Новый Портрет Идеального Губернатора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Упоминаний в одном контексте с именем кандидата слов типа «убил», «украл», «обманул», «ЮКОС» должно быть как можно меньше

1105959888-0.jpg Похоже, вопрос, где при нынешней системе назначения губернаторов власть найдет 89 достойных кандидатов, — в достаточной степени праздный. Они найдутся сами. Другой вопрос — как Кремлю выбрать одного из множества желающих. Впрочем, и здесь технологии уже в основном наработаны.

Начало политической реформы запомнилось пронзительным по своей искренности признанием питерского губернатора Валентины Матвиенко — «мы все знаем, чего стоят эти выборы». Нынешним кандидатам в регион-начальники повезло меньше, чем Валентине Ивановне. Они еще не очень знают, чего стоят «эти выборы». А главное — сколько. И кому именно нужно заплатить эту немалую цену. Впрочем, ясность вот-вот наступит.

Уже весной этого года новых губернаторов должны получить три региона: Еврейская автономная, Саратовская и Амурская области, а также Ямало-Ненецкий автономный округ. Полномочия действующих там глав истекают в марте—апреле. Если учесть, что кандидатуры губернаторов должны быть предложены президенту не позднее чем за 90 дней до назначения, работа по выборам (или выбору?) уже кипит. По слухам, полпреды Приволжского и Дальневосточного федеральных округов Сергей Кириенко и Константин Пуликовский уже внесли в администрацию президента кандидатуры (по закону, их должно быть не менее двух) губернаторов Еврейской автономной и Саратовской областей. В первом случае бесспорным фаворитом является нынешний губернатор Николай Волков, во втором — предстоит борьба между действующим главой области Дмитрием Аяцковым и вице-спикером Госдумы Вячеславом Володиным. Здесь шансы претендентов расцениваются как примерно равные.

Участники, по всей видимости, не ждут каких-либо сюрпризов от процесса. По крайней мере, в том, что касается расходной части предвыборного бюджета. «Раньше кандидат в губернаторы платил три «налога», — рассказывает политолог Андрей Серенко, имеющий богатый опыт работы на региональных выборах. — Главный налог — «на народ». Это привычная работа с электоратом, именно на нее уходила большая часть бюджета кампании. Второй — «на безопасность». Большинство кандидатов были выходцами из местного бизнеса. Поэтому определенные отчисления шли на то, чтобы просто не убили. И наконец, третий налог — «на элиты», то есть на обеспечение админресурса в регионе, а главное, в Москве». Очевидно, что после отмены прямых губернаторских выборов номенклатура этих «налогов» никаких изменений не претерпела. Изменились лишь пропорции. Так, хотя расходы на предвыборную агитацию в регионе отныне резко сократились, окончательно свести их к нулю не получится — люди должны знать, что их потенциальный губернатор вообще есть в природе.

«Налог на безопасность» также никуда не делся — любой передел власти (а значит, и собственности) на местах (на всех) чреват серьезными рисками. Правда, те кандидаты, которым уже довелось поработать губернаторами, могут не беспокоиться — все и так уже поделено под них. На первый же план при нынешней системе назначения губернаторов выходит «работа с элитами». Именно сюда будет вкладываться большая часть средств. И именно здесь сейчас отрабатываются новые «политические технологии».

Весна полпредов

«Работа с элитами» начинается буквально от дверей кабинета кандидата в губернаторы. Например, в окружении саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова, сейчас претенденту на кресло губернатора приходится выстраивать особо теплые отношения с местным управлением ФСБ. Согласно президентскому указу «О порядке рассмотрения кандидатур на должность высшего должностного лица субъекта Федерации» к предложению по кандидатурам, которое поступает на рассмотрение к президенту, среди прочих документов имеются «информационные и иные справочные материалы», то есть, проще говоря, подробное досье на претендента. А в его составлении силовые структуры принимают самое непосредственное участие.

Разумеется, ни в коем случае нельзя забыть главного федерального инспектора, действующего в области. Напомним, что по указу Владимира Путина кандидатуры губернаторов представляют полпреды. А полпреды ориентируются на мнение главных федеральных инспекторов. Так что эти чиновники, которые ранее, прямо скажем, не всегда понимали, чем им заняться, сейчас приобретают вполне себе серьезный политический вес. Который, при правильном подходе к делу, легким движением руки превращается в вес финансовый.

Естественно, сказанное в еще большей степени относится к полпредам. После путинского указа этот институт переживает настоящую весну. «Полпреды — промежуточный институт, который главным образом занимается анализом информации, поступающей от главных федеральных инспекторов, — говорит Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий. — Сейчас им придумали занятие — подбирать кандидатов на должность губернатора». Большинство полпредов, конечно, и так самым активным образом вовлечены в увлекательный процесс региональной власти. Но среди них есть и такие, кто своего места в этом процессе найти не сумел. Указ Путина для таких — царский подарок. Теперь ни один, даже самый влиятельный кандидат никак не обойдет полпреда по пути в Кремль.

Правда, здесь есть свои сложности. «Действовать только через местные органы федеральной власти или полпредов рискованно — многие из них имеют натянутые отношения с сильными людьми в кремлевской администрации», — говорит генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. Кроме того, в Кремле совсем не хотят попасть в полную информационную зависимость от информаторов на местах, поскольку те тоже могут заблуждаться. Ведь ни для кого не секрет, что на губернаторских выборах 2004 года кандидаты в борьбе за админресурс и высочайшее одобрение иногда вводили в заблуждение администрацию президента, подсовывая ей, например, липовые результаты соцопросов.

Впрочем, по мнению многих экспертов, продлится эта «полпредская весна» недолго. Как это уже однажды было, необходимость в полпредах отпадет, едва завершится очередной «переходный период» и губернаторы всех субъектов Федерации будут назначены (или переназначены) на свои посты по новым правилам. В условиях, когда губернаторы превращаются в назначенных, по сути, чиновников, облеченных доверием президента, полпреды уже становятся лишним звеном.

«Корпус полпредов и главных федеральных инспекторов в свое время создавался в том числе и для контроля за выборными процессами в регионах, — говорит Алексей Мухин. — С отменой местных выборов меняются их функции и статус: скорее всего, теперь округа укрупнят».

Погладить Кони

Разумеется, наибольший интерес для потенциальных губернаторов будет представлять администрация президента. Именно кремлевские чиновники в конечном счете будут рекомендовать президенту, кого назначить главой того или иного региона.

Впрочем, и раньше все те, кто всерьез намеревался бороться за пост губернатора, должны были наладить отношения с несколькими ключевыми фигурами администрации президента.

Таких фигур набирается три. Это заместитель главы администрации Владислав Сурков, отвечавший ранее за региональные выборы (правда, по некоторым сведениям, его роль в этом вопросе вскоре может свестись к нулю), Игорь Сечин, который является лидером силовиков в АП и без которого, по слухам, сейчас не решается ни один сколько-нибудь значимый вопрос, а также помощник президента Виктор Иванов, традиционно отвечающий за кадровую политику. Теперь кандидату в губернаторы придется еще приложить некоторые усилия для налаживания нормальных отношений с остальным кремлевским аппаратом.

В конце концов — не боги горшки обжигают, и собирать информацию по кандидату предстоит простым клеркам.

«Кандидату, который не знает, с чего начать, я бы порекомендовал открыть телефонный справочник и посмотреть, кто в АП занимается регионами и кто отвечает за СМИ и аналитику,— говорит Андрей Серенко. — Кроме того, очень важно знать, кто из силовиков кладет информацию на стол президенту».

Соответственно, было бы неплохо знать, из каких источников черпают информацию сами кремлевские клерки. Как знать, возможно, в тот самый момент, когда приближенные кандидата в губернаторы обхаживают первых лиц администрации, аппарат этих самых первых лиц просматривает, к примеру, газеты, где про кандидата говорится много нехороших слов. И об этом соискателям губернаторской должности также следует позаботиться.

Не случайно некоторые российские политтехнологи говорят, что если ранее большая часть предвыборных материалов размещалась в региональной прессе, то теперь от «выборов» глав регионов больше других выгадают федеральные СМИ, точнее, те из них, которые читают в администрации президента. А ведь помимо СМИ есть еще многочисленные аналитические записки столь же многочисленных экспертов. Их тоже иногда читают в АП.

Есть и еще одна немаловажная деталь. По словам гендиректора консалтингового агентства «Старая площадь» Светланы Колосовой, сейчас в администрации президента проходит окончательные согласования список критериев, которым должен удовлетворять кандидат в губернаторы. Особой фантазии тут от кремлевских чиновников не требуется. Первым пунктом идет, разумеется, лояльность к команде Владимира Путина. Далее — отсутствие связей с криминальными и лоббистскими структурами (лоббизм теперь приравнивается к криминалу). Хорошие рекомендации с прежних мест работы. Компетентность в экономической сфере. Низкий уровень «негативного цитирования» в прессе. Переводим на русский: упоминаний в одном контексте с именем кандидата слов типа «убил», «украл», «обманул», «ЮКОС» должно быть как можно меньше.

Характерно, что портрет идеального кандидата поразительно похож на отца нынешней политической реформы — самого Владимира Путина.

«Даже если бы была введена система годовых отчетов губернаторов (по некоторым данным, с таким предложением выступал полпред в Южном федеральном округе Дмитрий Козак, — говорит Андрей Серенко, — или для них вообще ввели бы квалификационный экзамен — это означало бы лишь введение нового налога — «на неслучайность». Такое порой ощущение, что вся эта реформа вообще задумывалась, чтобы создать лишний источник доходов для федеральной элиты».

А главное правило теперь звучит так: в администрации президента нет несущественных людей и несущественных деталей. Кандидатам в губернаторы следует дружить со всеми — от гардеробщика до президента. И не забыть лишний раз погладить президентского лабрадора Кони. Если, конечно, представится такая счастливая возможность.

До слез знакомый образ

Эксперты нарисовали портрет кандидата в губернаторы, который удовлетворял бы всем требованиям, предъявляемым администрацией президента.

— Мужчина. Возраст — 45—55 лет (идеально), но можно и 40—60 лет.

— Высшее экономическое (юридическое или техническое) образование (чистые гуманитарии не подходят). Очень хорошо, если есть степень кандидата наук (тема диссертации типа «Осеменение коров…» не подойдет, нужно что-нибудь серьезное, вроде «Стратегии развития…»). Идеально — защита или диплом о втором высшем образовании в Академии госслужбы. Доктор наук — уже перебор.

— Опыт работы чиновником (с высоким классным чином).

— Благодарности, грамоты и т.д. Неправедные гонения также подходят.

— Очень хорошо, если имеется опыт решения реальных вопросов в регионе (например, привлечение инвестиций и т.д.).

— Жена и дети (лучше, если ребенок не один и в семье есть маленький — это так трогательно!). Очень хорошо, если жена занимается какой-нибудь социальной деятельностью. Но не слишком активно.

— Чтобы народ знал кандидата и вообще понимал, о ком идет речь.

— Спортивный, общительный, сексапильный и обаятельный в общении.

— Хобби: суровое — не бальные танцы, а велоспорт или горные лыжи. Собака: не болонка, лучше всего овчарка или лабрадор.

— Наличие экономической программы развития региона.

— Должен знать реальный бизнес. МВА пока не требуется, но было бы хорошо, если кандидат когда-нибудь хотя бы рядом постоял, например, с Торгово-промышленной палатой.

— Знание как минимум одного иностранного языка.

— Широкий круг личного общения, хорошо, если в числе друзей есть представители интеллигенции или спорта (например, подойдет дружба с Максимом Дунаевским).

— Наличие интересных интервью с кандидатом или его аналитических статей в прессе (лучше всего — в «Комсомольской правде»).

— Способности кризис-менеджера (по примеру Сергея Шойгу, который предотвращает неприятности и решает проблемы).

Дмитрий Миндич, Мария Баринова

Оригинал материала

«Профиль»