Обвиняемые в убийстве Дмитрия Холодова окончательно оправданы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Обвиняемые в убийстве Дмитрия Холодова окончательно оправданы ВЕРХОВНЫЙ СУД ВЫНЕС ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР ГЕНПРОКУРАТУРЕ

""В понедельник Военная коллегия Верховного суда отклонила кассационную жалобу Генпрокуратуры и родителей погибшего корреспондента газеты "Московский комсомолец" Дмитрия Холодова и утвердила оправдательный приговор шестерым бывшим десантникам, обвиненным в убийстве журналиста. Это решение окончательное, обжалованию в российских судах оно не подлежит. Родители Холодова намерены обратиться в Европейский суд с жалобой об ущемлении своих прав. Там же, в Страсбурге, еще в 2002 году был принят к рассмотрению иск всех шестерых бывших обвиняемых по "делу Холодова", которые добиваются восстановления своего доброго имени. Однако чем бы ни закончились процессы в Страсбурге, решение суда стало, наверное, самым масштабным провалом Генпрокуратуры за последние годы. Оглашение решения Военной коллегии Верховного суда длилось полтора часа. За это время судья Лев Захаров не менее двух десятков раз произнес фразу: "Это не может являться доказательством виновности подсудимых". Всякий раз это касалось фактов и обстоятельств, которые, как утверждала Генпрокуратура на протяжении нескольких лет, "неопровержимо свидетельствуют о виновности шести подсудимых". Бывший начальник разведки ВДВ полковник Павел Поповских, командир спецотряда 45-го полка ВДВ майор Владимир Морозов, два его заместителя - майоры Константин Мирзаянц и Александр Сорока, бывший десантник Константин Барковский и замруководителя ЧОП "Росс" Александр Капунцов стояли плечом к плечу и бесстрастно - по крайней мере так казалось - слушали решавшие их судьбу слова. Недопустимые доказательства Дмитрий Холодов погиб в редакции "МК" 17 октября 1994 года. В своем кабинете он открыл дипломат, в который было вмонтировано взрывное устройство. По версии следствия, преступление организовал бывший начальник разведки ВДВ полковник Павел Поповских - он пошел на это якобы "из карьеристских побуждений", желая угодить тогдашнему министру обороны Павлу Грачеву. Остальные подсудимые: начальник спецотряда ВДВ Владимир Морозов, его заместители Александр Сорока и Константин Мирзаянц, предприниматель Константин Барковский и замдиректора частного охранного предприятия "Росс" Александр Капунцов - как полагает следствие, были соучастниками преступления. Из обвинительного заключения следовало, что подсудимые 4 октября 1994 года в ходе занятий по минно-подрывному делу похитили более 40 килограммов взрывчатки, 200 граммов из которых впоследствии заложили в дипломат, который Константин Барковский оставил в камере хранения Казанского вокзала для Дмитрия Холодова. В этом кейсе якобы находились интересующие журналиста документы о коррупции в Минобороны. 26 июня 2002 года Московский окружной военный суд (МОВС) оправдал всех шестерых обвиняемых. 27 мая 2003 года Военная коллегия Верховного суда по протесту Генеральной прокуратуры отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение. 10 июня 2004 года все подсудимые были оправданы вновь. В ходе двух процессов суд подверг сомнению практически все доказательства, которые Генпрокуратура считала незыблемыми свидетельствами виновности десантников. Показания ефрейтора-контрактника Маркелова, на которых изначально строилось обвинение, были признаны недостоверными. Суд счел, что Маркелов оговорил своих коллег, узнав, что газета предлагает 3 тысячи долларов за информацию о взрыве. Позже Маркелов сам написал отказ от показаний. Главным "козырем" Генпрокуратуры можно было считать признательные показания Павла Поповских. Однако бывший главный разведчик ВДВ давал их на предварительном следствии во время приступа хронической болезни, и ему была необходима срочная госпитализация. В суде было доказано, что оперативники вынудили его рассказать о том, что он отдал приказ проучить журналиста "МК" Дмитрия Холодова за ряд его критических публикаций об армии. Устный приказ об этом якобы ему несколько раз отдавал сам министр обороны Павел Грачев. Однако такие признания, от которых Поповских впоследствии отказался, суд счел недостаточным доказательством виновности. Недопустимыми признал суд и признания других десантников, данные сразу после задержания. Тогда их допросы проводили оперативники без присутствия адвокатов. Например, Барковского так допрашивали 42 раза. Краеугольным камнем обвинения стало хищение взрывчатки со склада воинской части. По версии Генпрокуратуры, именно эта взрывчатка была в дипломате, который Холодов привез в редакцию. Однако по обвинению в хищении все подсудимые были оправданы за отсутствием события преступления. Как установил суд, взрывчатки того типа, которой взорвали Дмитрия Холодова, не было и не могло быть на том складе. И наконец, у Барковского, который, по версии обвинения, заложил дипломат со взрывчаткой в камеру хранения, на 17 октября 1994 года было алиби. Рано утром он уехал в Рязань, там заходил в училище ВДВ, его видела и узнала сотрудница секретной части военкомата, передававшая ему его личное дело. Также суд счел подтвержденным алиби Поповских и Мирзаянца, которые 17 октября находились в одной из школ города Королева, готовя ее к посещению министра обороны Павла Грачева. Московский окружной военный суд свое отношение к этим доказательствам высказал еще 26 июня 2002 года, вынося первый приговор. Судья Владимир Сердюков полностью оправдал всех подсудимых, признав их невиновными в убийстве Дмитрия Холодова. Мало того, некоторые из них были оправданы и по другим, не относящимся к убийству эпизодам. Павла Поповских тогда оправдали по статье "Превышение должностных полномочий", Константина Мирзаянца - по обвинению в нанесении телесных повреждений своему сослуживцу-офицеру, а Константина Барковского - по обвинению в мошенничестве с недвижимостью, хранении патронов и даже краже изумрудов. По мнению адвокатов, эти "второстепенные" обвинения были включены в дело исключительно для того, чтобы подсудимые побоялись отказываться от своих показаний по основному делу. После первого оправдательного приговора представители Генпрокуратуры во всех интервью заявляли, что это решение ошибочное и вскоре будет обжаловано. В Верховный суд поступила кассационная жалоба, в которой содержалось свыше тысячи претензий к приговору и протоколу судебного заседания. Решение, которое приняла Военная коллегия Верховного суда, многие адвокаты назвали мудрым. Суд оставил в силе оправдательные приговоры по всем второстепенным обвинениям, отправив на новое рассмотрение только эпизод, связанный непосредственно с убийством журналиста. 10 июня 2004 года судья Московского окружного военного суда Евгений Зубов снова полностью оправдал всех подсудимых. Мало того, он вынес частное определение в адрес Генпрокуратуры, в котором указывалось на "допущенные прокурорско-следственными работниками Генеральной прокуратуры РФ грубые нарушения Конституции Российской Федерации, норм уголовно-процессуального закона, ущемляющие права граждан". "Мы свою работу выполнили" Во второй кассационной жалобе представитель обвинения Ирина Алешина снова настаивала на том, что многие доказательства судом учтены не были. Алешина требовала провести повторную экспертизу, поскольку, по ее мнению, эксперты, работавшие в помещении редакции, дали заведомо ложные показания. Оспаривало обвинение и алиби подсудимых, считая его недоказанным. Однако на этот раз представленные Генпрокуратурой аргументы суд не убедили. Оправдательный приговор Московского окружного суда был утвержден - вчера же он вступил в законную силу. Не было отменено и частное определение Генпрокуратуре, которое Верховный суд счел обоснованным. Окончательно оправданные дожидаться ухода судей не стали. Все шестеро обнялись кольцом, хлопали друг друга по спине и поздравляли. - Суд принял единственно правильное решение, - заявила "Известиям" адвокат Павла Поповских Елена Томашевская, - еще семь лет назад было понятно, что привлечены невиновные. Страшно, что настоящие убийцы журналиста Холодова до сих пор находятся на свободе и имена их неизвестны. Гособвинитель Ирина Алешина, за время процесса успевшая пройти путь от майора до генерал-майора юстиции, своего разочарования не скрывала. - Мы, безусловно, не согласны с решением суда, - начала с дежурной фразы Алешина, - но я считаю, что мы свою работу выполнили. Общество узнало правду об убийстве Дмитрия Холодова. И самый главный и беспристрастный суд - его родители - знают, кто убийцы. Супруги Холодовы предполагали, что военная юстиция не защитит их прав, и намеревались обращаться в Страсбургский суд по правам человека. К сожалению, такой возможности нет у Генпрокуратуры. Но мы будем надеяться, что Европейский суд признает факт нарушения прав потерпевших Холодовых. И тогда у нас будут все основания для возобновления процесса. Тем временем адвокаты задумывались о том, как их подзащитные могут компенсировать то, что им пришлось пережить за эти годы. - Мы до сих пор не думали ни о каких материальных притязаниях, - заявила "Известиям" адвокат Александра Капунцова Януара Вольвач. - Но сейчас не исключаем, что будем требовать сатисфакции. В первую очередь за годы, проведенные нашими подзащитными в тюрьме. Но все-таки главное - это восстановление доброго имени. Ни для кого не секрет, что все эти годы газета "МК" целенаправленно создавала общественное мнение, называя бывших десантников убийцами Дмитрия Холодова, не имея при этом никаких доказательств. Мы непременно будем добиваться опровержения на ее страницах." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации