Новый ректор погружает Технологический институт в пучину страстей и скандалов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Технологический институт

Смена ректора в «Техноложке» Санкт-Петербурга вылилась в судебную тяжбу


Skandalov-2.jpg


Сто дней безумия


Глядя на то, что происходит ныне в одном из самых известных петербургских вузов, остаётся лишь горестно вздыхать. Не так давно здесь произошла смена ректора, которая вылилась в судебную тяжбу и заставила говорить о Технологическом институте как о месте, где сплетни бегут впереди разума. Впрочем, возможно у кого-то есть на этот счёт другое мнение.


В лоно семьи


Итак, после того, как голоса были подсчитаны, новым руководителем Техноложки стал Андрей Шевчик – по совместительству зять позапрошлого ректора Анатолия Дудырева. Между двумя родственниками не повезло оказаться Николаю Лисицыну. Несмотря на то, что его пять лет на ректорском посту как минимум заставили вновь рассматривать вуз в качестве перспективного научно-учебного учреждения, внутри Технологического института новации пришлись не всем ко двору. Так или иначе, Техноложка вернулась «в лоно семьи», и это возвращение уже привело к затяжной лихорадке. Печальнее всего, что инициатором нынешней разбалансировки выступает человек, призванный вести вуз за собой.


В конце октября в Техноложке состоится конференция, на которой будет избран новый состав учёного совета – высшего представительного органа, осуществляющего общее руководство университетом. По положению, власть учёного совета простирается довольно далеко – это решения по вопросам организации учебной и научно-исследовательской работы, финансово-хозяйственной деятельности и международных связей, отчёты ректора, создание, переименование и упразднение факультетов, отделений, кафедр, лабораторий и других учебных и научных подразделений, установление процедуры избрания деканов и заведующих кафедрами. Перечень велик. И совершенно очевидно, оттого как сформирован учёный совет и организована его работа в первую очередь зависит судьба вуза.


Собеседники из числа представителей профессорско-преподавательского состава поделились с корреспондентом «Нашей Версии на Неве» мнением, что ничего хорошего от смены учёного совета не ждут. Уже сегодня понятно – «пряники» раздаются руководством вуза по принципу лояльности, а тем, кого считают сторонниками экс-ректора Николая Лисицына, грозят разного рода санкциями, от снятия надбавок к зарплате до приостановления научной деятельности. Принцип «новой метлы» давно известен, однако часть вузовской интеллигенции отказывается признавать, что дальнейшая работа может зависеть от гибкости позвоночника и молчаливого одобрения действий Андрея Шевчика.


Грант – под раздачу


История, которая продолжает происходить на кафедре ресурсосберегающих технологий, наглядно демонстрирует этот тезис.


Месяц назад на кафедру нагрянула внеплановая проверка. Зачем она проводилась, до сих пор так и не смогли понять люди, здесь работающие. Ведь не далее как в июне 2015 года, когда кафедра РСТ получала лицензию на магистратуру, её вдоль и поперёк изучал Рособрнадзор.


«Понятно, что любая проверка отрывает от работы, – замечает заведующий кафедрой, доцент Николай Кузичкин, – Особенно если тебе в 16.00 сообщают, что к следующему утру необходимо подготовить ворох документов».


Несмотря на дефицит времени и отсутствие плана проверки, в котором обычно указывается перечень документов, к указанному времени увесистые фолианты были представлены членам комиссии. Пришлось даже обращаться на предприятия, где ныне трудятся выпускники кафедры – проверяющие потребовали подтвердить, удовлетворены ли работодатели уровнем молодых специалистов. Что характерно, никаких претензий к качеству образованию и уровню полученных в институте знаний никто из предприятий не высказал.


Члены комиссии насупились и… написали в общем-то положительное заключение. А 15 сентября заведующий кафедрой Николай Кузичкин, по непонятным ему причинам, получил выговор за систематические нарушения техники безопасности. Хотя проверка не выявила никаких замечаний на этот счёт.


Ошарашенному доценту Кузичкину пояснили, что лаборатория, где ведутся работу по гранту Минобрнауки, работала без разрешения Ростехнадзора. Правда, об этом проверяющие узнали, спросив лаборантов. «Ну что знает лаборант? – разводит руками заведующий кафедрой, – казалось бы, следующий шаг вызвать меня, тем более что согласно действующим «Правилам промышленной безопасности опасных производственных объектов…» постановка оборудования данной лаборатории на учёт в органах Ростехнадзора не требуется».


Выговор – очень принципиальный момент для Николая Кузичкина, у которого за всю жизнь не было ни одного взыскания. Кроме того, это может стать основанием к объединению кафедр и отстранению доцента от работы, в том числе по гранту Минобрнауки. Его размер – 90 млн рублей, срок исполнения 2014-2016 годы. В остатке на следующий год из них значатся 39 млн, которые надо вернуть, если эксперименты прекратятся. Более того, в договоре, заключенном между институтом, Минобрнауки и ведущим ученым – финским химиком Дмитрием Мурзиным из академии Або, предусмотрен возврат средств, на которые было закуплено дорогостоящее оборудование плюс компенсация в случае приостановки работ по вине вуза. В возможном итоге – ещё 10 млн рублей и невозможность в дальнейшем претендовать на подобные гранты.


Как утверждают на кафедре РСТ, этот грант особый. Именно потому, что руководителем является ведущий зарубежный учёный, а созданный им коллектив впредь может решать и другие задачи. С российской стороны за исследования отвечает уже знакомый нам Николай Кузичкин. Результатом работы гранта является разработка новой технологии получения экологически чистого высокооктанового компонента бензина.


Причём в основе нового вида топлива – твёрдые катализаторы, прогрессивная технология. А не применяемые сегодня для получения высокооктановых компонентов бензинов – алкилатов – серная или фтористоводородная кислоты, первая разъедает вещества, вторая – жуткий канцероген.


«Если освободиться от участия кислот, – поясняет заведующий кафедрой, – то удастся получить экологически чистую технологию производства бензина. Конечная цель нашей работы – внедрение такой технологии в промышленное производство».


Впрочем, размышления Николая Кузичкина вряд ли долетают до ушей ректора Шевчика. Новый руководитель вуза предпочитает не комментировать вопросы учёного о возможном срыве гранта. Между прочим, который имеет стратегическое значение для государства, особенно в нынешних экономических условиях. Кстати, что совсем парадоксально, работа на установке в опечатанной сейчас лаборатории ранее проводилась, как замечают на кафедре, в соответствии с еженедельными заявлениями, подписанными, в том числе, и Андреем Шевчиком.


За скобками остаётся ещё непременное условие о том, чтобы аспиранты Техноложки повышали свой научный уровень при выполнении работ в рамках гранта за рубежом. Ведь идея состоит в возможности заимствовать опыт финских учёных, которые ушли далеко вперёд. Да и по части оборудования в соседней стране всё обстоит куда лучше.


На днях вмешательство иностранца Дмитрия Мурзина привело к тому, что работы над грантом возобновились. Однако драгоценное время упущено. К тому же на кафедре РТС, созданной бывшим ректором Лисицыным и где большинство преподавательского состава его ученики, не слишком уверены в том, что структурное подразделение не закроют. Хотя все показатели здесь и выше средних по Техноложке, который, исходя из данных ежегодного мониторинга эффективности, впервые попал недавно в число лучших вузов страны. Как раз к воцарению в кресло ректора Андрея Шевчика.


А студентам – дистрофия?


29 сентября в Технологическом институте прошёл очередной учёный совет, там удалось побывать корреспонденту «Нашей Версии на Неве».


Как ни удивительно, особых проблем с проникновением в святая святых не возникло. На проходной лишь спросили: «На учёный совет?» И получив утвердительный ответ, сразу выписали пропуск, посетовав на отсутствие списка – не то, что прежде. Ну а найти, где именно он будет проходить, оказалось и вовсе чепухой: люди учёного вида степенно двигались с разных сторон к входу одного из университетских зданий.


Повестка дня была обширна. Но возникало ощущение, будто попал не на заседание коллективного орган управления, а на бенефис нового ректора. Андрей Шевчик практически не уходил с авансцены, ненадолго передавая эстафету другим участникам. К началу выяснилось, что рассылку о повестке дня получили далеко не все. Поэтому многим пришлось воспринимать информацию с убаюкивающего голоса основного докладчика. «Кто – за? Против? Воздержался?» – похоже, для проформы вопрошал Шевчик и, не глядя на редкие руки, констатировал: «Единогласно».


Гвоздём программы стал первый вопрос повестки – предварительные результаты проведённой внутренней аудиторской проверки в целях осуществления подробного анализа финансово-хозяйственной деятельности института за последние несколько лет.


«Как вы знаете, такой анализ проводится по окончании каждого календарного года, но в нынешней ситуации он проводится внепланово из-за смены руководителя вуза. Полная картина станет известна через несколько недель», – постарался придать некоторую объективность своему вступлению ректор.


Общая тональность аудита проявилась сразу же. По версии проверяющих, на первое апреля 2010 года, когда руководителя Техноложки Дудырева сменил Лисицын, общеинститутские доходы превышали расходы на 70 млн рублей. На конец того же года эта цифра упала до 29 млн, а затем в вузе якобы начался настоящий финансовый коллапс – каждый год расходы угрожающе росли над доходами и на момент проведения проверки дефицит составил 95 млн рублей.


Вероятно, эта немалая сумма сформировалась, в том числе, из анализа арендных отношений. Ведь Техноложка – огромный имущественный комплекс. Например, заметил Андрей Шевчик, ООО «РРТ» и ООО «Прогрессивные решения» – коммерческие лаборатории, которые ведут свою деятельность в корпусах университета, не вносят в его казну ни компенсационные расходы, ни арендные платежи. О том, что ООО «РРТ» передало вузу в пользование собственное оборудование для обеспечения научной и учебной деятельности, ректор предпочёл умолчать.


Зато с жаром обрушился на компанию «Зет трейд маркет», пояснив: «Это столовая, буфет, кафе «Техноложечка», где питаются наши студенты». Итого 1700 кв. м., за которые вуз получает ежемесячно 15000 рублей. А вот если сравнить с самой минимальной стоимостью «квадрата» для центра Санкт-Петербурга – 240 рублей, то каждый месяц Техноложка должна получать с общепита 422 000 рублей.


Финансовый гений докладчика как-то упустил из виду, что смешная аренда для студенческого кафе была назначена исключительно для того, чтобы цена обеда не превышала ста рублей. Скажем, в Технологическом институте в этом учебном году число иногородних первокурсников перевалило за половину общей численности. И не всем из них могут помогать большими деньгами из дома. А если вычесть из стипендии оплату общежития и студенческого проездного билета, то денег на еду вообще не останется.


Кстати, компания «Зет трейд маркет» в своё время согласилась отремонтировать помещения и использовать для приготовления еды собственное оборудование, понимая, что в ответ руководство вуза не поставит этот общепит в общий ряд коммерческих арендаторов.


Так, последовательно приводя существующие арендные платежи по всем объектам к общегородским расценкам, Андрей Шевчик вышел на оглушительный итог: «Только из-за некоторых злоупотреблений за последние годы институт недополучил десятки миллионов рублей – 25 350 000 рублей. В настоящее время проводится углублённая проверка, после чего может быть принято решение о целесообразности обращения в правоохранительные органы».


За громкой фразой как-то незаметно прозвучала цифра – в 2014 году институт получил общий доход 1 040 695 000 рублей. О бывшем руководителе вуза Николае Лисицыне, сумевшем привлечь и заработать для Техноложки только за один год свыше миллиарда целковых, Шевчик вообще не упомянул. Но тут же принялся перечислять прочие огрехи – реставрация главного корпуса идёт с четырёхмесячным отставанием от графика, в отделе эксплуатации трудились мигранты из Узбекистана, из одиннадцати единиц транспорта в удовлетворительном состоянии находится одна машина, студенческие общежития требуют ремонта, а базы отдыха Карташевская и Глубокое не эксплуатируются. Правда, при последнем заявлении зал недоумённо затих – ведь и в прошлые годы, да и в нынешнем, в Глубоком отдыхало достаточно работников вуза, о чём легко узнать в профсоюзной организации.


Видимо, на общем экономическом фоне есть у Андрея Шевчика какая-то своя особенная тайна, которая вмиг решит все наболевшие проблемы. Ну, может быть, за исключением дистрофии у студентов…


Пока же новый ректор может похвастаться нерадостными достижениями – в конкурсе Минобрнауки по подготовке специалистов для оборонно-промышленного комплекса вуз с нулевыми баллами только что занял последнее место, ну а студенты жалуются, что в аудиториях зуб на зуб не попадает – чему удивляться: сантехники «оптимизированы».


«Оптимизация» только начинается…


Когда месяц назад учёный секретарь учёного совета Любовь Нефёдова получила на руки аванс в размере двух с половиной тысяч рублей, она предположила, что в начисление вкралась нелепая ошибка.


Однако, как узнала учёный секретарь, ещё в конце августа она вместе с начальником отдела диссертационных и учёных советов факультетов Ольгой Ремизовой были вычеркнуты из списка сотрудников, которые получают надбавку стимулирующего характера за интенсивность и высокие результаты работы. Надбавки эти, как рассказала корреспонденту «Нашей Версии на Неве» учёный секретарь, учтены при заключении коллективного трудового договора и не являются премиальными выплатами. Согласитесь, вряд ли кандидаты и доктора наук согласятся трудиться в Техноложке за прожиточный минимум.


Обратившись за разъяснением к ректору, Любовь Нефёдова получила официальный ответ, из которого следовало, что «в СПбГТИ (ТУ) могут устанавливаться следующие виды премиальных выплат: премии за высокое качество, высокую интенсивность труда; за достижение аккредитационных показателей; по итогам выполнения особо важных и сложных работ; по итогам работ за год; к юбилейным датам». И полный молчок о надбавках.


Но вскоре в кабинет ученого секретаря наведался проректор по административно-правовой работе Ахмед Кулаев, который с некоторых пор «опекает» Шевчика, и сообщил, что находиться столь яркой даме на такой должности неразумно. Правда, уволить её с работы почти невозможно, так как кандидатура утверждается учёным советом, но ведь никто не уверен в том, что однажды Любови Нефёдовой не захочется уйти по собственному желанию или утверждавшим её коллегам не будет предложена другая лояльная кандидатура?


Причина «снятия с денежного довольствия», по версии учёного секретаря, очевидна – Нефёдова не скрывает, что на выборах ректора голосовала за Лисицына. На имя ректора Шевчика уже начали поступать заявления от работников университета, которых вдруг лишили надбавок: люди, отдавшие вузу немалую часть своей жизни, бегут от унизительных условий труда.


Беспардонное вмешательство назначенцев Андрея Шевчика в работу вузовской бухгалтерии привело к тому, что служебная записка с изложением нарушений, в частности, предоставлением доступа к персональным данным работников без их согласия и привлечение к бухгалтерским базам 1С неких граждан, не входящих в состав аудиторской комиссии, отправилась на имя директора Департамента госсслужбы, кадров и управления делами Минобрнауки. В этом же документе, копия которого имеется в распоряжении редакции «Нашей Версии на Неве», сообщается, что в нарушение Федерального закона «Об аудиторской деятельности» №307-ФЗ от 30.12.2008 г. проверка осуществляется коммерческой организацией, не внесённой в реестр аудиторов, опубликованный на сайте Минфина России.


«Я не держусь за своё кресло. Как только подготовим молодого доктора наук (а он пишет сейчас диссертацию), сразу уйду на пенсию. Пусть на кафедре будем преемственность, руководит перспективная молодёжь, – размышляет в разговоре с нашим корреспондентом Николай Кузичкин. – А чем может закончиться внутренняя политика Шевчика? Помню институт в девяностые годы, при ректоре Дудыреве. Если в 16.00 не ушёл, получишь взыскание. На работе нельзя было задерживаться – экономили расходы по электроэнергии. К слову, одна из претензий недавней комиссии к функционированию нашей лаборатории в три смены как раз и заключалась в том, что институт тратит много электричества».


Техноложка охвачена безумием…


Ссылки

Источник публикации