Эмилия Семеновна не стала, о чем сейчас сильно жалеет. На руках у нее – телефонный номер двадцатилетней давности, который с тех пор, вероятно, не раз менял владельца и к тому же претерпел перевод в семизначную нумерацию. На просьбу корреспондента «URA.Ru» позвать к телефону Александра Георгиевича на том конце ответил женский голос: «Ошиблись номером».

Попытка разыскать Фомина через предполагаемое место работы – областную филармонию – тоже пока ни к чему не привела. В отделе кадров филармонии нам заявили, что такого работника в штате нет и, более того, не припоминается, что когда-либо вообще был. Архив учреждения устроен таким образом, что получить данные о бывших сотрудниках можно только по двум датам – году поступления на работу и году увольнения. В списке дел за 1987 и 1988 годы, когда, как можно было бы предположить, Александр Фомин решил уволиться и «потеряться» с украденной скрипкой, человека с такой фамилией тоже не нашлось. Не смогли помочь и в обкоме профсоюза работников культуры. И пока это все, к чему пришло «URA.Ru» в собственном расследовании, поэтому с радостью примет любую информацию о разыскиваемом человеке.

Когда Эмилия Семеновна услышала по радио о якобы объявившейся в Челябинске скрипке Страдивари, перед ней мелькнула надежда. Есть вероятность, что в найденном раритете удастся опознать пропавший 20 лет назад инструмент. Теперь надежды заволокло туманом, которого вокруг «челябинской» находки становится все больше. Впрочем, заявление представителя аукционного дома владелицу потерянной скрипки тоже обнадежило. Раз никакой продажи не было, есть шанс, что инструмент пленного итальянца по-прежнему где-то рядом.

Оригинал материала

«URA.ru» от origindate::31.10.07