Новый чеченский режим

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Новый чеченский режим Федералы планируют усилить контроль над силовиками Рамзана Кадырова

"Анонимные источники в правоохранительных органах России сообщили накануне, что вслед за отменой режима контртеррористической операции в Чечне будет изменен и формат управления работающими в регионе силовыми структурами. С одной стороны, вновь анонсировано двукратное сокращение численности размещенных в республике федеральных сил и рост самостоятельности чеченского министерства внутренних дел. Но с другой -- предполагается создание некоего комитета по поддержанию безопасности в регионе, который будет координировать работу местных силовиков и подчиняться при этом либо главному командованию внутренних войск МВД РФ, либо Совету безопасности. Очевидно, таким образом федеральные силовики надеются качественно усилить контроль над силовиками чеченскими, пусть даже и пойдя на уступки Грозному касательно количественных характеристик федерального силового присутствия. Если эта инициатива получит развитие и одобрение высших должностных лиц, она будет означать вполне симметричный ответ силовиков президенту Чечни Рамзану Кадырову, рассматривающему отмену режима КТО с 16 апреля этого года как одну из своих главных миротворческих заслуг. Из республики, как и планировалось, выведут части Минобороны и МВД РФ, которые находятся там временно, -- в результате численность федеральной группировки в Чечне сократится вдвое. Основную работу по поддержанию правопорядка будут выполнять МВД Чечни, чеченский ОМОН и военные комендатуры. Напомним, численность личного состава МВД Чеченской Республики оценивается примерно в 15 тыс. человек. Республиканскому министерству подчиняются такие структуры, как спецбатальоны «Север» и «Юг», созданные несколько лет назад на базе республиканского Антитеррористического центра. Который, в свою очередь, сформировался на основе службы безопасности президента Чечни. Полк патрульно-постовой службы имени Ахмата Кадырова также образует часть чеченской милицейской элиты. К ней же относятся республиканский ОМОН и полк вневедомственной охраны нефтепроводов (так называемый нефтеполк). Как минимум около 7 тыс. сотрудников чеченской милиции, то есть около половины штатного состава, -- бывшие боевики, в прошлом принимавшие участие в одной или обеих войнах против федералов. При этом через процедуру официальной амнистии, объявлявшейся и несколько раз продленной Государственной думой РФ, в итоге прошло всего несколько сотен человек. Таким образом, большая часть этих «перековавшихся» сотрудников попала в ряды российской милиции через неформальную процедуру сдачи под личные гарантии Ахмата и Рамзана Кадыровых. С одной стороны, очевидно, что идейный и профессиональный уровень этих милиционеров далек от идеала. В федеральном министерстве вынуждены мириться с тем, что чеченское МВД подчинено прежде всего президенту Чечни и лишь затем федеральному министру, а реальной координацией его работы занимаются приближенные г-на Кадырова. Долгое время эту роль играл нынешний депутат Государственной думы от «Единой России» Адам Делимханов, которого, как известно, объявила в международный розыск полиция Дубая в связи с покушением на отставного офицера российской армии Сулима Ямадаева. С другой стороны, как сказал недавно в Грозном президент Чечни Рамзан Кадыров, это «очень боеспособные люди, и можно быть на миллион процентов уверенными, что они любят свою родину». Так или иначе, перейдя из леса в милицию, они могут считаться условно выведенными из конфликта пусть и не в гражданскую жизнь, но куда-то близко к ней. Кроме того, они перестали быть двигателем и кадровым ресурсом широкомасштабной диверсионной войны, которая, если бы не эта кадыровская милиция, расползалась бы по Северному Кавказу куда быстрее, чем это происходит сейчас. Федеральные, то есть нечеченские правоохранительные структуры представлены в Чечне дивизией Министерства обороны, которую планируется реформировать в две бригады, одной бригадой внутренних войск МВД РФ и пограничным отрядом. Эти силы планируется оставить в Чечне на постоянной основе, их общая численность оценивается примерно в 22--23 тыс. человек. Это ненамного больше, чем численность чеченских силовиков. Если исходить из сообщения «неназванного источника» о том, что численность федералов будет сокращена вдвое, получается, что вывести планируют еще около 20 тыс. человек, находящихся в Чечне временно. Но пока командование старается делать все, чтобы призрак тотального вывода федеральных сил из республики, предпринимавшегося Москвой дважды -- в 1992-м и в 1997-м, после Хасавюртовского мира, -- не пытался материализоваться даже в самом скептическом воображении. Впервые о выводе избыточных сил было объявлено в конце января 2001 года -- к этому моменту федеральное командование объявило об окончании активной фазы боевых действий в республике. С формальной точки зрения в этот момент кончилась война и началась контртеррористическая операция. Численность объединенной группировки войск на тот момент равнялась примерно 80 тыс. человек. Выходит, что за восемь истекших лет ее удалось сократить примерно в два раза. 22 января 2001 года был создан Региональный оперативный штаб (РОШ) по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе, который указом президента был подчинен тогдашнему директору ФСБ Николаю Патрушеву. Именно этому штабу подчинялась объединенная группировка и были подотчетны только еще создаваемые силовые структуры самой Чечни. В июле 2003 года было решено: мир в Чечне настолько упрочился, что общее руководство операцией передали от ФСБ к МВД. Это должно было означать, что война окончательно переходит в фазу полицейской операции. Командование еще не знало тогда, что впереди атака боевиков на Ингушетию (июнь 2004-го), Беслан (сентябрь 2004-го), бои в Нальчике (октябрь 2005-го). Во всяком случае с июля 2003 года РОШ возглавляли милицейские генералы -- сначала Юрий Мальцев, а затем Аркадий Еделев. Правда, оба они перешли в структуру МВД буквально накануне назначения в штаб, а до этого благополучно долгие годы трудились в ФСБ. В 2006 году контртеррористическая операция была локализована -- из наименования штаба исчез Северный Кавказ, он стал просто Оперативным штабом по проведению контртеррористической операции. Руководит его работой по-прежнему генерал Еделев, который, по мнению большинства наблюдателей, сошелся с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым, пожалуй, несколько ближе, чем следовало бы командующему федеральными силами в регионе. После отмены режима КТО 16 апреля можно было ожидать и реформирования штаба: раз операция прекращена, то и штаб становится неуместным. Само решение об отмене КТО во многом было политическим и имиджевым -- это словно официальное объявление о мире. Между тем в день отмены КТО в одном из районов Чечни федералы вели бой с боевиками с применением артиллерии, и буквально через трое суток уже потребовалось вводить локальный режим контртеррористической операции в нескольких районах республики. Но локальные КТО проводят и в соседних регионах -- для этого не требуется создания специального постоянного координационного центра. Таким образом, участь оперативного штаба нетрудно было предугадать. Вчера появилась информация, что он может быть расформирован вместе с группировкой уже к началу осени. При этом в Чечне в любом случае останутся федеральные части постоянной дислокации. А планируемый комитет по поддержанию безопасности скорее всего получит право оперативно вмешиваться в работу чеченских правоохранительных структур и будет обязан перехватить силовое руководство на случай обострения ситуации. После 16 апреля федеральное командование не устает напоминать, что ситуация и сейчас далека от идеальной. По оценке экспертов агентства «Кавказский узел», анализировавших открытые источники, только с января по март 2009 года в Чечне произошло 88 спецопераций и перестрелок, в которых погибло как минимум 16 человек, в том числе семь предполагаемых боевиков и четыре сотрудника правоохранительных органов. Немаловажно, кому в Москве будет подчинен комитет по поддержанию безопасности в Чечне. Два предполагаемых варианта -- главкомат внутренних войск и Совбез -- могут существенно различаться по мере жесткости и глубины вмешательства федералов в чеченские дела. Вариант внутренних войск пока выглядит менее жестким, чем вариант Совбеза. Этот орган на сегодняшний день возглавляет Николай Патрушев, который может таким образом вернуть себе руководство силовыми структурами в Чечне. Надо заметить, что г-н Патрушев никогда не относился к числу апологетов идеи максимальной самостоятельности чеченских гражданских и правоохранительных властей."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации