Обвиняемый в убийстве Холодова признался в изготовлении взрывающихся чемоданов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Обвиняемый в убийстве Холодова признался в изготовлении взрывающихся чемоданов

"В среду Московский окружной военный суд на выездной сессии в следственном изоляторе "Матросская тишина" приступил к судебным слушаниям по уголовному делу об убийстве журналиста газеты "Московский комсомолец" Дмитрия Холодова, сообщает РИА "Новости". Слушания начались с допроса одного из обвиняемых в убийстве - командира специального отряда ВДВ майора Владимира Морозова, который заявил суду, что "все, что он знает об этом убийстве, известно ему только из материалов уголовного дела". Владимир Морозов заявил, что на него оказывалось психологическое воздействие со стороны сотрудников прокуратуры. По его словам, сначала это выражалось в "визитах оперативных работников в тюрьму, которые очерняли представителей 45 десантного полка". "Потом мне было предложено дать определенные показания, информацию против командования, и оговорить тем самым самого себя. Они говорили так: "Вот, любой приказ является для вас обязательным. Скажите, что вы делали чемодан или передали одному из этих лиц жетон от камеры хранения", - заявил на суде Владимир Морозов. Он предположил, что Холодов был убит миной замедленного действия на основе пикриновой кислоты, которую можно изготовить в примитивной химической лаборатории. Он подчеркнул, что в российской армии нет вооружений на основе пикриновой кислоты и 45 полк не имеет никакого отношения к убийству журналиста. По его словам, убийца находился в двух-трех минутах ходьбы от кабинета журналиста. Морозов также полагает, что преступнику около сорока 40 лет, "так как его знания во взрывном деле хоть и фундаментальные, но несколько устаревшие". Морозов подчеркнул, что "никогда не изготавливал взрывные устройства подобного типа, хотя технологию изготовления знает". Он заявил также, что является "жертвой оговора", но затруднился сказать, кому это выгодно. Кроме того, Морозов отметил, что следствие по его делу проводил гражданский следователь из Генпрокуратуры, который не владел спецификой вопроса и просто подгонял дело под необходимые рамки. Между тем, Владимир Морозов подтвердил, что в его роте были изготовлены макеты самодельных взрывных устройств в чемоданах, однако в них закладывалась имитация взрывчатки, поэтому они не могли взорваться. Затем суд приступил к допросу второго обвиняемого, заместителя Морозова майора Константина Мирзаянца. Суд отклонил его ходатайство о признании незаконным ограничения следователем сроков ознакомления с материалами уголовного дела. По словам Мирзаянца, 17 октября 1994 года с утра он находился в части, а затем поехал в Калининград, где на следующий день должен был обеспечивать охрану прибывающего туда министра обороны Павла Грачева. Мирзаянц заявил, что в тот день не встречался с Дмитрием Холодовым и не передавал ему жетона от камеры хранения. Допрос Мирзаянца продолжится в четверг на открытом заседании. Кроме того, суд намерен также задать ряд вопросов Владимиру Морозову на одном из закрытых заседаний суда. В минувшую пятницу суд завершил оглашение обвинительного заключения. Чтение документа, состоящего из трех томов, проходило в течение десяти дней, с 14 ноября, в закрытом режиме (без участия представителей СМИ), поскольку на обвинительном заключении стоит гриф "Совершенно секретно". В пятницу суд определил порядок изучения доказательств. Дмитрий Холодов погиб 17 октября 1994 года в здании редакции газеты "Московский комсомолец" в результате взрыва начиненного взрывчаткой кейса. Генпрокуратура обвиняет в его убийстве шесть человек. В числе обвиняемых бывший начальник разведки ВДВ полковник Павел Поповских, майор ВДВ Владимир Морозов, двое его заместителей - майор Александр Сорока и майор Константин Мирзоян, заместитель руководителя охранного предприятия "Росс" Александр Капунцов и предприниматель Константин Барковский. Все они отрицают свою причастность к совершенному преступлению. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации