ОПС Ленинграда (СПб)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Юрфак Санкт-Петербургского гос. университета, Центр по изучению организованной преступности и коррупции", 1999

Ленинград (Санкт-Петербург)

70-е, начало 80-х гг. время, когда начала складываться организованная преступность современного образца. Ленинград (с 1991 г. Санкт-Петербург) – город, где традиционно сильны позиции контрабандистов. Это объясняется, прежде всего, географическим положением города и региона.

Предметами контрабанды 70-х являлись произведения искусства, антиквариат и товары народного потребления (одежда и бытовая техника). Контрабанда антиквариата, произведений искусства обеспечивалась преступной инфраструктурой. В городе работала разветвленная сеть «агентов», в задачи которых входил сбор информации и определение потенциальных жертв преступлений. Типичные жертвы преступлений – пожилые, одинокие, алкоголики, лица собирающиеся эмигрировать. Преступления могли носить насильственный характер (разбой, грабеж, вымогательство) или же выглядеть как жульничество, шантаж.

В городе действовало множество «команд» спекулянтов (т.н. «фарцовщиков»). Их работой была скупка и последующая перепродажа (спекуляция) товаров народного потребления. В условиях тотального дефицита, преступники организовывали оптовые скупки со складов, «блокирование» магазинов, скупку у иностранных граждан, соотечественников, приезжающих из заграницы. В дальнейшем товары продавались на полулегальных вещевых рынках, вблизи крупных магазинов (ленинградцам хорошо была известна «галёра» – галерея Гостиного Двора – место торговли предметами женского туалета, парфюмерией и другими товарами) и в общественных туалетах. Ленинград становится одним из центров, куда приезжают «фарцовщики» всего СССР. Значительный объем криминальной деятельности составляли «валютные операции», запрещенные законом (ст. 88 УК РСФСР 1960 г., отмененная лишь в 1994 г.).

(Интервью)
И: А как вообще поменялась ОП за последние лет 20?
Р: Сильно. Начиналось все с отдельных команд, человек 10-20. И то это уже чуть не бандой выглядело. Обычно все с фарцовки начинали или то, что около нее лежит. Вообще-то тогда уже кое-какие элементы современные были.
Р: Например?
И: Ну, например все «барыги» (преступники, занимающиеся только торговлей – И.) имели своих «пап». Теперь это крышей называется. Потом, скажем, Фёка… (Феоктистов – И.) Все прекрасно знали, кто это и что. Если кто-то говорил – я, типа, там с Фёкой водку пью – все это круто. Тебя не тронут. Он вообще на авторитете мог разобраться, без мордобития. А кроме него были Слон, Маргулис, тот же Малыш… (А.И.Малышев – И.).

В 70-е годы начинает складываться drug traffic (наркоторговля. А. Захаров). Большую часть наркотических средств перевозят и продают представители «системы» (хиппи) и цыгане. Традиционные районы, откуда привозятся наркотики – Казахстан, Средняя Азия (Узбекистан, Таджикистан, Киргизия), Дальний Восток, некоторые республики и области юга СССР (Украина, Краснодарский край, Ставропольский край). Очевидно, что этот рынок вряд ли мог существовать без четко организованной системы. Однако, сведения о сообществах этого времени практически отсутствуют.

В городе сложилась система нескольких «команд». «Точки» купли-продажи были жестко поделены. Появились первые довольно широко известные преступники («авторитеты»), пользующиеся влиянием не только в преступном мире и имеющих определенное реномэ, имидж. Например, Феоктистов в свое время попал в публикацию «Spiegel» (ФРГ), где его назвали крестным отцом чуть ли не всей организованной преступности СССР. Большую роль в развитии ОП играли «цеховики». Множество «иностранного» ширпотреба производилось в Ленинграде и области.

Исторически сложилось так, что количество «воров в законе» в Ленинграде никогда не было особенно большим. Однако их влияние распространялось на город и регион.

(Интервью)
И: Есть ли в нашем регионе «воры в законе»?
Р: Тут странная такая штука. В принципе воры есть. Но они все приезжие. В Москве назначается «смотрящий» (наблюдатель – И.) по Питеру…
И: Кем?
Р: Вот опять же… Неизвестно. Якобы это все на сходке… Понимаешь, Питер вообще из этой системы как-то выпадает. Это тем более странно, потому что в Волхове, Череповце, Вологде – там есть сильные местные авторитетные воры. А в Питере… Ну, вон, Дядя Слава (В.Кирпичев, входил в группировку А.И.Малышева – И.) был, так и того укокошили.
Р: Так он вроде и не вор был…
И: Ну, да – положенец. Какая разница, все равно из этой системы. Нет у нас своих известных воров. 

Преступность этого периода имела начальные признаки организованной преступности. Ее характерной особенностью является паразитирование на социальной структуре, экономических особенностях политического строя. Тогда как традиционная уголовная преступность находилась в оппозиции к государственным институтам и более или менее явно декларировала это.

Конец 80-х, начало 90-х гг. – время становления кооперативного движения. В Ленинграде (Санкт-Петербурге) возникает несколько десятков преступных группировок, состоящих из физически хорошо подготовленных молодых людей, ранее, как правило, не судимых, часто являющихся спортсменами-профессионалами, бывшими спортсменами, бывшими венными – солдатами и офицерами. Деятельность этих группировок заключалась в установлении контроля над определенными территориями – местом размещения крупных магазинов, рынков, ресторанов, гостиниц, кафе. В этих местах бизнесмены, продавцы были обязаны платить «налог», а покупатели часто становились жертвами краж, грабежей, мошенничеств. Самыми популярными видами мошенничества становятся обман при обмене валюты и игра в наперстки. Преступные группировки строго следят за тем, чтобы на подконтрольной территории не появлялись чужие, а милиция появлялась «вовремя».

Самыми прибыльными видами преступного бизнеса становятся автомобильный бизнес, компьютерный, «челночный».
Автомобильный бизнес включает в себя угон автомобиля, его последующая «подготовка» (перекраска, смена номеров мотора и кузова) и продажа, часто в отдаленный регион, где его поиск крайне затруднен. Крупнейший автозавод России ВАЗ (г.Тольятти) и продукция этого завода – автомобили «Жигули» становятся предметом мошеннических акций, воровства. Крупнейший центр автомобильного бизнеса в Санкт-Петербурге – рынок на Проспекте Энергетиков оказывается под контролем ОПГ братьев Васильевых. По некоторым данным он контролируется ими до сих пор.

Закладываются основы для международных связей. Автомобили угоняются из стран Западной Европы, часто по договоренности с хозяевами, под оформляемую страховку. Через территорию стран Восточной Европы (Польша, Чехия, Словакия) перегоняются в Россию. Популярнейший маршрут – паром Киль – Санкт-Петербург. Поиск краденого за границей автомобиля в России крайне затруднен. Практика дорожной милиции (ГАИ, позднее ГИБДД) такова, что к поиску похищенного автомобиля без «вознаграждения» сотрудники приступают крайне неохотно. Данная служба вообще считается наиболее коррумпированной в системе МВД.

(Интервью)
И: Какое-то влияние на легальную экономику со стороны ОП есть?
Р: Да, пожалуй. Пожалуйста, посмотрите – весь ВАЗ контролируется ОП. Ну да, там в 97-м году, кажется, Куликов (бывший министр внутренних дел – И.) сильно почистил. А что получилось? Не стало бандитов – исчез контроль качества. У нас на рынке все знают, что подержанная машина выпуска 96-97 годов лучше, чем новая 99 г. Да и потом, вы посмотрите сколько по всей стране представительств ВАЗа, официальных дистрибьютеров. И все это находится тоже под контролем ОП. Это не влияние? 

Компьютерный бизнес стал «стартовой» площадкой для целого ряда ныне крупных бизнесменов. В конце 80-х, начале 90-х гг. оргтехника в России была дефицитом, а цены были на порядок выше общемировых. Коммерсанты закупали в фирмах подержанную оргтехнику, ввозили под видом запчастей, лома, сырья и продавали ее в Санкт-Петербурге по очень высоким ценам. Это была одна из первых возможностей, почти легальной, быстрой прокрутки денег – возможность отмыть деньги.

«Челночный бизнес» – выезд коммерсантов за границу, оптовая закупка товаров широкого потребления, переправка груза в Россию с последующей продажей. «Челноки» выезжают с крупными суммами денег, везут большое количество товара. Кроме довольно близких (в географическом и культурном смысле) Польши, Венгрии, Чехии, «челноки» стали посещать Турцию, Китай, Грецию. Это требовало организации охраны. Государство никак не защищало интересы соотечественников за рубежом, поэтому это стало прерогативой «команд». Кроме того, «челноки» зачастую становятся жертвами грабежей, вымогательства со стороны соотечественников. Многие преступные группировки заводят свои «филиалы» за границей.

В организации азартных игр есть определенная специфика. В городе функционируют притоны («катраны»), где клиенты играют в несложные азартные игры. В основном это картежные игры, но играют также в кости, нарды. Игра идет на очень крупные деньги. Половина и больше клиентов – представители «преступного мира». На «катранах» часто играют шулера. Иногда игра вообще ведется только между ними. Эти центры постоянно меняют адрес. Другой, большой частью этого бизнеса является организация уличных азартных игр. В начале-середине 90-х это были «наперстки» и «три карты», в конце 90-х – уличные лотереи. Какими бы ни были правила этих игр, клиент никогда не выигрывает. Современные организаторы уличных лотерей платят до 20% прикрывающим их преступным группировкам и по договоренности выплачивают процент ППС (патрульно-постовая служба милиции). В организацию азартных игр также входят казино. Игральные заведения облагаются огромными налогами, получение лицензии на этот вид деятельности связано с большими проблемами. Однако в Санкт-Петербург открыты десятки казино и сотни игровых кафе с автоматами. Эти заведения традиционно считаются «прачечными для денег». Через них также легко пускать деньги на коррупционные связи.

(Интервью)
И: Какими видами преступного бизнеса заняты ОПГ? … организация азартных игр?
Р: Если иметь в виду казино как организацию азартных игр, то да. Это же очень удобно. Приглашаешь кого надо в казино и он выигрывает столько, сколько ты хочешь ему дать. Все чисто и красиво никаких взяток, коррупции. Везет человеку и все. Через казино вообще можно пропустить большое количество неподконтрольных денег. Каждый раз, когда случаются наезды (милицейские проверки – И.), в любом казино находят нарушения. Найти нарушения можно в любом казино. Но кто проверять будет если там какой-нибудь помощник губернатора сидит? Вобщем, «белые начинают и выигрывают».

Большое распространение получает организация проституции. В городе открываются фирмы массажа, сауны, эскорта, работают «call girls» – девочки по вызову. Уличная проституция пока не имеет четко обозначенных центров – формируется вокруг вокзалов, гостиниц. (В конце 90-х годов крупнейшим «центром» уличной проституции стала старая часть Невского проспекта). Гостиничная проституция существует с Советских времен. Процесс организации облегчается тем, что все гостиницы города поделены между преступными группировками. Некоторые из них используются как резиденции. Организуются вывоз проституток за границу (Европа, США, некоторые страны Латинской Америки, Турция, Греция, Израиль и некоторые другие страны).

(Интервью)
И: Какими видами преступного бизнеса заняты ОПГ? … организация проституции?
Р: Проституция в Питере – это давно уже индустрия. В Москве еще круче все поставлено, но им там легче – приезжих больше, да и город побогаче. А у нас самые дорогие бабы в кабаках, гостиницах, казино. Потом – те, кто по вызову мотаются и по саунам, «центрам досуга» сидят. Или там… массажные, косметические салоны. Уличные – самые дешевые. А вокзальные – это вообще. Там за бутылку… за стакан водки можно получить все, что хочешь.
И: А детская проституция?
Р: Есть, да. Это вообще-то очень дорого. Но есть алкаши, которые своих детей продают. Тогда тоже буквально за бутылку водки. Если говорить о проституции вообще, то, конечно, есть и мужская проституция и голубая тоже. И мужики, кстати, на порядок дороже стоят.
И: Проституток вывозят «в командировки»?
Р: Конечно вывозят. Причем это не всегда проститутки. Бывает набирают девчонок в стриптиз работать, или вообще в сферу обслуживания, а потом вывозят, буквально, в Турцию и заставляют там молотить. Это их счастье если сбежать удастся – там обычно очень плохо все заканчивается…

Укрепляются связи с зарубежными преступными сообществами, облегчается процесс конвертации, отмывки денег за границей, вложения денежных средств в бизнес, недвижимость.

В начале 90-х гг. происходит массовая экспансия этнических преступных сообществ в криминальный мир Санкт-Петербурга. Этнические преступники, как правило, выходцы с Кавказа и Средней Азии (чеченцы, азербайджанцы, армяне, дагестанцы, грузины, таджики, и др.), занимаются традиционными видами преступного бизнеса: организация проституции, азартные игры. Но самым прибыльным становится наркобизнес. Этнические преступные группировки зачастую являются резидентами тех региональных преступных сообществ, где наркотики производятся.

Город делится на «сферы влияния», которые представляют собой зоны, которые контролирует определенная группировка. За передел таких зон происходят частые ожесточенные стычки между «бойцами» («торпедами»). Сначала все ограничивалось рукопашными боями, впоследствии стало применяться огнестрельное оружие. Первая перестрелка между группировками с применением автоматического оружия связана с конфликтом вокруг вещевого рынка в Девяткино между «Тамбовцами» и «Малышевцами».

В первой половине 90-х годов складывается система, которая теперь именуется «преступным миром Санкт-Петербурга». Самыми крупными организованными сообществами этого периода считаются «Малышевское», «Тамбовское», «Казанское», «Азербайджанское». Кроме них в городе действуют десятки более мелких группировок, сотни групп. Представители крупных сообществ борются с неорганизованными преступниками, так как не в их интересах выпускать ситуацию из-под контроля. Неорганизованные преступники, не считающиеся с интересами крупных ОПГ получают название «беспредельщиков».

Все сообщества начинали с одного типа деятельности. Это было вымогательство и получение денег с бизнесменов, которых они курировали (охраняли). Позднее проявились некоторые предпочтения.

(Интервью)
И: Практика вымогательства сейчас сильно распространена?
Р: Вообще-то нет. Это все вчерашний день. Но в группировках есть специальные люди, которые занимаются наездами. Они, как правило неплохие психологи, имеют хороший опыт, могут подавить собеседника. Они прощупывают фирмы. Сначала фирму «пробивают» (наводят справки – И.), вдруг она уже под кем-то крутым. Если нет, тогда организуют наезд. Если руководство прогибается (проявляет слабость – И.), то все – навешивают крышу. Или можно за язык поймать. Что-нибудь не то человечек брякнул – все, денег должен, тут же счетчик включается (проценты – И.). Так можно на деньги «поставить», что вся фирма будет на бандитов пахать. А главное даже если крыша разборки потребует, то все по понятию – обидели человека – денег должны.

Организованная преступность вторгается в легальные априори сферы социальной жизни. Государство, находящееся на переломе социального строя теряет контроль над многими социальными процессами, намечаются тенденции к проявлению аномии. ОП, как сверхадаптивная структура реагирует на изменения быстро и эффективно. Новые возможности ОП связаны с вливанием «свежей крови» в виде «новых» преступников, появлением недоступных до того возможностей использования финансовых, экономических, силовых институтов в преступных целях.

Середина 90-х годов – следующий виток в развитии организованной преступности. Это время проведения приватизации. В отсутствии урегулированных правовых отношений и резкого роста преступности, приватизация стала механизмом захвата недвижимости номенклатурой и преступными организациями по бросовым ценам. Нарушение правил проведения аукционов недвижимости, угрозы, силовое давление на конкурентов позволило за бесценок скупить или установить контроль над многими предприятиями города.

(Интервью)
И: Насколько, все-таки, ОП повлияла на процесс приватизации?
Р: Повлияла так, что в частные руки попали такие возможности, что раньше об этом и мечтать страшно было. В Петербурге несколько крупнейших в стране заводов лежат под группировками. Конечно, никто туда не приходит, денег не просит. Сейчас все по-другому делается. Завод покупает сырье не потому, что где-то дешевле, а потому, что совет директоров постановил – покупать ТАМ. Профиль тоже зависит от того, что скажут делать. Мощность выпуска продукции, в конце концов…

В середине 90-х гг. очень распространенным и прибыльным становится оружейный бизнес. Российская армия, находящаяся в тяжелейших экономических условиях, теряет контроль над своими многочисленными складами, «точками», отдаленными частями. Много складов оказывается за рубежом (бывшие республики СССР). Воровство техники и оружия из военных частей становится регулярным каналом поступления вооружения на нелегальный рынок. Кроме того, возникают «горячие точки» вооруженных конфликтов, где контроль над оборотом оружия и боеприпасов крайне затруднен. Города, где производится оружие (Тула, Ижевск), находятся буквально в осаде покупателей, далеко не всегда имеющих подлинные лицензии и разрешения. Правоохранительные органы теряют контроль над ситуацией оборота оружия (Константинов, 1997).

Еще в начале 90-х гг. возникло первое крупное преступное сообщество – «Малышевское» (лидер – А.И.Малышев). Сначала это была группировка Малышева, который проявил прекрасные организаторские способности, и сумел создать крупное сообщество. Организация представляла собой конфедерацию нескольких десятков преступных группировок под одной «крышей». Лидеры этих группировок платили своеобразный налог за «лицензию» – право использовать имя главы «конфедерации». Неудивительно, что имя А.Малышева (также, как и другого «авторитета» В.Кирпичева) оказывается в списке элиты СПб (Голофаст, Протасенко, Божков, 1995). Имена лидеров сообщества становятся известны практически всем бизнесменам города. В бизнесе укореняется понятие «работать под крышей», то есть платить деньги определенной группировке (позднее – пользоваться покровительством).

В 9992 - 1995 гг. происходят жесточайшие криминальные войны за раздел рынков. Новые возможности вторжения ОПГ в большой бизнес, экономику порождают множество конфликтных ситуаций, которые разрешаются с помощью силы.

Именно в середине 90-х годов возникает ситуация, когда правоохранительные службы используются как еще одна сила, с помощью которой разрешаются конфликты. Любой арест приводит к тому, что сферы влияния теряют своих контролеров и подлежат переделу. Зачастую именно правоохранительные органы и занимают место контролирующих структур, но уже в роли частных охранных агентств. Многие специалисты, профессионалы высокого класса меняют место работы на более доходные – сначала преступные группировки, позднее легальные частные охранные структуры.

(Интервью)
И: Фирмы безопасности как-то используются в целях вымогательства?
Р: Здравствуйте. В основном они и занимаются теперь вымогательством. Раньше по городу бегали гоблины (боевики преступных сообществ – И.) с автоматами. Гоблинов ловили, сажали, стреляли. Теперь половина фирм под «ментовской» крышей. Ну и что делать? Все ментам на откуп отдавать. Вот нашли выход. Оформляешься, по всем законам получаешь лицензию, набираешь охранников.
Р: Тех же гоблинов?
И: В том числе. И вперед – охраняй то, что пока не охраняется. И ментов тут задействуют тоже. Фима (Ефимов – И.) вон как свой «Скорпион» развернул. Да и сам с половиной «ментовки» дружил – казалось бы… А вот тебе, тоже скушали. Правда на этом рынке конкуренция страшная. Там если посадили – это еще счастье. Бывает и хуже.
Р: «Скорпион» контролировал… охранял много объектов?
И: Полгорода. Это же не просто охранная фирма. Это охранный концерн был. Они и ментовские подразделения привлекали и ВОХР (вневедомственная охрана МВД – И.).

Использование легальных социальных институтов не ограничивается только правоохранительными структурами. В частности под контроль ОП переходят многие Масс Медиа, шоу бизнес становится полем отмывания денег.

В середине 90-х годов наиболее прибыльным криминальные виды деятельности: наркобизнес; недвижимость; цветные и редкоземельные металлы; торговля оружием; фальсификация спиртных напитков.
Состав наркотиков, представленных на рынке, меняется. Если ранее преобладали конопля и маковая соломка, то теперь на первое место выходит героин. Появляется ранее экзотический кокаин. Преступные группировки Санкт-Петербурга активно сотрудничают с другими региональными и иностранными представителями наркобизнеса, которые занимаются выращиванием, производством, доставкой наркотиков в город. Группировками контролируется процесс распространения наркотиков через сеть уличных торговцев, проституток. Возникает большое количество ночных клубов – центров продаж наркотиков. Наркотики, продаваемые в клубе на 20-50% дороже чем «на улице». Кроме того, охрана клуба предупреждает продавцов и покупателей о рейдах милиции и обеспечивает безопасность процесса торговли.

Проводимая в России приватизация позволила гражданам перевести квартиры в свою частную собственность. Группировки контролируют многочисленные риэлтерские фирмы, нотариусов. Создаются специальные бригады, которые занимаются определением потенциальных жертв преступлений, чаще всего социальных аутсайдеров – алкоголиков, одиноких, пенсионеров, больных людей. Набор незаконных действий: обман при покупке квартиры; мошенническое завладение квартирой (например, аренда квартиры с последующей кражей документов); угрозы, вымогательства; убийство. (См. Аферы с недвижимостью)

Активно осваивается поле промышленной недвижимости. Благодаря взяткам, силовому давлению становится возможным купить промышленные помещения с последующей перестройкой под коммерческие заведения (клубы, дискотеки, рестораны). Зачастую покупаемые предприятия искусственно разоряются для смены профиля их работы, так как заниматься производственной деятельностью невыгодно. Чаще всего их переделывают под увеселительные заведения, офисные, деловые центры – это быстрые и большие деньги.

Настоящий бум переживает контрабанда и торговля цветными и редкоземельными металлами. В Санкт-Петербурге создаются специальные пункты приема и формирования грузов с металлическим ломом (т.н. «площадки»). Почти весь металл, проходящий через эти пункты – ворованный металл в виде медных проводов, частей функциональных механизмов (лифтов и др.); изделия из бронзы (в т.ч. декоративные городские украшения, памятники). Редкоземельные металлы незаконно вывозятся с Урала (напр., Свердловская область). Преступники занимались оформлением фиктивных, поддельных документов, часто под одну перевозку металлов специально создавались фирмы. Металлы контрабандой отправлялись в страны Балтии, Западной Европы.

(Интервью)
И: Какими видами преступного бизнеса заняты ОПГ?

Р: Я думаю за один только 94-й половину всего металла из России вывезли нелегально. А вторую половину чиновники продали. Это был такой бизнес! Люди за два-три месяца заработали так, что до сих пор загорают. Правда и крутиться там надо было 25 часов в сутки. Но игра стоила свеч. Разница в ценах здесь и в Эстонии, например, была огромная.
И: А редкоземельные металлы, радиоактивные элементы?
Р: Знал я несколько человек, кто эту тему раскручивал. Кого посадили, кто так пропал. Может, конечно, тоже заработали и живут теперь где-нибудь тихо и красиво. Но я думаю не живут они. Эти все темы тогда еще под себя начали ГБ-шники (сотрудники КГБ, ФСБ – И.) подгребать. С ними конкурировать – себе дороже. Ни законов у них, ни понятий… Чуть что – башку отрывают, да так, что и тушки не останется.

В середине 90-х годов начинается активное проникновение преступных сообществ в сферу сырьевого рынка. Первыми под криминальный контроль попали бензиновый рынок и лес. Экспорт, импорт, перевозка, продажа бензина и леса осуществлялась под контролем преступников или под их «крышей» создавались фирмы. Другой важнейшей частью подконтрольного преступникам бизнеса стали взаимозачеты. В условиях тотальных неплатежей, государство (бывший премьер-министр В.С.Черномырдин лично) поощряли практику взаиморасчетов натуральными товарами, а не деньгами. В результате выстраивались длинные цепочки таких обменов, конечным результатом которых было получение 20-30% начальной суммы. В процессе этих обменов происходил подлог документов, занижение стоимости товаров, сокрытие прибыли и доходов (уклонение от уплаты налогов). Часто сделка заканчивалась получением не денег, а какого-то вида услуг или товара, что также облегчало уход от уплаты налогов. По сути, система взаимозачетов – система поощряемого государством воровства.

(Интервью)
И: Какими видами преступного бизнеса заняты ОПГ?

Р: Наше государственное управление само придумало замечательную систему взаимозачетов. Государство не справляется со своими обязанностями – не могут разрулить долги. Предприятия должны денег друг другу в основном потому, что всем им должно государство. Хорошо, придумали систему, которая снимает часть веса с государства. Естественно, нужны люди – менеджеры, которые всем этим будут заниматься. Представь себе долги одного предприятия перед другим – это десятки тысяч, иногда миллионы долларов. А посредник сидит на процентном дисконте. А нашему государству никогда не нравилось, чтобы кто-то сильно много зарабатывал. Можно показать свою прибыль? Нет. А раз ты ее прячешь – значит ты плохой человек преступник. Представляешь? Ты решаешь проблему государства и ходишь в преступниках у него же. Ну о подводных всяких механизмах даже говорить смешно. Пока посредник меняет одну продукцию на другую, а все ведь хотят повыгоднее продаться, у всех бандиты свои, которые всех собак на посредника вешают. Взаимозачеты – это выгодно, но тут действительно менеджер универсальный должен быть…

Фальсификация спиртных напитков – традиционный криминальный бизнес. Начало этому занятию положил «полусухой закон» 1985 г. В середине 80-х было резко сокращено производство спиртных напитков, закрыты заводы-производители, вырублены виноградники. Это спровоцировало развитие подпольного производство спиртных напитков. В 90-х годах стало возможным заниматься их легальным производством. Этот бизнес является одним из самых быстрых в смысле окупаемости. Широкомасштабные хищения спирта, использование некачественных или технических ингредиентов довели себестоимость продукции в середине 90-х до минимума. На прилавках коммерческих точек в больших количествах появились водка «Абсолют», коньяк «Наполеон», ликер «Амаретто», которые производились в городе и области. Результатом международного сотрудничества преступников стало то, что большое количество фальсифицированных спиртных напитков производилось, а потом под видом подлинных (по соответствующим ценам) продавалось в Россию из Польши, Венгрии, Голландии, Германии, США. Был налажен выпуск питьевого спирта «Рояль», якобы производства Голландии, Германии, который заполонил всю страну.

Существует также несколько сфер криминальной деятельности, о которых сведения крайне обрывочны и противоречивы. Среди них следует указать: вербовка и отправление боевиков в точки вооруженных конфликтов; торговля человеческими органами; торговля детьми; торговля радиоактивными компонентами химическими элементами; торговля вооружением на уровне крупномасштабных поставок, а также секретных разработок (Дикселиус, Константинов, 1995).

Пустоты, которые образовались в результате потери государством контроля над некоторыми сферами общественной жизни, заполнились альтернативными. Вместо неэффективных законов действуют неписаные правила, душащее налогообложение заменяется щадящим режимом выплат в криминальные кассы, сложная бюрократическая машина «продавливается» с помощью взяток и т.п. В результате складывается необратимая ситуация. Сращивание экономической, деловой жизни с криминальными структурами приводит к тому, что «изъятие» или локализация отдельных преступных лидеров, группировок, сообществ может повлечь либо замену их другими, либо паралич в соответствующих сферах деятельности. Вместе с тем, следует заметить, что общефедеральной системы мафиозного типа в России не существует. Отдаленность регионов, различные традиции и сложившаяся практика преступной деятельности не допускают объединения преступности в единую систему, с одним руководящим, координирующим или даже совещательным органом. По крайней мере, пока…