Новый расклад Казанского Кремля

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Новый расклад Казанского Кремля FLB: Рустам Минниханов вернул контроль над информационным полем и внутренней политикой

"«Президент Татарстана Рустам Минниханов реанимировал республиканское агентство по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа», умерщвленное им, казалось бы, раз и навсегда в августе с. г. Параллельно глава региона реорганизовал Управление по внутренней политике, превратив его в департамент с удвоенным количеством сотрудников. Реформированное ведомство будет отслеживать политическую, национальную и религиозную жизнь в республике, тогда как агентству «Татмедиа» возвратили его прежние функции государственного надзора над местными СМИ, - пишет 24 октября «Независимая газета». Власти Татарстана решили не просто вернуть, а серьезно усилить контроль над внутриполитической ситуацией в регионе, резко обострившуюся после июльских терактов в Казани , когда был убит начальник учебного отдела Духовного управления мусульман республики Валиулла Якупов и ранен муфтий Ильдус Файзов. Кроме того, Рустам Минниханов смог аккуратно удалить с политического поля очередного политического оппонента, которым долгое время являлся бывший глава агентства «Татмедиа» Марат Муратов . Официальной причиной ликвидации агентства, контролировавшего работу местных СМИ и распределявшего между ними денежные потоки, стало «совершенствование структуры исполнительных органов». Дескать, республике не нужна очередная бюрократическая надстройка, если функции «Татмедиа» можно распылить по различным ведомствам, как весной с.г. было сделано с «Татэнерго». Рустам Минниханов в августе удалил Марата Муратова со своего поста, отправив его на формальное повышение – на пост первого заместителя главы своей администрации. Полномочия «Татмедиа» были распределены между Министерством информатизации и связи Татарстана и специально созданным ОАО «Татмедиа», который возглавил 32-летний Ирек Минахметов – сын весьма и весьма близкого к Рустаму Минниханову гендиректора фонда по газификации при президенте республики Заудата Минахметова (к слову, младший сын Заудата 22-летний Радик является директором главного стадиона грядущей Универсиады-2013) . «Татмедиа» было создано в 2003 году, придя на смену республиканскому Министерству печати и информации, которым руководила бывший вице-спикер правительства Татарстана Зиля Валеева . Агентство осуществляло идеологический контроль над республиканскими СМИ, проводя в них генеральную линию Казанского кремля и пресекая любую критику правящего режима. Критиковать, причем в любых, пусть даже самых оголтелых формах вплоть до открытого хамства, позволялось лишь Московский Кремль и все, что так или иначе связано с деятельностью российских властей, включая, кстати, и деятельность Русской православной церкви . Так журналисты, подконтрольные властям Татарстана, демонстрировали не только свою полную лояльность руководству республики, но и доказывали приверженность свободе слова, за что получали государственный паек и возможность работать дальше, а в большинстве случаев – только создавать иллюзию работы. В итоге качество республиканских СМИ в условиях фактически полного отсутствия конкуренции на медийном рынке оказалось на катастрофическом уровне. В казанских газетах без особого труда модно было обнаружить ляпы вроде сообщения о том, что в Татарстане «широко отметили очередной международный День антифашизма и антисемитизма» или натолкнуться на жутковатые антихристианские анекдоты (задолго до акции Pussy Riot их безо всяких скандальных для себя последствий публиковало одно весьма влиятельное казанское издание). В 2007 году агентство «Татмедиа» реорганизовали, разделив на две части: ГУ «Татмедиа», ставшее республиканским агентством по печати и массовым коммуникациям и продолжавшее отвечать за идеологическую безупречность местных СМИ, и ОАО «Татмедиа», контролировавшее финансовые потоки – а это более миллиарда рублей ежегодно, – которым стал руководить бывший заместитель Марата Муратова до реорганизации Айдар Салимгараев . Сам господин Муратов оставался у руля реформированного агентства вплоть до августа с.г., когда был переведен на формальное повышение в аппарат президента. Официально ему поручено улаживать кризис в сфере межрелигиозных отношений, серьезно обострившийся после июльской атаки на лидеров татарстанского муфтията Ильдуса Файзова и Валиуллу Якупова . Но, как можно предположить, новая должность Марата Муратова не более чем синекура вроде вице-премьерского кресла бывшего главы МВД Татарстана Асгата Сафарова в правительстве республики, созданная для того, чтобы отодвинуть бывшего главу агентства «Татмедиа» от источника реальной власти в регионе. Муратова подозревали в отсутствии лояльности нынешнему руководству Татарстана. Бывший глава «Татмедиа» является выдвиженцем еще шаймиевской поры, к тому же тесно связанным с нынешним мэром Казани Ильсуром Метшиным (оба выходцы из Нижнекамска), а Метшин, в свою очередь, принадлежит к команде первого президента Татарстана руководство Министерства информатизации и связи отказалось выполнять функции ликвидированного «Министерства правды» . Возможно, что именно эти два фактора побудили президента Татарстана Рустама Минниханова восстановить агентство «Татмедиа». По крайней мере его новым руководителем стал Ирек Минахметов , в чьей верности едва ли приходится сомневаться Казанскому кремлю». В конце прошлой недели в публикации “Постфеодальный технократ” Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «политолог, ставший рассуждать о появившейся в Москве татарстанской мафии, имел бы для этого некоторые основания. Выходцы из приволжской республики действительно заняли в столице видные места. Бывший вице-премьер Республики Татарстан (РТ) Николай Никифоров стал федеральным министром связи, экс-министр строительства РТ Марат Хуснуллин возглавил строительный комплекс Москвы, бывший министр транспорта Владимир Швецов прокладывает столичное метро. Ходили даже слухи, что нынешний президент РТ Рустам Минниханов должен войти в федеральное правительство не то вице-премьером, не то министром сельского хозяйства. Можно придумывать самые разные конспирологические объяснения этим кадровым успехам, но, несомненно, для них имеются и объективные предпосылки. Республика смогла получить "политическую капитализацию" своих экономических достижений. В частности, Николай Никифоров стал министром связи РФ не в последнюю очередь потому, что Татарстан - один из лидеров по внедрению информационных технологий (см. "Бессвязные коммуникации"). Вообще, по единодушному мнению экспертов, если исключить Москву и Санк-Петербург, то среди российских регионов лучшими по умению привлекать инвестиции и создавать благоприятный деловой климат являются Калужская область и Татарстан. Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов на недавнем саммите АТЭС так и сказал: "Надо учиться у передовых регионов вроде Татарстана и Калужской области" . В рейтинге лучших регионов для бизнеса по итогам 2011 г. журнал Forbes поместил Татарстан на первое место. Средний темп прироста валового регионального продукта РТ за тринадцать лет (с 1998 г. по 2010 г.) составил 5,1%, в то время, как для Приволжья этот показатель составляет 4%, для России - 4,9%. Прогрессивный феодализм Самое странное во всем этом, что никаких политических и институциональных предпосылок для возникновения "татарского экономического чуда" не имелось. Передовая экономика Татарстана сочетается с самой архаичной политической системой. В течение двадцати лет, до 2010 г., республику возглавлял Минтимер Шаймиев, пришедший к власти еще в качестве первого секретаря обкома и значительную часть жизни проработавший в партийных органах. За это время родственники президента заняли ведущие места и в госаппарате, и в бизнесе. Корпорация "ТАИФ" с оборотом в 320 млрд руб. , которую журналисты связывают с сыновьями Минтимера Шаймиева Радиком и Айратом , контролирует единственный в РТ НПЗ, гигантов нефтехимии - "Казаньоргсинтез" и "Нижнекамскнефтехим" и много других активов. Для руководства республики характерна несменяемость: нынешний президент Рустам Минниханов до того, как возглавить регион, в течение двенадцати лет был премьер-министром РТ. Если говорить о финансовом секторе, то многие наблюдатели отмечают протекционизм: федеральные страховщики и банки с трудом проникают в республику, и даже Сбербанку трудно соперничать с местным банком "Ак Барс" . "При Минтимере Шаймиеве явно был усилен приток сельских кадров в управление республикой , нарушивший определенный социальный баланс , - рассуждает научный руководитель казанской бизнес-школы "Ай Тек" профессор Вадим Хоменко. - Впоследствии наблюдалось "размывание" костяка не только русской, но и татарской городской интеллигенции в руководстве республики и ее общественной жизни. Определенное снижение культурного уровня неизбежно отражалось и отражается на характере принимаемых решений и стиле руководства, который многими экспертами определяется как патриархальный, клановый, с минимальным потенциалом демократического начала и т.д. Последствия этого испытывает не только экономическая, но и социальная сфера. Они доходят до системы образования, науки и т.д., порождая здесь определенное снижение инновационного потенциала руководства, психологическое напряжение" . Правда, у Татарстана имелись такие исторические козыри, как залежи нефти и построенный в советское время автогигант КамАЗ . Но сами по себе богатства не учат работе с инвесторами. Зато структура экономики РТ (в отличие от других сырьевых регионов) становится все более современной: доля добычи полезных ископаемых в ВРП республики с 2004 г. по 2010 г. упала с 26 до 22%, а доля сферы услуг выросла с 5 до 11% . "Республика Татарстан, в отличие от других сырьевых регионов, обладает развитой финансовой системой и инфраструктурой, выгодным экономико-географическим положением, хорошей системой образования и сравнительно высоким технологическим потенциалом" , - констатирует главный экономист УК "Финам Менеджмент" Александр Осин. По соседству с Татарстаном располагается Башкортостан - республика тоже тюркская, тоже приволжская, тоже мусульманская, тоже располагающая залежами нефти, тоже до 2010 г. контролируемая несменяемым президентом, но не известная ни своими позициями в инвестрейтингах, ни технопарками, ни сравнениями с Сингапуром. Именно поэтому в 2011 г. на сайте "Открытая Уфа" была опубликована статья с характерным названием "Шаймиев и Рахимов - два бабая, а между ними пропасть". Пресса приводит цитату анонимного федерального чиновника: "В отличие от Башкирии, в Татарстане феодальный стиль управления не мешает, а, наоборот, способствует прогрессу" . Своим путем Каковы же причины чуда? Пока можно выдвинуть единственную гипотезу: дело в личности Минтимера Шаймиева . Даже в самой архаичной политической системе в результате случайности может появиться талантливый руководитель. "Мне представляется, что без Шаймиева у Татарстана были верные шансы превратиться в бледный клон Татарской АССР, нефтяной республики с иссякшими запасами нефти, нефтехимическим комплексом, не способным потреблять местное сырье, с машиностроением и оборонкой, начисто лишившимися заказчиков, ветхим жильем, угробленной природой, депрессивным сельским хозяйством и загнанными в подполье национальными склоками" , - заявил "Ко" бывший корреспондент "Коммерсанта" в РТ, журналист и писатель Шамиль Идиатуллин. Многие жители РТ ставят в заслугу своему бывшему президенту то, что во времена Бориса Ельцина он смог добиться для республики особого автономного статуса, позволившего не перечислять в Москву налоговые поступления и проводить рыночные реформы по собственному сценарию . Вся союзная собственность на территории региона была переведена в республиканскую и приватизирована по собственной схеме. "Это оградило республику от рьяных московских олигархов" , - утверждает директор Института истории имени Ш. Марджани Академии наук Татарстана Рафаэль Хакимов. Особенности приватизации привели к тому, что крупнейшие сырьевые предприятия ("Татнефть", "Казаньоргсинтез") до сих пор контролируются не федеральными корпорациями, а местным капиталом и республиканским правительством . Впрочем, все это - особенности, но не очевидные преимущества. Однако властями Татарстана было сделано многое для улучшения инвестклимата - от сокращения бюрократических процедур до введения многочисленных льготных налоговых режимов. Как сообщили "Ко" в "Церих Кэпитал Менеджмент", в РТ для инвесторов с 18 до 13,5% снижена региональная часть налога на прибыль, налог на имущество уменьшен с 2,2 до 0,1% , земельный налог может понижаться с 1,5 до 0% по решению муниципалитетов. Действуют льготы по транспортному налогу. Республиканское законодательство позволяет получать бюджетные кредиты, компенсацию процентной ставки, госгарантии, участие государства в проектах, гранты. Для финансирования инновационных проектов создан специальный фонд республики. Имеется особая экономическая зона и несколько технопарков. Более того, даже отсутствие демократии в РТ способно превратиться в инструмент работы с инвесторами. Когда IKEA стала строить молл в Казани, местные власти по личному указанию Минтимера Шаймиева быстро расселили целый жилой квартал . Глава российской IKEA Леннарт Дальгрен вспоминал, что магазин в Казани был открыт в рекордные, по мировым меркам, сроки. Как сообщил "Ко" директор департамента консультационных услуг госсектору компании "ФБК" Андрей Синягин, после того, как в 2009 г. было опубликовано исследование Всемирного банка о состоянии инвестиционного климата в России, президент Шаймиев незамедлительно дал поручение сократить сроки выдачи разрешений на строительство в два раза. "Республика придерживается принципа быстроты принятия решения в случае заинтересованности инвесторов в реализации проектов, происходит эффективное взаимодействие всей вертикали исполнительной власти республики" , - комментирует генеральный директор ИГ "Велес Капитал" Сергей Жданов. Правда, все это не бесплатно. От инвесторов ждут различных финансовых вливаний и благотворительности, например, что они заплатят 1% с оборота в президентский фонд. "В Татарстане есть принцип: чем ближе компания к власти, тем выше социальная нагрузка , - утверждает председатель совета директоров инвестгруппы ASG Алексей Семин. - И вне всякого сомнения, эти компании, пользуясь доверием руководства, имеют определенные преференции. И если новая крупная компания входит на рынок Татарстана, она должна подписаться под общепринятыми принципами социальной ответственности. В ином случае, она долго не проработает. Взамен же компании получают прозрачность во взаимоотношениях с властью" . Еще одна характерная особенность: Татарстан проявляет удивительную энергию при привлечении в республику федерального финансирования. Для этого создали рабочую группу из 12 депутатов Госдумы от Татарстана. Для этой же цели в свое время устраивали празднование тысячелетия Казани, а теперь готовят Универсиаду-2013. "Безотказно работает шаймиевское ноу-хау, позволяющее республике-донору возвращать перегнанные в федеральный центр средства с помощью грандиозных строек к Универсиаде и разным чемпионатам" , - отмечает Шамиль Идиатуллин. Управляемая отставка Всеми политологами признается исключительное чутье Минтимера Шаймиева. При нем оппозиции в Татарстане не имелось в принципе. Доставляющие беспокойство националисты и исламские фундаменталисты находятся вне серьезных политических и экономических процессов. За последние годы можно вспомнить всего пару скандалов с оппозиционерами. Бывший пресс-секретарь президента Ирек Муртазин было осужден на 21 месяц заключения за "разжигание ненависти и вражды" в его книге "Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана". Мидхат Фарукшин, политический аналитик и яростный критик Минтимера Шаймиева, заявляет, что потерял работу в Казанском университете за свои оппозиционные взгляды. "Сильные представители оппозиции скупались, выдавливались прочь или компрометировались" , - поясняет Шамиль Идиатуллин. Под "вытесненными" имеется в виду прежде всего бывший мэр Казани Камиль Исхаков , по слухам, слишком самостоятельный и авторитетный политик, организатор празднования исторически фиктивного, но финансово выгодного тысячелетия Казани. Говорят, именно по просьбе Шаймиева его взяли из Татарстана на федеральную службу (сегодня Камиль Исхаков - представитель РФ при Организации Исламская конференция). Пост мэра Казани занял бывший мэр Нижнекамска Ильсур Метшин, по сообщениям прессы, племянник Шаймиева, а мэром Нижнекамска стал его родной брат Айдар Метшин . Когда же Минтимер Шаймиев увидел, что Москва начала кампанию по замене слишком засидевшихся на своем месте региональных лидеров, он сделал беспрецедентный ход, взял процесс собственного ухода в свои руки. В сущности, 73-летний президент обменял отставку на право назначить себе преемника. В итоге во главе республики встал его давний соратник Рустам Минниханов . "Смена президента в Татарстане - это уникальный случай в современной истории России, когда была обеспечена абсолютная преемственность власти. Уход Шаймиева - его самостоятельное решение" , - констатирует гендиректор ЦКТ "PROпаганда", политолог Андрей Степанов. Шаймиев остался в политической жизни республики в статусе государственного советника и пожизненного члена парламента, в отличие от многих других отставных губернаторов, он не захотел становиться сенатором и отправляться в Москву. Видимо, хозяйство требовало присмотра. Политологи наперебой повторяли, что политически Рустам Минниханов - более слабая фигура, чем Минтимер Шаймиев, и соперничать с ним не может. Так или иначе, преемственность в политике сохранилась, и концерну "ТАИФ" пока ничего не угрожает. Правда, некоторые эксперты утверждают, что Минниханов решил противопоставить ТАИФ государственный холдинг "Связьинвестнефтехим", управляющий важнейшими пакетами акций, принадлежащими республике - в частности, бумагами "Татнефти" и "Казаньоргсинтеза" . Но это именно государственный холдинг, а о капиталах родственников Минниханова ничего не слышно. Разве что супруга президента Гульсина Минниханова владеет престижным салоном красоты Luciano Beauty Studio. "Брат Минниханова лет пятнадцать возглавляет местную ГАИ, другой брат - Сабинский район республики. Очевидно, наиболее тесные связи пока надо искать там. Если всерьез, то считается, что Минниханов делает особую ставку на холдинг "Связьинвестнефтехим". Но как семейный бизнес он пока не воспринимается даже недоброжелателями" , - отмечает Шамиль Идиатуллин. Новая метла Впрочем, Рустам Минниханов избавился от многих шаймиевских кадров и в правительстве, и среди глав районов. Эти факты заставили некоторых аналитиков в начале 2012 г. предположить, что Минтимер Шаймиев решил провернуть с Миннихановым ту же операцию, что когда-то с Камилем Исхаковым - убрать его из республики, обеспечив повышение . Отсюда якобы и слухи о переходе Минниханова в федеральное правительство. Если это правда, то Рустам Минниханов смог от высокой чести уклониться. Если верить местной прессе, то в первом полугодии произошла попытка сделать племянника Шаймиева, министра энергетики Ильшата Фардиева, председателем совета директоров "Татнефти" вместо Минниханова. Но последний на это не согласился, вывел Фардиева из правительства и упразднил Министерство энергетики . Впрочем, другой племянник Шаймиева, Азат Хамаев, пока продолжает возглавлять Министерство земельных и имущественных отношений. "Первый год Минниханов вообще не выходил из русла, проложенного предшественником , - констатирует Шамиль Идиатуллин. - Но в этом году президент принялся пробовать свои силы, и не без успеха. Несколько видных чиновников (самый заметный - вице-премьер Ильшат Фардиев, который считается племянником первого президента Татарстана) и менеджеров ключевых компаний, считавшихся представителями команды Шаймиева, заменены представителями команды Минниханова. Состав депутатов и муниципальных руководителей постепенно обновляется людьми, лично обязанными действующему, а не бывшему президенту" . По словам Идиатуллина, концерн "ТАИФ" под давлением власти согласился поддержать схему перекрестного субсидирования энергопотребления, несмотря на ее невыгодность. Гаджеты Если говорить об отличиях двух татарстанских президентов, то их можно выразить одним словом. Рустам Минниханов - ярко выраженный технократ. Например, он является профессиональным автогонщиком, заслуженным мастером спорта, призером европейских чемпионатов, а Кубок президента Татарстана по автогонкам продолжал выигрывать, даже когда сам стал президентом . Кроме того, он водит вертолет и, подобно Дмитрию Медведеву, любит электронные гаджеты. Минниханов сделал республиканским вице-премьером 27-летнего айтишника Николая Никифорова и внедрил в регионе систему "электронного правительства". Сегодня все начальство, включая глав самых дальних районов, снабжено iPhone. Президент запретил подчиненным пользоваться бумажными носителями и проводит совещания посредством видеосвязи. В Казани оформление важнейших госуслуг стали производить через терминалы-инфоматы, школам закуплены ноутбуки. В начале года стало известно, что для руководителей ведомств Татарстана были организованы закрытые лекции по основам использования социальных сетей, причем среди слушателей был и президент. Кроме того, Рустам Минниханов - поклонник идей прогрессивного диктатора Сингапура Ли Куан Ю, местные чиновники даже стажируются в Сингапуре . Поставив задачу увеличить объем иностранных инвестиций в тридцать раз, Минниханов учредил Агентство инвестиционного развития и Корпорацию развития Татарстана : первое должно привлекать в республику инвестиции, вторая - развивать инфраструктуру (она уже начала строить международный выставочно-торговый центр Smart City). "Минниханов воспринимается как технократ, использующий лаконичный, гибкий деловой стиль. В его риторике темы инноваций и инвестиционной привлекательности Татарстана доминируют над социально-политическими высказываниями. Отсюда и пристальное внимание к развитию экономических связей региона, созданию проектов IT-парков, реализации проектов "электронного правительства" , - считает главный редактор газеты "Комитет Ревизор" (Набережные Челны) Максим Сайфутдинов. "Если говорить об этапе развития Татарстана под руководством Минтимера Шаймиева, безусловно, достаточно внимания уделялось и экономическому аспекту, но приоритетным был политический аспект развития республики - выстраивание политических отношений с федеральным центром, доминирование политических и административных методов при руководстве республикой. Этап развития республики под руководством Рустама Минниханова характеризуется прежде всего переносом центра тяжести на экономический блок" , - уверен Алексей Семин. Некоторые региональные эксперты даже ставят в вину новому президенту чрезмерное внимание к экономике. Так, Рафаэль Хакимов, отвечая на вопрос "Ко" о переменах, произошедших в РТ за последние два года, отмечает, что наиболее заметна смена команды. "Пришли молодые, с сильной ориентацией на экономику, так называемые рыночники. Нельзя сказать, что пострадала социальная сфера или культура, скорее, политика перешла на второе место, после хозяйственных задач" , - поясняет Рафаэль Хакимов. Но это и недостаток. По его мнению, ощущается недооценка политической составляющей в стратегии республики. "Наверное, это субъективный взгляд. Убежден, рынок не может решать весь комплекс социально-экономических, культурных, идеологических проблем" , - говорит эксперт. Сила крыши Проблемы, существующие в Татарстане, являются общими для всей России: несовершенное законодательство, наличие административных барьеров, высокая стоимость услуг естественных монополий, непредсказуемость динамики тарифов на электроэнергию, тепло, воду, нехватка специалистов с профессиональным техническим образованием. "Татарстан - модель России , - комментирует Вадим Хоменко. - Соответственно здесь проектируются те же проблемы: нефтяная зависимость, ориентация на европейские страны в ущерб связям с развивающимся азиатским рынком, низкая конкурентоспособность в большей части секторов обрабатывающей промышленности. В существенной степени проблемы вытекают из системы государственного управления. Здесь также значительны наслоения бюрократических начал с недостаточным рельефом функций, прав, полномочий и ответственности. В равной степени это можно отнести к управлению наукой и образованием - стратегически важными сегментами социальной жизни общества. Прорывные проекты, которые в изобилии инициируются в республике, в действующей системе управления зачастую входят в лоно бюрократического торможения, приобретают в отдельных случаях черты личных "корпоративных" проектов, осуществляемых за счет бюджетных средств. Вместе с тем, общая концентрация инновационных проектов на территории республики выше, чем в соседних регионах. Это формирует ее положительный имидж и способствует привлечению дополнительных инвестиций. Уровень гарантий в этом случае существенно подкреплен вертикалью власти" . Республика, в сущности, как и вся Россия, сидит на нефтяной игле. Как резонно отмечают аналитики агентства "Инвесткафе", обширные нефтяные запасы Татарстана - палка о двух концах. Бюджет РТ слишком зависим от нефти и нефтехимии - они дают 40 и 14% доходов бюджета соответственно. Это делает экономику региона уязвимой в случае падения мировых цен или истощения местных месторождений. Не имея возможности расширять добычу "черного золота", республика делает ставку на развитие нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности. Но она возбуждает "аппетит" у федеральных корпораций. На "Казаньоргсинтез" претендует "Газпром", и именно поэтому нефтехимический холдинг "Газпрома" "Сибур", поставляющий этан из Оренбурга, создавал "Казаньоргсинтезу" проблемы с сырьем, так что в 2009 г. в ситуацию пришлось вмешиваться Владимиру Путину . Таким образом, вопрос заключается в том, хватит ли у Рустама Минниханова лоббистских возможностей, чтобы защитить активы РТ от игроков из Москвы. "Татарстану удалось привлечь больше всего инвестиций за счет создания вертикально интегрированных холдингов, деятельность которых успешно влилась в экономику не только самого Татарстана, но и других регионов , - утверждает начальник отдела оценки компании "Финэкспертиза" Александр Дорофеев. - Строительные компании Татарстана работают, в том числе, и в Москве, при этом переработка нефтепродуктов осуществляется в Татарстане, а реализация происходит в других регионах. Имея спрос по всей России, холдинги инвестируют в производственную базу на территории Татарстана. Успех кроется в эффективном корпоративном управлении местными компаниями, чему способствуют и культурные традиции местного населения - их клановость. Власть в Татарстане на протяжении многих лет стабильна и заботится об интересах местного бизнеса, а со временем такой подход дает соответствующий эффект. И как это часто бывает, в силе кроется слабость: для дальнейшего развития региона требуется развитие внутренней конкуренции, а деловой климат Татарстана к этому не готов. Чтобы экономика региона перешла от монополизированной к конкурентной, требуется смена властных элит, а это возможно только при вмешательстве федеральной власти" , - писал журнал «Компания» в №38 (723) от 15 октября 2012 г."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации