Номенклатурный банкир

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая Газета", origindate::21.06.1999

Номенклатурный банкир.

Что связывает руководство страны и Ашота Егиазаряна

Арсен Рстаки

Converted 29064.jpg

И снова всё о нем. Ну не дает нам скандально известный банкир Ашот Егиазарян (герой многочисленных журналистских расследований "Новой газеты") хотя бы ненадолго забыть о его существовании. Сколько уже про этого человека писано-переписано, сколько фотографий и документов опубликовано... Все без толку.

Выступая в минувшую пятницу в программе "Скандалы недели" (ТВ-6), ненадолго приехавший из Америки Егиазарян выглядел бодро. В очередной раз назвав все обвинения в его адрес полным бредом, он даже коряво пошутил, что причастен-де и к убийству Джона Кеннеди.

В общем, банкир в порядке. Несмотря ни на что, он уверен в своей непотопляемости и безнаказанности.

Почему? Наверное, потому, что Егиазарян всегда считался одним из главных в Москве специалистов по умению "дружить" с нужными людьми. В списке его "добрых знакомых" - первые лица правительства, Совета Федерации, Государственной Думы...

Чем же молодой бизнесмен (с весьма сомнительной репутацией) привязал к себе столь влиятельных мужей?

В прошлом номере (в четверг) мы уже сообщили, что у нас в редакции есть довольно интересные документы, проливающие свет на некоторые связи Егиазаряна с председателем Совета Федерации Егором Строевым.

Сегодня мы хотели бы остановиться на этом поподробнее.

Знакомство Егиазаряна и Строева состоялось благодаря управляющему делами Генеральной прокуратуры РФ Назиру Хапсирокову. Находясь в приятельских отношениях с Егором Семеновичем, главный прокурорский завхоз без особого труда убедил последнего, что Егиазарян - нужный и полезный человек. (Сам Хапсироков сошелся с главой верхней палаты парламента при помощи хорошо известного в "определенных" кругах бывшего руководителя Федеральной продовольственной корпорации Абдулбасирова, ныне советника Строева в Совете Федерации.)

Совместные пикники на природе и домашние посиделки быстро сделали свое дело. "Третье лицо" государства было просто очаровано молодым бизнесменом. Ему всегда можно было доверить самые деликатные поручения и быть точно уверенным, что "душа компании" исполнит их в лучшем виде.

Напомним: летом 1996 года Егиазарян становится первым заместителем председателя совета директоров Уникомбанка и тихо (но эффективно) приступает к уничтожению вверенной ему финансовой структуры (подробно об этом мы писали неделю назад в N 21).

Господина Строева в такие тонкости, понятно, не посвящали. Для него Егиазарян представлялся спасителем, призванным обеспечить акционерам и вкладчикам Уникома будущее безбедное существование. Да и кто мог усомниться в порядочности обаятельного Ашота, когда именно ему в свое время доверили свои счета и "Росвооружение", и Генеральная прокуратура. Правда, в результате деньги "Росвооружения" исчезли в неизвестном направлении, а принадлежавший Егиазаряну Московский национальный банк, где все это хранилось, лопнул, но кому интересно заострять внимание на подобных мелочах...

Короче, апофеоз дружбы Егиазаряна и Строева пришелся на середину прошлого года, когда Ашоту Геворковичу было поручено позаботиться о личных валютных накоплениях семьи спикера.

Пока нам известно только об одном "скромном" счете. Всего-то 236 075 долларов США. Деньги были размещены, естественно, в Уникомбанке, оформлены на жену Строева Нину Семеновну и спрятаны подальше от московских глаз - в Мценском филиале Орловской области. Благо регион для председателя Совета Федерации родной, здесь он до сих пор является полновластным хозяином.

Доверив молодому бизнесмену вести свои личные финансовые дела, господин Строев явно не прогадал. 30 июня 1998 года доллары аккуратно легли на депозитный счет под 14,5 процента годовых. Для сравнения - лишь один пример. Несколькими месяцами ранее администрация Московской области (к слову, хранившая в Уникоме львиную долю регионального бюджета) с трудом выбила из иностранных банков "Швайцеришер Банкферайн (Дойчланд)" и "Голден Сакс Интернейшнл" кредиты на общую сумму 80 миллионов долларов. Так вот, половина этих денег была положена на депозит в том же Уникомбанке... под 6 процентов годовых. Разница, согласитесь, впечатляющая.

Проведя несложный арифметический подсчет, получаем, что личный вклад жены "третьего лица" государства был для Уникома куда более ценным приобретением, нежели иностранные кредиты, полученные для нужд Подмосковья.

Впрочем, говорить об этом серьезно не приходится. Постоянные читатели "Новой газеты" поняли из наших предыдущих публикаций, что заправляющему всеми делами в Уникоме Ашоту Егиазаряну в принципе было глубоко наплевать и на Московскую область, и на ее бюджетников, и, собственно, на сам Уником. К тому же к июню 1998 года он уже выкачал из банка практически все, что только возможно, поэтому спокойно сосредоточил свои усилия на оказании "маленьких" услуг "большим" знакомым.

Прекрасно понимая, что рано или поздно его трудовые "подвиги" всплывут наружу, Егиазарян заблаговременно постарался заручиться поддержкой сильных мира сего, связав тех по рукам и ногам определенными обязательствами. Попробуй не помоги человеку, который владеет твоими самыми сокровенными тайнами. Чего доброго, еще кому-нибудь расскажет...

Тем временем Уникомбанк уверенно шел ко дну. В середине прошлого месяца была начата официальная процедура его банкротства. Тысячи бюджетных организаций и частных вкладчиков остались без денег. Повезло только семье Строевых - Нина Семеновна не потеряла ни цента.

Буквально за две недели до отзыва лицензии принадлежащие Строевым доллары были переведены из Уникома на счета в другие, более надежные банки. Именно счета, так как при этом вся сумма была разбита на несколько мелких, до 10 тысяч долларов. (Информация о переводах менее 10 тысяч долларов в налоговую инспекцию не поступает.) По крайней мере один из этих образовавшихся счетов (9 662 доллара) сегодня украшает депозитарий столичного банка "Гута".

По имеющимся у нас данным, этой удачно проделанной комбинацией семья главного сенатора России во многом обязана все тому же Ашоту Геворковичу. Похоже, что Егиазарян все рассчитал до мелочей. Убедив Строевых летом прошлого года вложить деньги в Уником, он не мог не понимать, что этот банк вот-вот рухнет. Зная умеющего "дружить" банкира, глупо было бы предположить, что он добровольно захотел подставиться перед Егором Семеновичем. Скорее всего, оказав спикеру одну услугу, Егиазарян уже тогда готовил базу для оказания следующей.

Подобных проявлений "любви" наши политики не забывают. Как господин Строев отблагодарит (если уже не отблагодарил) своего "спасителя", покажет время. Да и нужен-то Егиазаряну совсем пустячок - чтобы его оградили от уголовного преследования со стороны правоохранительных органов и по возможности дали шанс еще немного порыться в государственном кармане. Судя по всему, надежды на это Егиазарян не теряет.

***

Что же касается вышеописанных банковских операций супруги Егора Семеновича, то, сразу оговоримся, никакого криминала здесь нет.

Есть только вопросы. Много вопросов.

Например, что должен делать один из самых высокопоставленных чиновников России, узнав о скорой и неминуемой кончине крупнейшего банка страны, где хранились миллиарды бюджетных средств и частных вкладов? Должен ли он, спешно спасая собственные доллары, как-то позаботиться о том, чтобы эта проблема не застала врасплох простых граждан?..

Мы очень надеемся, что нам (газете, избирателям, всей стране) удастся получить компетентные ответы лично от главы Совета Федерации господина Строева.