Но можно рукопись украсть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Санкт-Петербургские Ведомости, origindate::24.12.1998

Но можно рукопись украсть... 

Изучая дело только что освободившегося из заключения "генерала Димы", историки смело напишут: "впервые в России"

Михаил Рутман

Converted 10957.jpgПришел гонец за чемоданом 11 декабря 1994 года Петербург потрясло сенсационное сообщение: из отдела рукописей Российской национальной библиотеки похищены уникальные манускрипты VII _ IX веков, оцениваемые в фантастическую сумму около 140 миллионов долларов. А через несколько дней на объявление о пропаже откликнулись пожилые петербуржцы, супруги Горенбург.

Проживая на улице Таллинской, они сдавали внаем однокомнатную квартиру на Гранитной. Последних постояльцев нашли 6 декабря на Московском вокзале. Мужчина и женщина, оба _ граждане Израиля. Он, что называется, израильтянин стопроцентный, а она _ явно бывшая соотечественница. Договорились о том, что постояльцы проживут 10 дней, оставят две сумки с вещами, за которыми потом приедут их друзья.

Назвавшийся Давидом израильтянин спустя два дня представил им своего друга по фамилии Леви. Рано утром 11 декабря Давид и Леви в сопровождении еще одного их соотечественника принесли Горенбургам на Таллинскую увесистые чемодан и сумку, закрытые на замки. В течение нескольких дней за грузом никто не являлся, и обеспокоенный Горенбург пошел на Гранитную. Там в стенном шкафу он обнаружил еще три большие запертые сумки. Связать находку с объявлениями о сенсационной краже из РНБ было несложно. И супруги обратились в приемную ФСБ...

Вскрыв сумки и чемодан, чекисты увидели, что в них действительно старинные рукописи. Проверили _ те самые! На следующий день гонец явился, произнес условленную фразу и был тут же задержан. Им оказался некто Владимир Ананьев. Внизу, в машине, его ждал напарник _ сотрудник ФАПСИ Игорь Ушаков.

Объясняя свои действия, Ананьев уверял, что за рукописями его послал незнакомый человек, случайно встреченный им на Ленинградском вокзале в Москве. А Ушакова он взял с собой на подмогу. Ушаков же, по его словам, сам толком ничего не знал, а выполнял просьбу Ананьева...

Разумеется, проведи чекисты "контролируемую поставку", позволив заветному грузу дойти до Москвы, большая часть сомнений и вопросов отпали бы, и разговоры о "заказном характере" дела (коих впоследствии было немало) просто не возникали бы. Но, видимо, никто не решился тогда взять на себя ответственность за бесценные манускрипты. Рукописи отвезли на Литейный. А поскольку кражи _ не в компетенции ФСБ, дело передали в РУОП.

Следы ведут в "Метрополь"

Ананьев начал давать показания только на пятом часу допроса. И тут оперативникам стало слегка не по себе. Ибо зазвучали фамилии, известные всей стране: Якубовский, Шумейко, Илюшенко, Кобец... Припертый к стене показаниями Ананьева, разговорился и Ушаков.

Информация, полученная от задержанных, выглядела действительно сенсационной. Оказалось, что за украденными рукописями своего личного водителя и охранника отправил скандально известный Дмитрий Якубовский, с легкой руки журналистов получивший прозвище "генерал Дима". Заведующий 59-й юридической консультацией Межрегиональной коллегии адвокатов, в свое время он был руководителем рабочей группы Министерства обороны по реализации имущества бывшей Западной группы войск. Потом _ замначальника Главного управления ФАПСИ. Едва не стал советником правительства России _ координатором всех правоохранительных органов. Назначение почему-то не подписал президент, хотя он лично подарил Якубовскому наручные платиновые часы...

"Генерала Диму" задерживали 20 декабря 1994 года у ворот Заочного юридического института, где на следующий день у него должна была состояться защита диссертации. "Кадиллак", на заднем сиденье которого находились Якубовский и его жена Марина Краснер, а на переднем _ охранник с автоматом, выезжал с институтского двора. Еще одна машина _ красный "БМВ", тоже с вооруженными охранниками _ двигалась впереди. У шлагбаума "кадиллак" притормозил сотрудник ГАИ, к машине подошел замначальника ГУОПа генерал Яшин, предъявил супругам документы. Они попробовали протестовать, и тогда рядом с Яшиным возникли бойцы СОБРа...

Чету привезли в ГУОП. Марину вскоре отпустили, а ее мужу объявили о задержании его на 30 суток в соответствии с действовавшим тогда президентским указом. Вечером того же дня "генерал Дима" был в Петербурге.

На следующий день состоялся обыск в юридической консультации Якубовского, занимавшей целый этаж в гостинице "Метрополь". Увы, 5 часов работы ничего не дали _ было ясно, что подчиненных Якубовского кто-то заранее предупредил.

Аналогичный результат, скорее всего, дал бы и обыск на "генеральской" даче. Если бы оперативники не ознакомились с мусором, который в преддверии их прихода собрала уборщица, но уничтожить не успела _ сложила в мешок и поставила его в прихожей бани. В мешке обнаружился прелюбопытнейший факс. Отправлялся он из Израиля в Цюрих и содержал список древних еврейских рукописей _ но не украденных, а находящихся в фондах библиотеки им. Ленина. Адресатом был швейцарский торговец предметами искусства Микки Хаттендорф _ деловой партнер Станислава Якубовского, брата "генерала Димы". Судя по всему, найденный факс являлся заказом на партию контрабанды...

Ищи женщину!

А на берегах Невы скрупулезнейшему изучению подверглись все обстоятельства кражи. Неизвестные похитители перекусили скобу металлических запоров въездных ворот, ведущих во двор библиотеки, и металлическую цепь на решетке окна. Причем совершенно точно определили окно с отключенной сигнализацией, быстро (в ночной темноте!) сориентировались среди ящиков и шкафов и взяли самое ценное. Не оставвалось никаких сомнений, что преступление совершено по очень квалифицированной "наводке".

По приметам, данным Горенбургами, сотрудникам ГАИ удалось задержать автомобиль "Хонда-Аккорд", который арендовали израильские гости.

Микроанализ ткани его сиденья показал наличие в ней волокон шерсти, обнаруженных на сумках с украденными рукописями и разбитом окне библиотеки.

Автомобиль принадлежал некоему АОЗТ, из документов которого и стало известно, что арендовал его израильтянин Хайм Тоуб. 8 декабря он оформил контракт, а 12 декабря уже звонил из Израиля, сообщая, что оставил машину у Финляндского вокзала.

Со слов Горенбургов было известно также, что перед самым отъездом их постояльцы жили в гостинице "Ладога". Проверили регистрационную книгу _ как раз в указанные дни в ней значились двое израильтян: Давид Кабири и Цион Леви. В службе паспортного контроля аэропорта "Пулково"

подняли корешки их виз с фотографиями, показали Горенбургам _ и они уверенно опознали своих постояльцев. Неустановленной, однако, оставалась находившаяся при израильтянах женщина.

Поехали в гостиницу "Карелия" _ по данным Горенбургов, до знакомства с ними израильтяне жили там. Регистрационная книга подтвердила: да, действительно, Кабири и Леви снимали номер с 23 ноября по 1 декабря. А вот в соседнем жила российская гражданка Светлана Лебедева, приехавшая из Израиля в один день с ними с помощью одной и той же туристической фирмы.

Открыли список лиц, имевших отношение к рукописям Публички. И _ вот она, удача! Светлана оказалась женой бывшего главного хранителя рукописей РНБ Виктора Лебедева. С 1992 года супруги проживали в Израиле, но память о себе в Питере оставили недобрую. Были все основания полагать, что Лебедев имел отношение к многочисленным кражам и подменам древнееврейских рукописей в РНБ в 1990 _ 1991 годах. Будучи уличен коллегами, от всяких объяснений он отказался и вместе с супругой спешно покинул пределы России.

Разумеется, участие Лебедева объясняло все: обладая феноменальной памятью, он мог без труда дать ворам подробнейшие инструкции по расположению окон, комнат, шкафов и местонахождению любой рукописи.

Как следовало из бухгалтерских документов "Карелии", с 28 ноября Лебедева почему-то оплачивала еще и соседний номер, числящийся незаселенным. Ясность внесла горничная на этаже _ вспомнила двоих мужчин, заселившихся в "пустующий" номер и всегда ходивших вместе с Леви, Кабири и Лебедевой. Подняли визы приезжавших в этот день граждан Израиля _ и горничная по фотографиям опознала двоих таинственных постояльцев.

Ими оказались братья Давид и Абрахам Асуры.

За неделю пребывания в Петербурге компания несколько раз совершала вояжи в район "Гостиного двора" _ туда, где на углу Невского и Садовой находятся ворота во двор РНБ. Гости явно проводили рекогносцировку на местности. Посещали они и гостиницу "Прибалтийская", где жил тогда вышеупомянутый Тоуб _ в одном номере с приехавшим вместе с ним Ицхаком Зароугом. Потом Лебедева переехала к своей знакомой, а ее друзья стали менять гостиницы. В снятой у Горенбургов квартире никто не жил ни одного дня _ видимо, она должна была сыграть роль "почтового ящика".

3 декабря Тоуб и Зароуг выезжают в Нидерланды. 8-го Тоуб возвращается в Петербург _ только для того, чтобы взять напрокат машину и на следующий же день уехать снова. 7-го уезжает Лебедева. А 11-го _ сразу после кражи _ Россию через финскую границу покидают Леви, Кабири и братья Асуры. Каждый сыграл свою роль, и теперь оставалось только ждать, когда драгоценные рукописи прибудут на землю обетованную.

"Всемогущий" Дима Разумеется, профессионально организованная и блестяще проведенная кража не имела бы никакого смысла, если бы не существовало надежного канала вывоза раритетов за рубеж. Пронести более ста килограммов ценнейших рукописей мимо таможенников было нереально. Такое "чудо" мог совершить лишь человек, которого таможня просто не досматривает. Фигура Якубовского подходила для подобной цели идеально. Влияние его и связи были хорошо известны. Так же, как и то, что он неоднократно вылетал за границу не только без визы, но и без паспортного контроля.

Сам "генерал", однако, вину свою напрочь отрицал. Приезд в Петербург своих людей _ охранника и водителя _ объяснял их личной инициативой. Пришлось снова ехать в Москву _ проводить опрос сотрудников его консультации. Выяснилось, что при существовавшей там железной дисциплине подобное было абсолютно исключено.

Зато в процессе работы с Ананьевым, Ушаковым и другими подчиненными Якубовского картина подготовки к краже прояснилась.

Гонцов за рукописями "генерал Дима" отправлял в условиях "дикой конспирации". С Ананьевым разговаривал не у себя в кабинете, а спустившись на другой этаж "Метрополя" без охраны (чего с ним никогда не бывало). Все инструкции не произносил, а, боясь подслушивания, записывал на клочке бумаги. Естественно, о характере груза гонцы не знали _ им было лишь сообщено, что эти вещи принадлежат "богатым людям", которые заплатят каждому из них по 10 тысяч долларов.

За 4 дня до кражи в офисе Якубовского побывали Лебедева и Кабири.

Через дежурного им был вручен увесистый, замотанный скотчем пакет. Не исключено, что в нем был тот самый инструмент, при помощи которого в ночь на 11 декабря перекусывали скобу ворот и цепь на решетке окна Российской национальной библиотеки.

5 ноября сам "генерал" зачем-то тайно и безо всякой визы нанес однодневный визит в Израиль. А вскоре после кражи рукописей из РНБ туда должен был стартовать специально заказанный Якубовским самолет Ставропольского авиаотряда с неким важным грузом на борту.

Крупицы истины _ с земли обетованной Итак, круг подозреваемых вырисовался точно. Но, увы, все предполагаемые исполнители дерзкой кражи находились в Израиле. Договора о правовой помощи с этой страной у России нет. Тем не менее, по каналам МВД питерский РУОП обратился за помощью к представителю полиции Израиля в Москве Арону Талю. Через несколько дней следователь Александр Шубов и оперуполномоченный РУОПа Алексей Чемодуров вместе с Талем уже были в Израиле.

После недели переговоров с представителями министерства общественной безопасности и юстиции, а также прокуратуры привезенные россиянами документы признали имеющими доказательную силу. Полиция взяла на прослушивание телефоны подозреваемых (что дало возможность засечь несколько изобличающих фраз), потом одновременно провела задержания и обыски. За решеткой оказались супруги Лебедевы и семеро израильтян. К доказательствам, добытым в России, добавились и результаты проведенных здесь экспертиз. Анализ волокон, обнаруженных на окне в месте проникновения в РНБ, показал, что они идентичны волокнам с плаща Давида Асура. А те, что изъяли с сиденья вышеупомянутой "Хонды-Аккорд", полностью соответствуют взятым с плаща, в котором в Петербурге ходил Кабири.

Несмотря на явные улики, израильтяне свое участие в преступлении категорически отрицали. А Лебедевы полностью признались и рассказали о подготовке к краже во всех подробностях.

Увы, история их поучительна и трагична. Попав в Израиль, они оказались в трудном материальном положении. "Выручил" торговец антиквариатом Кабири, который предложил Светлане подработать у него в офисе переводчицей. Вскоре ей сделали заманчивое предложение _ попросили получить у мужа список наиболее ценных рукописей, хранящихся в петербургской Публичке. Потом _ подробный чертеж отдела, где они хранятся, и местонахождение каждой из них. Просьба была исполнена. Вспомнил Лебедев и о фрагменте окна с испорченной сигнализацией _ однажды в 1971 году он, забыв дома документы, проник через него в отдел. (Сигнализацию эту, кстати, потом не раз чинили, но по странному стечению обстоятельств именно в день кражи она оказалась отключенной.) Потом был визит Светланы в Петербург _ ее описание этой поездки во всех подробностях совпало с тем, что уже было известно российскому следствию.

Последние звенья Цепь доказательств, однако, еще не была полной _ не хватало подтверждения связи Якубовского с заказчиками украденных раритетов. Через МИД Генеральная прокуратура России вышла на прокуратуру Швейцарии с просьбой помочь исследовать роль в совершенной краже Хаттендорфа и Станислава Якубовского. Спустя некоторое время Шубов и Чемодуров уже летели в Цюрих.

После изучения швейцарской полицией представленных россиянами доказательств подозреваемые были арестованы. Разумеется, причастность свою к краже они категорически отрицали. Но не скрывали, что к хранящимся в России древнееврейским рукописям Хаттендорф присматривался давно и просил Станислава узнать возможности их приобретения при помощи его всемогущего брата. Станислав якобы отказывался, говоря, что это невозможно. Между тем, выяснилось, что с непосредственными участниками кражи они хорошо знакомы. Встречались с ними, к примеру, в день "исторического" однодневного визита Якубовского в Израиль (на специальном самолете, с кучей друзей, часть которых даже не имела израильской визы), а впоследствии многократно разговаривали по телефону. Только 12 декабря из квартиры Хаттендорфа в Цюрихе состоялось 12 (!) переговоров с гостиницей "Континенталь" в Вене, куда прибыли из Петербурга "герои".

Увы, несмотря на полноту доказательств, ни Израиль, ни Швейцария подозреваемых в организации и совершении кражи рукописей России не выдали. В пределах досягаемости российской Фемиды оказался один Дмитрий Якубовский. Осталось ответить на последний вопрос, ставший "непобиваемым" козырем в руках его защитников: зачем богатому, влиятельнейшему, сверхблагополучному человеку связываться с уголовниками, марать себя чудовищным преступлением? Для ответа пришлось выходить на полицию Канады _ страны, где в последнее время проживал Якубовский. Проведенное там расследование неопровержимо установило: в последнее время он испытывал серьезные материальные затруднения _ задолжал около двух миллионов "зеленых" некой фирме, грозящей подать на него в суд. Спасти его могли только "бешеные" деньги. Мотив преступления, таким образом, был налицо.

Эпилог Следствие закончилось. "Дело Якубовского" оказалось воистину уникальным. Впервые, распутывая сложнейший преступный клубок, в одной "связке" с российскими оперативниками и следователями работали полицейские многих стран. Прямые контакты оказались чрезвычайно эффективны _ вопросы, решаемые обычно месяцами через "официальные каналы", при работе над этим делом удавалось решать в считанные дни. Результат четких и слаженных действий был закономерен: впервые в российской юридической практике суд принял за доказательства процессуальные документы, поступившие из-за границы и составленные по законам других государств. В УПК подобная ситуация не оговорена, но в данном случае совокупность собранных доказательств не давала оснований ни для каких сомнений.

14 ноября 1996 года судебная коллегия по уголовным делам Городского суда Санкт-Петербурга огласила приговор: Дмитрий Олегович Якубовский признавался виновным по двум статьям Уголовного кодекса и приговаривался к лишению свободы сроком на 5 лет с конфискацией имущества.

Верховный суд России вину "генерала Димы" подтвердил, хотя и уменьшил ему срок заключения до 4 лет.

до знакомства с ними их постояльцы жили в гостинице "Карелия", а перед самым отъездом _ в "Ладоге". Этих скудных сведений оказалось достаточно, чтобы, просмотрев корешки виз приезжавших в город израильтян, вычислить имена гостей Давида Кабири и Циона Леви, а также приехавших позже их сообщников _ братьев Давида и Абрахама Асуров. А в "Карелии" соседний с ними номер занимала российская гражданка Светлана Лебедева, приехавшая в один день с Кабири и Леви и всегда сопровождавшая израильтян в поездках по городу.

Он отбыл наказание "от звонка до звонка". Остается только догадываться, на что "генерал" теперь может "положить глаз" в случае возникновения неожиданных материальных проблем.