Новый Кожин. Кожокин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Происхождение героя: питерец и комсомолец

Новые символы государства при Владимире Путине: двуглавый орел, трехцветный флаг, гимн Советского Союза, а столица государства - Санкт-Москва.
Какую биографию крупного кремлевского чиновника "эпохи Путина" ни посмотришь, все одно: даже если ему не повезло родиться "на брегах Невы", то жил и работал он все равно в Ленинграде-Петербурге. Не исключение и Владимир Игоревич Кожин.
Он родился 28 февраля 1959 года в Челябинской области, в городе с красивым названием - Троицк. Питерским же стал по окончании средней школы, когда в 1976 году поступил в Ленинградский электротехнический институт имени В.И. Ульянова-Ленина на электрофизический факультет. Учился Владимир Кожин хорошо и вел очень активный общественный образ жизни: входил в совет студенческого общежития, был редактором институтской стенгазеты, где описывал институтские будни и стройотрядовскую романтику. Сам два раза ездил на заработки в составе ССО, так что мог на собственном примере заниматься пропагандой и агитацией общественно полезного труда учащихся.
В 1980 году представителем от своего электротехнического института Кожин вошел в районный штаб ВЛКСМ Петроградского района (ЛЭТИ находится на Петроградке, как называют этот район горожане).
В 1982 году Владимир закончил институт и получил специальность инженера, защитив диплом по теме: "Импульсные характеристики высоковольтных транзисторов на основе слаболегированного арсенида галлия". Но комсомольский штаб заранее определил дальнейшую судьбу рядового члена молодежной организации Владимира Кожина. По окончании вуза он распределился в районный комитет ВЛКСМ и стал инструктором, а затем и заведующим отделом.

Лоббист-общественник

Работать по специальности Владимиру пришлось уже после распада ВЛКСМ: он устроился инженером в НПО "Азимут", которое, правда, через несколько лет, как и Всесоюзный ленинский комсомол, тоже развалилось. А в то время, пока научные сотрудники дышавшего на ладан объединения занимались корабельным оборудованием, Владимир Кожин "выбил" себе стажировку - и не куда нибудь, а в Федеративную Республику Германию.
Замечено, что лидеры молодежных организаций, ставшие сейчас элитой отечественного бизнеса и политики, после ликвидации комсомола часто находили себя на ниве внешнеэкономической деятельности. Участь сия не миновала и Владимира Кожина.
Вернувшись из ФРГ, он для начала создал в НПО никогда там не существовавший отдел внешних связей. В начале 90-х в городе на Неве как грибы росли совместные предприятия, и Владимир Игоревич также учредил собственное СП. Солидных, по-настоящему западных партнеров Кожину найти не удалось, - сотрудничать с "Азимутом" решились только поляки, и так появился "Азимут Интернейшнл", который, кстати, тоже прекратил свое существование. Чем занималось это предприятие, сейчас уже практически никто и не помнит - зато питерцы говорят, что сам Кожин руководителем был неплохим.
Депутат Госдумы, вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова рассказывает: "Володю Кожина я знаю давно. Он в свое время довольно успешно занимался бизнесом, который построил не на близости к власти (как многие тогда делали), не на использовании административного ресурса, а на собственном умении работать и четко организовывать дело". В 1993 году, когда в стране зрел очередной политический кризис, Владимиру Кожину предложили возглавить ассоциацию совместных предприятий. Это был своеобразный клуб по интересам, где собирались руководители первых отечественных СП и жаловались друг другу на свою горькую судьбу. Бывший руководитель ассоциации Геннадий Володченко полагал, что этой полезной общественной организации скоро придет конец, и решил от дел отойти (сейчас он торгует швейцарскими часами в салоне "Престиж"). Никто из директоров более-менее крупных предприятий не хотел заниматься малополезной общественной работой, и организацию поручили бывшему общественнику и комсомольцу Владимиру Кожину.
Первое, что решил сделать в ассоциации Кожин, - провести в Петербурге съезд предпринимателей, пригласив все совместные предприятия страны, а заодно и представителей зарубежных компаний. Форум пришелся аккурат на октябрь 1993 года, и, конечно, никто из зарубежных инвесторов в северную столицу не поехал, так как все смотрели по телевизору расстрел Белого дома. Кожин понял, что времена общественных организаций прошли, и решил с помощью ассоциации лоббировать интересы компаний с иностранным капиталом.
Рассказывают, что первый успешный опыт он получил в компании "Отис Элевейтор". В 1991 году американцы наладили в Петербурге сборочное производство своих лифтов, а через год российское правительство обложило компанию сумасшедшими налогами.
Чтобы избежать оплаты НДС, которых набежало к тому времени $2,5 млн., нужно было специальное постановление правительства России. Вот его-то и "пробивал" Владимир Кожин. В борьбе за дело американских бизнесменов он сблизился с заместителем мэра, руководителем межведомственной комиссии по делам предприятий с иностранными инвестициями Владимиром Путиным.
После совместной плодотворной работы (индульгенцию от уплаты НДС "Отис Элевейтор" все же получила) Кожин при помощи и активном участии Путина помог еще одной иностранной компании -- "Ротманс Тобакко" была в эксклюзивном порядке освобождена от уплаты налогов на ввоз оборудования. Каким образом это получалось, участники выгодных сделок вряд ли расскажут. Дотошные питерские депутаты еще во времена Собчака пытались уличить его первого заместителя в должностной нечистоплотности, но, как известно, ничего доказать не смогли.
В 1994 году по рекомендации Путина Владимира Кожина назначают руководителем Северо-Западного центра Управления валютного и экспортного контроля. Перед тем как занять начальственное кресло, Кожин повысил уровень квалификации и закончил Академию внешней торговли.
После отъезда Путина в Москву в столицу потянулся табор питерских чиновников. Вскоре и Владимир Кожин переехал с семьей в первопрестольную, возглавив федеральное Управление валютного контроля.
Поначалу, говорил Кожин, пришлось пережить нелегкий период адаптации, на душе было грустно и скверно. Полная смена обстановки, отрыв от близких не проходит безболезненно.
Жена Кожина - стоматолог, первоклассный врач. К ней ходили все, кого сейчас принято называть "питерской группировкой". Самый весомый их аргумент: "Уж к плохому бы мы не пошли".

Две минуты раздумья

Работа в федеральном Управлении валютного контроля, по словам самого Кожина, была, скорее, приближена к деятельности спецслужб: имела очень узкую направленность и была связана с борьбой против незаконных валютных операций и отмывания доходов. Правда, на этом месте Владимир Игоревич долго не задержался. Через несколько месяцев последовало предложение Путина возглавить Управление делами президента. Для Кожина, как он сам признавался, это было неожиданностью, но раздумывал он недолго, всего две минуты.
Предшественник Кожина Пал Палыч Бородин считался хорошим хозяйственником и очень гордился, что всю жизнь занимался одним делом. Кожин занимался разными делами, далеко не всегда связанными с хозяйственной деятельностью, поэтому у некоторых это назначение вызвало удивление. Ведь все остальные президентские соратники, товарищи-питерцы, пристроены, что называется, "по профилю".
Людмила Нарусова считает, что "во всяком случае, Кожина можно назвать очень надежным". Во многом благодаря именно этому президентский выбор пал на Владимира Игоревича.
"А что удивляться, - сказал один из приближенных Кожина, - у нас все назначаются исключительно по уровню личных отношений".
В ведение Кожину досталась поистине империя. Кремль, Белый дом, около трехсот офисных зданий в Москве, дачные комплексы в Подмосковье, множество санаториев, пансионатов, недвижимость государства за рубежом, авиакомпания "Россия" и, конечно же, президентские резиденции. Это не считая множества бытовых объектов: медучреждений, ателье, химчисток и пищевых комбинатов.
После множества ревизий выяснилось, что под вывеской управления делами президента были зарегистрированы сотни фирм и фирмочек, занимавшихся совершенно "непрофильными" для такой серьезной структуры делами: разведкой недр, продажей нефти, леса и цветных металлов. С наследством стали расставаться.
Хозяйство на голову управляющего свалилось хлопотное, а потому без проколов не обошлось. В самом начале своей деятельности ему достаточно долго - пять месяцев - не удавалось организовать профилактический ремонт и замену двигателей президентского самолета "Ил-96" - что, по инструкции, давно назрело. Путин совершал перелеты на "Ту-154", но, как рассказывают, терпел и Кожина не корил.
На всех, кто с ним знакомится, управделами президента производит достойное впечатление. "Аккуратный, исполнительный и порядочный" - так говорят его знакомые под запись.
"Никакой", - добавляют они в неформальных беседах.
Один товарищ, приближенный к питерской группировке и знакомый с Кожиным, пояснил: "Володя - человек, мягко говоря, несмелый. За все эти два года, что он работает управделами, он никому не сделал ни одной дачи, ни одного пансионата. Я имею в виду совершенно законные, легальные способы, ну хотя бы ту же аренду госдач на Рублево-Успенке. Он даже разговаривать на эти темы боится".
Особенно не жалует Кожин журналистов, потому что они постоянно сравнивают его с Бородиным.

Экспроприатор

В отличие от своего предшественника, Кожин действительно ведет достаточно замкнутый образ жизни. На работу приезжает к девяти часам утра, к девяти вечера возвращается домой. Светской жизни Владимир Игоревич избегает, изредка только ужинает с друзьями в ресторане. В правильной компании и в правильном месте, как говорят, не прочь выпить, отлично играет в бильярд, ну и, конечно же, катается на горных лыжах. Причем оценивает свое мастерство на одном уровне с умением Путина, замечая, впрочем, что президент в последнее время в катании заметно преуспел.
Все свои действия управделами сверяет с позицией президента. Но, как говорят, особыми успехами управление делами похвастать не может.
"Успехи, наверное, какие-то есть, но до общественности они не доходят. Самые заметные, пожалуй, акты экспроприации", - шутливо говорит один из знакомых Кожина. В свое время при Бородине очень активно отдавали в собственность частным лицам подмосковные государственные дачи, землю. Пришел Кожин и все вернул. Люди перепугались и сами стали возвращать".
Насчет всего - большой вопрос, но вот Кремль новый управделами и правда экспроприировал. 7 апреля Владимир Путин подписал указ N392 о передаче на баланс Управделами целого ряда памятников истории и культуры, до этого числившихся за музеем-заповедником "Московский Кремль".
Управлению делами президента достались символы российской государственности. Это и Оружейная палата, и Архангельский собор - усыпальница русских князей, и "коронационный" Успенский собор, и Благовещенский собор (домовая великокняжеская церковь).
Возможно, интерес Управделами к кремлевским соборам был обусловлен и финансовыми потоками, которые текут из госбюджета на их содержание и реставрацию, - до этого "кремлевскими" деньгами ведало Министерство культуры. По разным оценкам, общий объем возможных реставрационных работ по кремлевским соборам (которые - по крайней мере внешне - в общем и целом находятся в хорошем состоянии) может составить $40-45 млн.
Во избежание ажиотажа на президентский указ был даже наложен гриф "Для служебного пользования".
Кожин крайне недоволен тем, что наибольшая часть квартир, выданных депутатам, по прекращении срока их полномочий приватизируется. Почти в каждом из немногих интервью он высказывает надежду, что эта практика - в прошлом: "Я категорически против предоставления депутатам денег на жилье. По одной простой причине: мы считаем, что этот вопрос закрыт, и закрыт навсегда. Государство пошло на очень крупные затраты и построило отличный современный жилой комплекс на улице Улофа Пальме. Вся его система организована таким образом, что депутат по окончании полномочий освобождает квартиру для парламентария следующего созыва, независимо от того, куда он перешел на работу, - хоть министром. И больше вопрос о депутатах мы рассматривать не будем".
Сейчас управделами ведет переговоры с Минфином о выделении средств на строительство депутатского "общежития".
Казалось бы, депутаты должны дружной ратью идти против управделами. Но нет: ссориться с Кожиным никто не спешит. На все вопросы прокомментировать предложенную новацию народные избранники пожимали плечами. Один из них сказал: "Никто ничего говорить не будет. Тем, кому что-то от управделами нужно, кто ходит и просит, время от времени на уступки идут. Так чего отношения портить? Кремлевский управделами - должность, можно сказать, политическая и одна из ключевых. Даже если решит в казармы переселить, вслух роптать никто не будет".

Гвозди бы делать из этих людей

Похоже, лавры Пал Палыча Бородина, перестроившего Кремль, долго не будут давать покоя его преемникам. Нынешние "стройки века", запланированные управделами: федеральный комплекс "Кремлевский" и морская резиденция президента в Стрельне - Константиновский дворец.
Как мечтают проектировщики, по адресу "Красная площадь, 5", в будущем комплексе "Кремлевский", разместится одноименный аукционный дом, отечественный аналог западных Sotheby's и Christie's. Здесь же они собираются устроить музей-отель "Кремлевское подворье" с номерами, оформленными в стиле разных эпох из российской истории. Словом, главная площадь страны будет окончательно "укомплектована": храм-музей, кладбище, универмаг, отель...
В "Кремлевском" предполагается также открыть федеральный центр драгоценных металлов и камней, где, как мечтает управделами президента, будут устраивать выставки De Beers, "АЛРОСА" и частные коллекционеры. По словам Владимира Кожина, в новом центре будет также развернута постоянная выставка драгоценностей, имеющих историческое значение, что должно послужить дополнительным средством привлечения в него арендаторов и клиентов.
Кстати, строение по адресу "Красная площадь, 5" занимали военные. Говорят, что Владимир Кожин оперативно решил этот вопрос: Министерство обороны согласилось отдать объект в обмен на 700 квартир для военнослужащих.
В тендере на строительство "Кремлевского" заявлялось несколько десятков фирм, в том числе и печально известная коррупционным скандалом на почве отношений с Бородиным "Мерката трейдинг", но Владимир Игоревич, увидев ее в списке претендентов, авторитетно заявил, что "никаких намерений продолжать сотрудничество с этой компанией у нас нет". Тендер выиграла крупнейшая французская фирма "Буиг Батиман".
Не менее строго Кожин подошел и к реконструкции Константиновского дворца в Стрельне, под Питером, который в петровскую эпоху называли "Русским Версалем". Дворец - самый древний российский "долгострой": он постоянно возводился, перестраивался, ремонтировался, переходил из рук в руки. В советское время во дворце размещались и детская трудовая колония, и Арктическое военное училище. А года два назад мэрии неожиданно понадобилось сдать этот архитектурный ансамбль в аренду сроком на 49 лет неизвестно откуда взявшейся турецкой фирме ООО "Авиакомпания "Петр I", причем арендная плата должна была составить 838 008 долларов. Были даже подписаны бумаги, но вскоре сделку расторгли. Сейчас никто не сомневается, что наконец-то "объект" сдадут, и про Кожина говорят, что на него возложена историческая миссия: довести до ума петровское начинание. Первую очередь - сам дворец и парк - планируется завершить уже к маю 2003 года.
О стоимости реконструкции президентской резиденции слухи и подсчеты ходят самые разные. По словам Владимира Игоревича, на восстановление только самого дворца и прилегающей к нему территории (не считая парка площадью почти 100 га) понадобится около $150 млн. Так что размах у Кожина не меньше бородинского.
Эти деньги управделами президента предполагает добывать разными путями, но основными источниками финансирования станут все же инвестиционные вложения генерального подрядчика на возвратных условиях и госбюджет.
Правда, в марте этого года Кожин попробовал встать и на "третий путь" - был создан благотворительный фонд под длинным названием "В поддержку восстановления историко-культурного ансамбля "Константиновский дворец" в Стрельне".
В совет фонда Кожину удалось вовлечь петербургскую политическую и культурную элиту, в организацию вошли: художественные руководители Большого драматического театра и Мариинки Кирилл Лавров и Валерий Гергиев, министр культуры Михаил Швыдкой, губернатор Петербурга Владимир Яковлев, полпред президента Виктор Черкесов, нобелевский лауреат Жорес Алферов, ректор СПбГУ Людмила Вербицкая, директора Эрмитажа и Русского музея Михаил Пиотровский и Владимир Гусев, директор государственного музея-заповедника "Петергоф" Вадим Знаменов и другие. К сентябрю фонду удалось собрать 26 млн. рублей.
Кожин к реконструкции дворца относится с трепетом. Сам выезжает на "объект" (в начале сентября прямо во дворце было устроено заседание совета благотворительного фонда с последовавшим брифингом) и регулярно требует отчеты о финансовых затратах. Людмила Нарусова рассказала, что рабочие, задействованные в перестройке дворца, утверждают, что такого жесткого контроля им еще ни разу испытывать не приходилось: "Ни одного гвоздя не утаишь".
Гвозди, конечно, красть дурно, но редко бывает, чтобы бюджетные деньги воровались такой "натурой". Есть множество более продвинутых схем.
Впрочем, пока Кожин пытается создать совсем другой имидж - рачительного хозяина. И главное, как говорит все та же Людмила Нарусова, чтобы "все обычные болезни власти обошли Володю стороной". "